Поиск на сайте

 

 

Ветеран войны и труда, обитающий в ветхом дачном домике, много лет безуспешно добивается улучшения жилищных условий

 

Здравствуйте! Пишет вам участник Великой Отечественной войны, ветеран труда, инвалид II-й группы. Три недели назад, после нескольких лет мытарств по ведомственным кабинетам, наша семья наконец была включена в книгу учета граждан, нуждающихся в жилье. 
Поскольку я не встал на очередь до 1 марта 2005 года, рассчитывать на получение квартиры в канун 65-летия Победы я не могу. Таким, как я, государство обещает жилье в 2011-2012 годах. А мне уже девяносто, и живу я в дачном домике, к которому не может подъехать даже «cкорая». Правда, у меня появился номер в списке очередников.
В Ставрополе я живу с 1938 года. До войны работал киномехаником в Доме офицеров. Жил на частных квартирах, без родителей. Когда началась война, поступил во Всесоюзную военную школу инструкторов-стажеров. Затем была школа снайперов и зенитно-артиллерийский полк в составе 1-го Смоленского авиакорпуса. Я прошел всю войну. Не раз был ранен. Демобилизовался в 1947 году. 
В Ставрополе началась моя новая, мирная жизнь: я женился, закончил институт, устроился на работу - сначала бухгалтером в «Сортсемовощ», потом инспектором в Сбербанке и, наконец, начальником планово-экономического отдела в городском ремонтно-строительном тресте № 4. Мой общий трудовой стаж - 51 год.
В 2003-м скончалась моя супруга, и я остался с двумя дочерьми. По их настоянию мы продали квартиру. Я надеялся, что дети не оставят меня одного, но наши отношения не сложились. Я оказался им не нужен. Пришлось поселиться на дачном участке садоводческого товарищества «Ремонтник», который я получил перед выходом на пенсию. 
Здоровье мое ухудшалось: я перенес два инсульта, с трудом передвигаюсь и нуждаюсь в ежедневном уходе. И жизнь подарила мне бесценный подарок - я встретил женщину, которая согласилась стать моей супругой. Она доктор наук, профессор престижного вуза с тридцатилетним педагогическим стажем.
Мы поселились в дачном домике. Своими силами провели коммуникации, но все равно нам приходится нелегко - крыша протекает, стены тонкие - в полкирпича, в помещении холодно. Зимой проехать к дому невозможно - нет дороги. Если снег расчищать трактором, замерзает водопровод. Даже «cкорая» к нам добраться не может. Хорошо, что супруга меня спасает, проводит процедуры по назначению врача. Вот так мы потихоньку живем и друг друга поддерживаем.
Мой законный брак родственники не одобряют, но я свою супругу берегу, она мне очень дорога, кроме нее я никому не нужен.
По документам наша дача не является жилым помещением, поэтому прописаться в ней мы не можем. Так на девятом десятке  я оказался в буквальном смысле бомжем в родном городе. 
Несколько лет добиваюсь, чтобы меня признали нуждающимся в жилье, однако не только не нахожу понимания и поддержки у чиновников, но сталкиваюсь с настоящим издевательством с их стороны. 
По их требованию собирал все новые и новые справки: записывался на приемы, выстаивал очереди, платил за документы, а когда, казалось, пакет был собран, оказывалось, что ранние справки уже просрочены и их надо получать заново. Меня в прямом смысле гоняли по кругу.
Лишь после вмешательства депутатов и губернатора В. Гаевского жилищное управление администрации Ставрополя приняло документы для постановки меня на учет граждан, нуждающихся в жилых помещениях.
Но представители муниципальной власти не желают заниматься моим делом, мотивируя свою позицию тем, что я должен был встать на очередь до 1 марта 2005 года.
Десять лет назад мне за мужество и самоотверженность, проявленные при защите Отечества и в ознаменование 55-й годовщины Победы, было присвоено очередное воинское офицерское звание. Я был отмечен как защитник нашей Родины - это моя особая гордость. 
Почему же я, участник войны, ветеран, награжденный медалями, не заслуживаю, чтобы со мной считались чиновники, которые годятся мне в сыновья и внуки?

 

Василий ЛЯШЕНКО
Ставрополь



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий