Поиск на сайте

 

 

Из культурной Мекки Юга России Пятигорск превращается в место, где уничтожают собственную историю

 

Пару недель назад, в самом начале курортного сезона, из Пятигорска пришла очередная гнетущая весть об акции, учиненной местными вандалами. У памятника Остапу Бендеру, украшающего вход в Провал, под покровом ночи вырвали стул, на который одной рукой опирался великий комбинатор. Зацепили тросом за ножки, дернули машиной - и привет, мол, дорогие землячки и курортнички!
Уроженец Одессы, сын турецкоподданного Остап Сулейман Берта Мария Ибрагим Бендер бей-оглы, всегда изящный и ловкий в движениях, предстал перед публикой в нелепой, дурацкой позе, будто перекошенный ударом молота. Скоро, правда, стул вернули на место. «Может, украденный нашли, а может, новый изготовили - откуда мне знать!» -  скороговоркой выпалила бабуля-экскурсовод, технично усаживая на вновь обретенный стул очередного клиента для фотосъемки.
Неприятности памятник преследуют с самого его появления: то бронзовые банкноты спилят, то изрисуют аэрозольной краской. К подобным выходкам вандалов в Пятигорске, похоже, привыкают не только местные жители, но и гости, осквернение памятников здесь обретает регулярность.
В сентябре прошлого года в «Цветнике» снесли бронзовую скульптуру «бывшего члена Государственной думы» Ипполита Матвеевича Воробьянинова, установленную ко Дню города. Простоял Киса ровно сутки. Прибывшие полюбоваться новой достопримечательностью горожане и  отдыхающие не без удивления обнаружили, что от отца русской демократии остались лишь сапоги, сморщенный портфель и помятая шляпа.
Символично, что обнаружил низвергнутого Кису сам автор композиции, скульптор Равиль Юсупов, приехавший специально в Пятигорск из Москвы на открытие памятника вместе с целой делегацией  объединения «Вель», которое занимается производством эксклюзивных художественных изделий из литой бронзы. 
Персонажа знаменитого романа Ильфа и Петрова нашли в нескольких метрах от места установки - утащить дальше 20-пудовую статую вандалам оказалось слабо. Кису вернули на место, отреставрировали, полость наполнили бетоном, усилили арматурой, установили поблизости видеокамеры.
«Горы Кавказские для меня священны», - этим словам Лермонтов оставался верен всю свою недолгую жизнь. И обидно, когда некоторые наши земляки-современники думают иначе. Если вообще о чем-то думают, например, выворачивая с мясом прошлой весной декоративную решетку у грота Лермонтова, описание которого впервые встречается в романе «Герой нашего времени».
Именно здесь произошла встреча Печорина с Верой. Сохранилась и картина Лермонтова «Вид Пятигорска», относящаяся примерно к 1837 году. Запечатлев пестреющий внизу «чистенький новенький городок» и «амфитеатром громоздящиеся» вдали горы, Лермонтов отчетливо изобразил отрог Машука, в котором устроен грот. В 1851-м архитекторы братья Бернардацци придали пещере естественной декоративный вид, превратив ее в излюбленное место уединенного отдыха.
Да мало ли в Пятигорске мест, в которые влюблялись до беспамятства и которые вдохновляли наших великих предков на творчество! Только вот базаром об истории-культуре-духовности вандалов, чуваков клевых и конкретных, с ходу не пронять, окоченевшие и прямолинейные их извилины заставить шевелиться, увы, непросто. Впрочем, плевать на собственную культуру можно и вполне законным способом, не обязательно под покровом ночи матерщиной расписывать скалы, удобрять окурками и алкогольной тарой святые места.
Посетите Провал, Лермонтовскую галерею, место дуэли поэта... Впечатление удручающее. У Провала орудуют торговцы бюстгальтерами и колготками, повсюду развешены умопомрачительные «а-ля горец» костюмы для «фото на память». Для курорта с мировым именем картина очень уж неприглядная. А ведь уникальных мест, связанных с историческими именами, и в Пятигорске, и на Кавказских Минеральных Водах остается все меньше.
Уничтожен в Кисловодске дом первого историка Кавказа Реброва, в котором останавливались Пушкин и Лермонтов. В Иноземцево в частных руках оказался Дом Рошке, где Лермонтов провел последние часы своей жизни перед дуэлью. В плачевном состоянии пребывает пятигорский некрополь - место упокоения первых архитекторов города братьев Бернардацци, троюродной племянницы Лермонтова Евгении Шан-Гирей. Здесь же первоначально был похоронен и сам поэт. Забор вокруг сквера Лермонтова, выполненный из редкого машукского камня, изрисован граффити, клумбы вытоптаны, по ночам тут даже костры разводят. Список этот долог и печален.
В администрации Пятигорска атаку на грот Лермонтова прокомментировали хотя и казенно, но по сути своей верно: «Воспитание в гражданах бережного отношения к городу, его красотам приобрело особую важность в связи со случаями вандализма». В городском отделе культуры заверили, что массовая волна вандализма Пятигорск накрыла совсем недавно - пару-тройку лет назад. Связано это, как там считают, с неконтролируемой миграцией и деятельностью неформальных молодежных движений.
Говорить, что администрация равнодушно взирает на выходки вандалов, пожалуй, будет неверно. Только что в детской художественной школе прошла выставка плакатов: «Мы против вандализма», после чего экспозиция объехала все школы города. Полным ходом идет фестиваль уличных театров, призванный  пробудить историческую память. Только вот позитивных результатов пока не видно. Неудивительно, что на подмогу хулиганью все чаще выходят идеологически заряженные отморозки.
Сразу после осквернения грота Лермонтова неизвестные залили гудроном, изрисовали свастикой и антисемитскими лозунгами десятиметровое изображение Ленина, расположенное на склоне Машука. Рядом с надписью, сообщавшей, что портрет написан в 1925 году в честь первого краевого съезда женщин-горянок и терских казачек, вандалы оставили подпись: «Портрет уничтожен фашистами в 2009 году».
Вызов брошен. Подонки уничтожали саму историю отечества, пытаясь лишить нас осмысления ее сути - героической, трудной, трагической, но - не постыдной. Известен пример, когда в годы становления советской власти в Курской губернии разграбили могилу героя Отечественной войны 1812 года, наместника царя на Кавказе фельдмаршала Михаила Воронцова. В его сапогах, стащенных из гроба, щеголял местный комиссар-безбожник. Правда, что-то очень напоминает?!
Нынче прочно вошли в моду разговоры о возрождении нации, величии духа, патриотизме. Но разве возможно существование народа, который впадает в историческое беспамятство, без уважения (какая уж там любовь!) относится к тем, кто жил и творил до него, оставил яркий или незаметный, но добрый след на этой земле?
А если невозможно, кто ж тогда нас, отравленных цинизмов и нищих духом, уважать и любить будет?
Еще полвека назад пятигорский скульптор Ирина Федоровна Шаховская (1917-2001 гг.), изваявшая львов, украшающих Провал, и подарившая городу Китайскую беседку в парке «Цветник»,  изготовила маленькие фигурки княжны Мери, Печорина, Грушницкого, Максима Максимыча. Мечтала, чтобы персонажи «Героя нашего времени», но уже в полный рост, украсили старые кварталы Пятигорска.
«Какая прекрасная идея, да все руки не доходят!» - заметила как-то наша знакомая, директор одного из пятигорских музеев. А может, и хорошо, что не доходят? Кто поручится, что скульптуры литературных героев, с которыми живой тканью связана история и культура города, не станут объектом надругательства и кощунства? И впрямь, лучше повременить.

 

Олег ПАРФЕНОВ,
Антон ЧАБЛИН



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий