Поиск на сайте

 

 

Публичная лекция. Читает кандидат химических наук Александр ЛЕОНТЬЕВ

 

Участие детей в программах раннего развития положительно сказывается на их дальнейшей судьбе и десятилетия спустя

 
Выгодные инвестиции
 
По мнению психологов, ранние годы являются определяющими в жизни человека. Связано это с тем, что развитие мозга и основных сенсорных систем у малышей происходит, главным образом, в возрасте от 0 до 3 лет. Так, согласно исследованиям, общее развитие мозга детей достигает примерно 40% к концу первого, 80% - третьего и 95% - седьмого года жизни.
Другими словами, на момент поступления в первый класс школы личность ребенка, особенности его познавательных, социальных, эмоциональных и языковых способностей во многом уже сформированы и самое благоприятное для развития время упущено.
Именно эта идея («после трех уже поздно») лежит, по сути, в основе большинства методик раннего воспитания детей (Монтессори, Никитины, Вальдорфская и др.).
Меж тем в мире сегодня растет понимание, что государственные инвестиции в развитие и обучение самых юных своих граждан являются эффективным методом социальной инженерии и, возможно, одним из наиболее действенных способов повлиять на благополучие не только самих детей, но и общества в целом.
Дело в том, что опыт, приобретенный ребенком на раннем этапе, определяет всю траекторию его дальнейшего развития, и проблемы во взрослой жизни (криминальные наклонности, антисоциальное поведение, психические отклонения и т.д.) часто лишь следствие «проблемного» детства.
В этом смысле, по мнению психологов, чем пытаться исправить таких людей при помощи тюрем и полицейских на улицах, государству имеет смысл потратиться в первую очередь на качественное дошкольное образование.
На деле, однако, правительства большинства стран по сей день уделяют минимум внимания и средств подобным учреждениям, направляя львиную долю «образовательных» денег на школы и университеты.
 
Не упустить момент
 
Специалистам давно известно, что недостаток умственного стимулирования у малышей из бедных семей ведет к задержкам в развитии их когнитивных (познавательных), эмоциональных и социальных навыков.
Попадая в школу, такой ребенок обычно уступает в подготовке сверстникам из более обеспеченных семей, и со временем этот разрыв, как правило, лишь увеличивается.
Без качественного образования у выросших в неблагополучных условиях детей мало шансов добиться успеха в жизни, в итоге бедность и социальное аутсайдерство (отставание) воспроизводятся уже в их собственных семьях.
В попытке разорвать этот порочный круг в 60-70-х годах ХХ века психологи в США и ряде стран Западной Европы занялись исследованиями в области так называемого раннего вмешательства в развитие ребенка.
В первую очередь ученых интересовали степень влияния и долгосрочный эффект, что оказывают те или иные дошкольные образовательные программы на детей 0-7 лет из групп риска (неполные семьи, низкий уровень образования/доходов родителей и т.д.).
Кроме того, соображения практического порядка, какие именно виды обучающей активности являются наиболее эффективными или в каком возрасте дети восприимчивее всего к социально-педагогической корректировке, также были предметом изучения.
Ответы на эти и другие вопросы ученым, однако, приходится ждать десятилетиями, ведь лишь после того, как «подопытные» дошколята вырастут, можно судить об успехе или провале той или иной программы раннего вмешательства.
В этом смысле одним из самых известных и научно-достоверных социальных экспериментов такого рода является Каролина Эбисидериэн Проджект (Carolina Abecedarian Project, проект ABC), проведенный в 1972-1977 годах Центром развития ребенка Фрэнка Портера Грэхема (Университет Северной Каролины в Чапел Хилл, США).
Тогда, свыше сорока лет назад, с согласия родителей для участия в проекте из социально неблагополучных семей было отобрано в общей сложности сто одиннадцать детей в возрасте от 4 недель до одного года. Примерно с половиной из них по 8 часов ежедневно, пять дней в неделю, 11 месяцев в году, на протяжении трех лет занимались по особой программе психологи Центра Фрэнка Грэхема, на каждого из которых приходилось от 3 до 6 (в зависимости от возраста) детей.
С другой стороны, родители той полусотни малышей, что попали в контрольную группу (с кем не занимались специалисты), получали от университета помощь с детским питанием, памперсами, медицинским обслуживанием и т.д. Таким образом, ученые хотели быть уверенными, что возможные различия в уходе за детьми не скажутся на ходе эксперимента.
В дальнейшем, по завершении первой активной 3-летней фазы проекта, психологи регулярно встречались со своими подопечными (по достижении ими 6, 8, 12, 15, 21 и 30 лет) и, «прогоняя» тех через серию тестов и опросников, получали необходимую информацию о результатах этого долгоиграющего исследования.
 
Есть контакт!
 
Сегодня уже можно утверждать, что запущенный Университетом Северной Каролины свыше 40 лет назад проект АВС оказался весьма и весьма успешным.
Так, например, на момент своего 21-летия среди детей, участвовавших в предложенной университетом интенсивной программе раннего развития, было вдвое больше квалифицированных рабочих (47 vs. 27%), нежели среди ребят из контрольной группы.
Первые также почти втрое чаще были склонны продолжить образование в колледже (36 vs. 14%) и вдвое (42 vs. 20%) закончить полный курс средней школы.
В свою очередь, к 30 годам 74% «интенсивников» имели постоянную работу, а 96% в предыдущие 7 лет не обращались за государственным пособием или помощью (против 53 и 20% у «контрольных»). Подростковая беременность, злоупотребление алкоголем/табаком, антисоциальное и/или криминальное поведение – все это также наблюдалось существенно чаще среди взрослых, чей юный возраст (0-3 года) остался без должного внимания психологов и родителей.
Более того, как обнаружили ученые, анализируя состояние здоровья нынешних, уже 30-40-летних участников эксперимента, те из них, кому довелось пройти интенсивный образовательный курс, в целом находятся в куда более лучшей физической форме (кровяное давление, вес, уровень холестерина и т. д.), нежели их alter ego («другие я»).
 
Мечты и реальность
 
Несмотря на очевидный психотерапевтический успех проекта, возможность его реализации в масштабах всей страны или хотя бы отдельного штата - совсем другая история.
Проведенный анализ показал, что средняя стоимость подобной интенсивной программы составляет примерно $14000 в год на ребенка (в ценах 2002 года).
При этом государство может рассчитывать, что на каждый потраченный таким образом доллар оно получит 2,5 доллара прибыли как за счет увеличения экономической активности и благосостояния участников программы (дополнительные налоги, потребление и т.д.), так и вследствие снижения нагрузки на службы правопорядка, здравоохранения и социальной защиты.
Вместе с тем, по оценке авторов доклада, из 19 миллионов детей в возрасте до 5 лет, проживавших в  2002 году в США, примерно 3,8 млн., или каждый пятый, росли в бедных семьях и могли бы, таким образом, быть квалифицированы для участия в данной программе. В этом случае суммарные расходы составили бы приблизительно 53 млрд. долларов в год, что примерно вдвое больше, чем тратят на дошкольное образование федеральные и местные власти вместе взятые.
Хотя данная цифра и кажется запредельной, по мнению ученых, государство должно всерьез рассмотреть возможность подобных инвестиций, являющихся выгодными как с точки зрения возврата вложенных средств, так и с позиций построения более справедливого, лучше устроенного общества.


Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий