Поиск на сайте

 

 

В Ессентуках бывший военный осваивает новую специальность - портного

 

Ростовчанин Денис Козлов в прошлом - командир радиостанции в ВДВ, награжденный НАТО за участие в Косовском конфликте. А сегодня он - ученик Центра реабилитации молодых инвалидов Ессентуков. Тяжелая черепно-мозговая травма поставила крест на карьере военного, но не сломила его волю к жизни. На Кавказских Минеральных Водах Денис осваивает новую, теперь уже мирную профессию - он учится шить одежду.

- Денис, по военной специальности ты шифровальщик. С чем было связано решение остаться в армии после срочной службы?
- Я рос в семье военного. Наверное, на мой выбор повлиял пример отца. По собственному желанию я отправился в армию. Служил в Москве и Сибири. Вошел, что называется, во вкус. Не советуясь с родителями, подписал контракт. Попал в миротворческие войска Югославии. Только тогда и отослал ничего не ведавшим родным весточку: «Привет с войны!»
Мне было 20 лет. Я плохо представлял, что это такое - война, зато хотел заработать много денег. Заработал. И все потратил на лечение.
- Кроме денег, ты, наверное, получил немалый жизненный опыт и знания?
- При подготовке я изучал сербский и албанский языки, прыгал с парашютом, служил командиром радиостанции. Но, к сожалению, из-за травмы я мало что помню из тех уроков.
В горах, где мы выслеживали боевиков, расстаться с жизнью было очень легко. Группой из 6-7 человек мы совершали рейды в горы. Страх попасть под пулю был настолько велик, что многие обкуривались анашой и только тогда шли на задание… Мы теряли друзей одного за другим. Топили горе в водке.
- Травму, перевернувшую жизнь, ты получил в бою?
- Нет, на войне я отделался лишь несколькими ранениями средней тяжести. Лежал в госпитале. Демобилизовался. Дослуживал уже в Новороссийске.
Вот парадокс: я вернулся здоровым из эпицентра боевых действий, и когда мне казалось, что наконец я уехал далеко от опасности, получил роковую травму - не от боевиков, а от автолюбителя!
В тот вечер я с двумя подчиненными отправился патрулировать микрорайон. Из-за поворота вылетел лихач на Меrsedece, не успел затормозить, и все трое попали под колеса. Очнулся я уже в госпитале. Мне сделали трепанацию черепа и удалили две гематомы из головного мозга.
- Последствия черепно-мозговой травмы очень тяжелы. Трудно было учиться жить заново?
- Первое время я ничего не мог вспомнить - настолько тяжела была травма. Меня перевезли из новороссийского в краснодарский, затем в ростовский госпиталь. Я заново учился говорить, читать, писать, ходить. Годы ушли на мое относительное выздоровление.
Но я не падал духом и не озлобился - очень хотел стать прежним. Поступил учиться на портного в Центр реабилитации молодых инвалидов в Ессентуках. Хоть и трудно было запоминать материал при частой забывчивости (последствия травмы), но я делал успехи. Избавился от вредных привычек. Конечно, таким, каким был прежде, я уже не стану. Приходится помнить о дырке в черепе. Но я многое смог преодолеть. Мне только 27 лет, и у меня огромные планы на будущее. Получу профессию, начну работать, стану самостоятельным человеком…
- Ты пережил то, что «сломало» многих людей, но выглядишь очень жизнерадостным человеком...
- Вам кажется это странным? Люди часто склонны считать себя несчастными даже при относительном благополучии и здоровье. Причина тому - вечное человеческое недовольство.
Нужно учиться огромной силе воли у тех, кто сумел преодолеть свою беспомощность. Стоит оглянуться и пристально всмотреться в судьбы других людей, как обнаружишь - твое счастье терпеливо ждет, когда ты наконец заметишь, что оно у тебя есть.

Светлана ФАТЬЯНОВА

Голос за!

Голоса: -21

You voted ‘up’



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий