Поиск на сайте

 

 

Терроризм и бандитизм стали  для Ставрополья «привычными» уголовными статьями 
 

 
«Открытая» продолжает знакомить читателей с самыми громкими уголовными процессами Ставрополья, которые проходят в стенах краевого суда. На минувшей неделе был вынесен приговор одному из самых кровавых террористов в истории региона, также в производстве находится дело о массовом убийстве в Ставрополе.

  

Привыкли руки к фугасам
Взрыв около ДК Ставрополя прогремел вечером 26 мая, когда на площади собрались зрители концерта чеченского танцевального ансамбля «Вайнах». Бомба мощностью 400 граммов тротила была переделана из армейского боеприпаса (кстати, именно это  позволило выйти на след бандитов).
Мину террористы установили за каменной оградой, чтобы разлетевшиеся осколки гранита стали поражающими элементами. Позже это породило слухи о том, будто бандиты применили некий новый тип бомбы, начиненной каменной крошкой. В результате взрыва погибли восемь человек, почти 60 (в том числе 14 стоявших в оцеплении милиционеров) были ранены.
Одним из свидетелей по делу проходил 21-летний уроженец Дербента Черкес Рустамов, который раньше учился в Ставропольском медколледже. При обысках у него дома нашли исламистские агитки, и парень ударился в бега. Его объявили в розыск, а вскоре он сам явился с повинной, видимо, надеясь на снисхождение. 
На допросах мигом сдал своих подельников – Абибуллу Абдуллаева (он изготовил бомбу) и Фарида Мисриева (на пару с Рустамовым установил мину около ДК). Правда, до суда пособники террориста не дожили: Мисриев был убит в Дербенте в перестрелке с милиционерами еще в июне 2010 года, а Абдуллаева застрелили в Ставрополе в сентябре 2011 года во время попытки ограбления одного из супермаркетов.
 

Пошел в «отказ»
Поначалу сотрудничавший со следствием Рустамов вдруг пошел в «отказ», заявив, что полностью невиновен, а своих приятелей оговорил под давлением. На протяжении семи месяцев, пока шло судебное следствие, он категорически отказывался появляться перед телекамерами, и даже приговор выслушал, стоя спиной к зрителям. 
Тройка судей (по закону, дела о терроризме рассматриваются именно таким составом) приговорила Рустамова к высшей мере наказания – пожизненному заключению в колонии особого режима. Его признали виновным по четырем тяжким статьям Уголовного кодекса: ч. 3 ст. 205 («Террористический акт, совершенный группой лиц по предварительному сговору»), ч. 2 ст. 222 («Незаконный оборот взрывных устройств, совершенный группой лиц по предварительному сговору»), ст. 317 («Посягательство на жизнь сотрудников правоохранительных органов»), ч. 1 ст. 282 УК РФ («Возбуждение ненависти либо вражды»). 
Появление последнего пункта в обвинительном заключении объясняется тем, что теракт, по задумке дербентских бандитов, должен был спровоцировать в Ставрополе массовые беспорядки. Адвокаты осужденного заявили, что полностью не согласны с приговором и намерены его обжаловать в апелляционной инстанции. 

 

Хладнокровный убийца
Другое громкое уголовное дело еще очень далеко от завершения. На скамье подсудимых – 37-летний Роман Губарев, предприниматель из Ставрополя, владелец автомастерской «Рим-моторс». Правда, следствие убеждено, что за внешним «благообразием» скрывается натура матерого убийцы. 
Обвиняют Губарева в убийстве восьми человек – семьи и прислуги преступного авторитета Владимира Слизаева (Хана), которое год назад всколыхнуло всю страну. Семерых человек расстреляли в особняке Хана, а молодую дочь авторитета Яну зарезали.
Двоих внуков Слизаева – восьмилетнего Вову и двухнедельную Соню - оставлять в живых налетчики, видимо, тоже не собирались: убив взрослых, они сбили на кухне газовые вентили. Однако детишек от гибели спас садовник, который пришел вечером в дом и, обнаружив трупы, вызвал милицию и спасателей. 

 

По версии следствия
Картина преступления выглядела следующим образом. Губарев работал у Слизаева личным водителем и давно вынашивал план его убийства: Хан был человеком далеко не бедным, хранил в сейфе гору драгоценностей. Водитель вместе с подельником (фамилию которого следствие почему-то не называет) легко проник в дом, где его хорошо знали, и хладнокровно расстрелял доверявших ему людей.
Затем вскрыл сейф, свалив в мешок две сотни ювелирных изделий. В тот же день он привез их на хранение некоему знакомому, который позже и «слил» Губарева полиции. Сомнений в виновности водителя у следователей не осталось после того, как тот указал место в лесу в 20 километрах от Ставрополя, где выбросил пистолеты с глушителями. 
На всех этапах следствия уголовное дело сопровождалось громкими скандалами: семья Губарева выходила на митинги и писала открытые письма руководству страны. Родные арестованного уверяли, что следствие проводилось в полностью «закрытом» режиме: к обвиняемому не подпускали ни адвоката, ни родственников, запрещали знакомиться с материалами дела.
Более того, несколько месяцев семья даже не знала, где находится Роман Губарев. Это и породило у жителей Ставрополя закономерное неверие в то, что он действительно убийца. Сам Губарев захотел, чтобы его дело рассматривал суд присяжных: адвокаты считают, что их будет проще убедить в абсолютной невиновности подзащитного. 
 

 

Сергей ЕВСЕЕВ



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий