Поиск на сайте

 

Александр Скорняков – самый «независимый» краевой министр. В отрасли ЖКХ от него ничего не зависит. Но хочет, чтобы все зависели от него. В ГУПы рассаживает людей, освоивших принцип бандитского капитализма 90-х: «отжать, взыскать, наказать».
Больше всего в этом преуспел Алексей Письменый, занявший недавно кресло директора ГУП «Ставрополькоммунэлектро».

 

Проверить с пристрастием
Первая рабочая неделя Владимира Владимирова началась с поездки в проблемный Нефтекумский район. Ну и еще одно примечательное событие нельзя не отметить: на имя врио губернатора поступило представление от прокурора края Юрия Турыгина. Случай в новейшей истории Ставрополья беспрецедентный: прокурор с завидным упрямством просит устранить многочисленные правонарушения в сфере краевого ЖКХ.
Неизвестно, в который по счету раз надзорный орган называет причиной бедственного положения в отрасли и провала ряда федеральных программ «ненадлежащее исполнение министерством ЖКХ своих функций и обязанностей», – и все как в пустоту.
Припомним срыв программы по переселению граждан из аварийного и ветхого жилья, из-за чего Ставрополью было отказано в финансировании Фондом реформирования ЖКХ. Или возьмем, к примеру, реализацию другой федеральной программы – по установке приборов общедомового учета.
Ее исполнение было затянуто министерством на год, хотя денежки на эти цели «капали». Не выполнен программный документ и на сегодня, при том что преследует благие цели: бремя расходов на оплату услуг ЖКХ для рядовых потребителей должно снизиться.
Совсем смешно и позорно вышло с «Крайводоканалом». Сначала Александр Иванович заявлял о снижении тарифа на воду в крае из-за успешных показателей работы ГУПа по итогам 2011-2012 годов. Потом стал говорить о прямо противоположных вещах: якобы тариф повысился из-за неэффективной работы «Водоканала», так что теперь предприятию, прежде финансово самостоятельному и функционирующему с прибылью, нужна помощь из казны.
Будто бы само министерство ЖКХ не причастно к формированию тарифа на воду для населения края, будто не само утверждает нормативы ее потребления, которые потом ложатся в тариф. Ясно одно – «отобрать» заработанные ГУПом деньги было бы нереально.
А вот поучаствовать в «судьбе» финансов, которые выделят на нужды предприятия из краевого бюджета, чьим основным распорядителем назначат министерство, – вариант, что называется, проверенный. Схема? Обычная, через аффилированных лиц.

 

Лоббируют «своих» и «наших»
Скорее всего, именно с этим был связан стойкий интерес Скорнякова продвинуть на должность руководителя «Крайводоканала» своего человека. Сначала министр лоббировал кандидатуру Абутдина Балабекова (в отношении него сейчас возбуждено уголовное дело: он подозревается в хищении бюджетных средств и отстранен от должности). Причем креатура Абутдина Меджидовича на роль главы «Крайводоканала» всплывала благодаря Скорнякову не один раз.
Вслед за Балабековым временно исполняющим обязанности директора предприятия по инициативе Скорнякова стал Вадим Мишиев. Затем, в период временного исполнения обязанностей Мишиевым, на обсуждение в правительство Скорняков внес уже третью кандидатуру – Владимира Каспаряна, который возглавлял в Ростове фирму по переработке рыбы.
Тут нервы сдали уже и у краевых депутатов: вопрос Александру Ивановичу в связи с этим был задан прямо в думе, образно говоря, риторический: «Доколе?»
Между тем желание осуществлять контроль над «Крайводоканалом» не оставляет чиновника и ныне, когда руководитель уже назначен официально. Им стала Наталья Ефимченко из московского «Росводоканала», которая «выиграла» эту должность по конкурсу.
При этом интересно, что на работу в краевой водоканал зачем-то продолжает ходить Абутдин Балабеков, хотя и отстранен от исполнения своих обязанностей из-за уголовного дела. Может, ему поручено «приглядывать» за новым гендиректором и докладывать о его действиях?
За период деятельности Балабекова (с начала мая по конец сентября этого года) предприятие, только было начавшее работать с прибылью, вернулось к показателям 2009-2010 годов. Если в прошлом году «Крайводоканал» показал чистую прибыль в размере 35 млн. рублей, то за период всего четырехмесячной деятельности Балабекова в качестве руководителя эти экономические показатели обнулились.
Скапливается долг по зарплате перед сотрудниками ГУПа, долг за электроэнергию на данный момент составляет 90 млн. рублей. По итогам трех кварталов текущего года предприятие ушло «в минус», его убыток составляет 150 миллионов. А недавно Скорняков заявил о возможном убытке ГУПа на конец года в размере 200 млн. рублей.

 

Тянутся щупальца к бюджету
По его словам, без помощи из краевого бюджета не обойтись. То есть выходит, что за неразумную политику управленца и его бездарных ставленников должны по итогам платить мы, налогоплательщики?
Между тем ярое желание Скорнякова иметь своего человека в «Крайводоканале» вряд ли связано с тем, чтобы навести порядок в ГУПе. Например, урегулировать тарифы, привести в «годность» огромное водопроводно-канализационное хозяйство, начать разработку собственных месторождений источников пресных вод в нашем дефицитном регионе... никаких признаков того, чтобы эти проблемы всерьез заботили Александра Ивановича…
Зато на примере другой крупнейшей организации – ГУП «Крайтеплоэнерго» – мы можем предположить, чем же на самом деле были заняты мысли чиновника. Около двух месяцев назад правоохранителями в отношении руководства второго по величине после краевого водоканала ГУП «Крайтеплоэнерго» было возбуждено уголовное дело.
Неустановленные лица из числа руководства предприятия подозреваются в миллионных бюджетных хищениях. Руководителем ГУПа является Александр Смагин, который занял эту должность опять-таки при непосредственном участии Скорнякова. Конечно, как полагается по закону в таких случаях, был конкурс. Но все мы прекрасно понимаем, что иногда (точнее сказать, чаще всего) конкурс на замещаемую должность – формальность: победитель предопределен и «подготовлен» заранее.

 

В проектах «социалки» не заинтересован
К участию в конкурсе, помимо Смагина, с которым у Скорнякова товарищеские отношения, был заявлен еще один претендент – Андрей Скоморохов, который подготовил и презентовал интересную и очень нужную Ставрополью программу строительства когенерационных установок для тепло– и электроснабжения котельных «Крайтеплоэнерго» в Нефтекумске и Буденновске.
Когенерация – процесс одновременного производства тепловой и электрической энергии одной установкой. Такой процесс позволяет достичь самого высокого показателя полезного использования топлива – до 90%. Это снижает себестоимость полученной энергии, а значит, с дальнейшим распространением когенерации в ставропольских котельных можно было бы говорить о реальном снижении тарифного бремени для населения.
Однако в реализации проекта, не очень дорогого, полностью окупающего себя через короткое время, да еще и социально значимого, Александр Иванович оказался не заинтересован. Так и сказал: «Не верю!» Впрочем, Скорняков, похоже, не заинтересован в любых новшествах, за которыми не тянутся большие деньги.
Между тем ситуация в краевой теплоэнергетической отрасли далека от идеальной. Порядка 300 котельных, действующих на территории края, не ремонтировались и не реконструировались с момента своего строительства, то есть с 1950-х годов прошлого века. На Ставрополье тариф на тепловую энергию остается одним из самых высоких в России – 2000 рублей за Г/кал в час.
Вырабатываемые объемы тепловой энергии в крае не меняются с 2001 года, с момента образования ГУП «Крайтеплоэнерго». Это значит, что предприятие не развивается. Откуда брать деньги на содержание его активов? Из тарифа… то есть с населения края.
«Безумия» в теплоэнергетическом комплексе края можно перечислять сколь угодно долго. К ним можно отнести то, что большинство объектов жилого фонда «запитаны» на одни и те же котельные с объектами социальной, жилищно-коммунальной, медицинской сферы. Обычные граждане платят, что называется, «и за себя, и за того парня».
Многие отказываются от централизованного отопления, устанавливая индивидуальные котельные, а это работает со знаком минус для экономики «Крайтеплоэнерго». Специалисты подтверждают: и зимой, и летом (особенно это касается районов края) котельные топятся на полную мощь.
Дикость? Еще бы! Но заявленные к потреблению объемы газа, которые «ложатся» в расчет при формировании тарифа к оплате за тепловую энергию, необходимо «сжечь». В противном случае получится нестыковка, тариф нужно будет пересчитывать. Кому это нужно? Явно не чиновникам из министерства ЖКХ и Региональной тарифной комиссии.

 

Без лишнего шума
Произошел недавно «слив» еще одного государственного унитарного предприятия в частные руки. Речь о «Ставрополькоммунэлектро». Эту организацию с подачи Александра Скорнякова (не без соответствующей команды Валерия Зеренкова) уже пытались разделить на две компании – сетевую и сбытовую.
Полгода назад эту схему ставропольским чиновникам провернуть не удалось, ведь на тот момент было ясно, что сети будут переданы в частные руки.
Не получилось полгода тому назад – вышло накануне, когда конкурс на замещение вакантной должности руководителя предприятия выиграл Алексей Письменый, который до этого долгое время возглавлял одно из подразделений «Ставропольэнергосбыта» – горэлектросеть Ставрополя.
Напомним, что на сегодня горсети разделены на три структурных подразделения: собственно сети, транспортировку и сбыт. Всё замкнуто (что абсолютно противоречит законодательству РФ) на одном владельце – Магомеде Каитове, ныне уже бывшем руководителе «МРСК Северного Кавказа». Сейчас он находится в бегах, в отношении него инициирован ряд уголовных дел.
Безусловно, Письменый не может не быть «ангажирован» представителями своего предыдущего хозяина, реально владеющего «Горэлектросетями». Принадлежащая Каитову организация «Ставропольэнергоинвест» (в ее составе всего 16 человек, трое из них – руководящего состава) сейчас заключает договор аренды принадлежащих ей электрических сетей Ставрополя с «Коммунэлектро». Таким образом, ГУП оказался почти что в частных руках.
Чем все это для нас обернется? Хозяин – барин. А хозяин захотел – свет включил, захотел – выключил. Достаточно вспомнить события в Ессентуках всего полуторагодовалой давности, когда «Горэлектросети» стали отключать потребителей за неуплату электроэнергии по показаниям приборов общедомового учета. То есть организации было плевать, заплатил человек за электроэнергию или нет.
Если по показаниям приборов общедомового учета дом имел задолженность перед горсетями, он без разговоров отключался. Население приходило в ярость от такого произвола.
Чтобы «разрулить» взрывную ситуацию, потребовалось вмешательство местных властей, краевого правительства и правоохранительных органов. Эпопея закончилась представлением от прокуратуры края, которое было вынесено в отношении ессентукских горсетей. Неправомерность действий организации оспаривалась в суде.
Непосредственным исполнителем этой схемы со стороны горсетей Ессентуков стал наш хороший «знакомец» Алексей Письменый. На тот момент он возглавлял структуру в этой организации, принадлежащую Каитову, которая отвечает за коммерческий учет и взимание платежей с потребителей.
Стоит ли ожидать от человека, работающего по хищническому принципу бандитского капитализма 1990-х «отжать, взыскать, наказать», что он будет действовать цивилизованными методами? Конечно, нет! Но дождемся, скорее всего, веерных отключений электроэнергии в Ставрополе и очередного социального взрыва.
Под занавес: самое главное – собственник сетей вправе формировать инвестпрограмму по развитию, строительству, ремонту предприятия с любыми цифрами, которые пожелает. Соответственно, эта сумма ляжет на плечи рядовых потребителей через тариф. Другого варианта нет.
Как рассказывает источник из его окружения, Скорняков любит пошутить: «Воровать нельзя, но если чуть-чуть, то можно». По аналогии сразу вспоминается и «напутствие» своим подчиненным бывшего начальника Буденновского ОВД, ныне отбывающего длительный тюремный срок: «В городке не должно быть никакой мафии, кроме милицейской».
Очевидно, подчиненные министра ЖКХ, что побойчее и посмелее, воспринимают его «шуточку» как руководство к действию. Именно так можно расценить фирменный стиль последователя Алексея Письменого, прославившегося, как сказано выше, беззаконными массовыми отключениями электроэнергии в Ессентуках.
И по сей день не отказавшийся от преступной по сути практики взаимоотношений с рядовыми потребителями. Свидетельство этому – многочисленные истории мошенничества и обмана в сфере ЖКХ, публикуемые в «Открытой» как письма читателей и как журналистские расследования бардака и обмана, в которых неизменно фигурирует Алексей Письменый.
И тот факт, что министр Скорняков подобных историй в упор не замечает, а, наоборот, демонстративно, вопреки общественному мнению, мостит дорогу этому господину к все более деньгоемким коммунальным структурам, что лишь подтверждает давнюю истину: ворон ворону глаза не выклюет. А они, как представляется, оба – вороны.

 

Наталья БАКЛАНОВА



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий