Поиск на сайте

 

 

 

Что происходит в правоохранительной системе края, если беззаконные действия ее сотрудников не могут обуздать ни прокуратура, ни суд? 
 

 

Елена СУСЛОВА

СПК «Кировский» Ипатовского района -  крепко стоящее на ногах предприятие.  Хозяйство  организовалось на базе бывшего колхоза имени Кирова в 2002 году. Здесь самые большие в районе площади сельхозугодий. Практически все земли колхоз арендует у собственников земельных паев. Большинство их когда-то были колхозниками, а теперь пошли на пенсию и сдают своему предприятию паи в аренду.Нынешним летом в хозяйстве собрали 50 тысяч тонн зерновых и зернобобовых, 2 тысячи тонн подсолнечника.  Часть урожая  довольно выгодно продали коммерческим структурам еще летом. Затем, когда государственные цены на зерно установились достойные, хозяйство стало  участвовать в торгах  по его продаже государству, которому на сегодняшний день продано уже 9 тысяч тонн. В декабре «Кировский» заключил договор  с буденновским элеватором о хранении там 3 тысяч тонн зерна с последующей продажей его государству.



Обыск

Иван Иванович Сподин, председатель сельскохозяйственно-производственного кооператива «Кировский»,  выехал 3 декабря 2008 года в Буденновск на элеватор с тем, чтобы заключить договоры на поставку озимой пшеницы 4-го класса и на его перевозку из Ипатова местными транспортниками. 

Часов в одиннадцать на телефоне Ивана Сподина раздался звонок. Звонивший представился капитаном Радионовым из следственной части при ГУВД Ставропольского края и сообщил, что у него дома будет обыск, попросил его подъехать к дому. 

Сейчас об этом председатель вспоминает довольно спокойно, тогда он тоже был вполне спокоен, просто не мог взять в толк, что именно хотят у него найти:  никаких грешков за ним не водилось, следствие против него лично или против его хозяйства  не велось, что хотят найти милиционеры у него дома - даже не предполагал. 

Когда оперативники явились в дом, он был пуст - в это время жена Сподина  в доме дочери готовилась к поминальной дате своей умершей мамы. 

Однако отсутствие хозяев в доме оперативников ничуть не смутило, они  перелезли через забор, открыли ворота. По чьей-то команде были взломаны решетки на окнах, раскурочен облицовочный кирпич, сломаны фрамуги - и служители закона вломились в дом. 

Потом зачем-то вскрыли все окна и подсобные помещения, разбили гитару... Словом, действовали, как во вражеском стане.

Отдельно располагалась кладовочка, где стоял оружейный сейф и хранились межсезонные вещи. Ключ к кладовке не подобрали, влезли в нее через окно, также взломав решетку и сломав фрамугу. Ломом вскрыли сейф, вытащили оттуда документы, ценности. 

А еще там были деньги - довольно крупная сумма, которую хозяева дома собирали, чтобы отдать половину долга за кредит в  банке.  До 10 декабря Сподин должен был погасить половину кредита, который брал на личные нужды в Сберегательном банке.

Как выяснит позже районная прокуратура, обнаруженные деньги следователи в протокол обыска не внесли. 

Не правда ли, любопытная деталь для характеристики действий борзых товарищей из следственных органов?! 

Когда делали обыск у председателя, в качестве понятых почему-то  пригласили не изумленную налетом соседку, а юных девиц, которых привезли с собой. 

Лишь завершив погром, пригласили соседку, чтобы та присмотрела за раскуроченным домом, в котором были  выломаны окна и замки в дверях. 



Больница

Этот безумный набег оперативников буквально свалил с ног супругов Сподиных - с сердечным и нервным приступами. 

Люди они уже  немолодые, но с таким беспределом столкнулись впервые. Поэтому, когда  на обратном пути из Буденновска, где-то возле Благодарного, Ивану Ивановичу Сподину  позвонили на сотовый соседи и сообщили, что в его доме начался обыск, а там никого из домашних нет, ему  стало плохо с сердцем... 

Он был за рулем и, схватившись за сердце, едва успел остановить машину - остального уже не помнит. Очнулся ночью, завел машину, доехал до Ипатова. Боли в сердце не проходили, утром отправился в больницу, где диагностировали: предынфарктное состояние. 

До конца месяца Иван Иванович пролежал в больнице под капельницей. Жена болеет до сих пор.

В декабре, когда он был еще в больнице, следственные органы дважды вызывали его в Ставрополь на допросы в качестве свидетеля. Но если он лишь свидетель, то почему был организован этот, по сути, бандитский налет на его дом или, сказать мягче, произведена силовая операция  в отношении фигуранта, как если бы он представлял собой опасного вооруженного бандита?  



Донос

Заметим сразу, никаких ордеров на обыск Ивану Сподину не предъявили до нынешнего дня. Все, что ему известно сегодня, спустя почти месяц после обыска, рассказали в прокуратуре Ипатовского района, где рассматривали жалобу его жены на незаконное вторжение в жилище. 

Санкцию суда на производство обыска следователи показали лишь приглашенному на место события представителю  администрации города Ипатова, в центре которого и находится правление СПК «Кировский». 

Из этого постановления судьи Промышленного районного суда Ставрополя С. О. Санеева,  удовлетворившего ходатайство следователя следственной части ГСУ при ГУВД по Ставропольскому краю Д. Шебекина, стало  известно следующее. 

Летом 2008 года следственным отделом при ОВД по Ипатовскому району возбуждено уголовное дело в отношении жителя Ипатова - генерального директора ООО «Рона» В. Калугина. Последний обвинялся в неуплате единого социального налога  и налога на добавленную стоимость в общей сумме на 3.512.767 рублей.

Как стало известно позже, во время проведения дополнительного допроса подследственный Калугин вдруг просветленно сообщил следователям, что якобы передал положенные для уплаты налогов деньги Ивану Сподину, которые тот впоследствии-де  присвоил. 

Одновременно и следователь Шебекин заподозрил председателя СПК «Кировский» в реализации зерновых культур по умышленно заниженной цене при оформлении договоров купли-продажи. И якобы разницу в цене он получал наличными, в обход налогообложения, не внося их в кассу предприятия. 

В общем, стандартный набор обвинений, которые обычно предвосхищают рейдерские захваты предприятий. 

Сопоставив время чудных и одновременных просветлений  одного обвиняемого и одного следователя, расследовавшего дело Калугина,  кое о чем порассуждать уже интересно. В первую очередь вот о чем: следователь Шебекин с самого начала не больно и старался хоть как-то связать концы с концами в этом наборе обвинений председателю СПК. 

Ладно бы, если Иван Сподин имел какие-то дела с предпринимателем Калугиным, с его фирмой, так ведь нет же - Сподин с Калугиным были даже не знакомы, никогда не виделись и не встречались. Но слышал, что Калугин - бывший работник налоговой полиции. 

Как с частным лицом сельхозпредприятие с Калугиным не  работало, никаких сделок с его фирмой «Рона» «Кировский» никогда не имел. Как же Шебекин пытался «завязать» на калугинском преступлении  человека, ни сном ни духом не имевшего отношения к бывшему полицейскому налоговику?! 

Естественно, Сподин направляет в районную прокуратуру жалобу на действия  следователя, а также  заявление в прокуратуру Ставропольского края о возбуждении уголовного дела по незаконному обыску в его домовладении и хищении имущества.

В прокуратуре-то и выяснили, что на незаконно проведенном дополнительном допросе В. Калугина тот внезапно изменил(?!) свои показания. 

Вопреки первоначальной позиции, где он ни в какую не признавал  своей вины и отказывался от дачи показаний, прожженный налоговик с уголовной перспективой в ходе дополнительного допроса вдруг признает свою вину, да еще и «вспоминает», что к его противоправной деятельности имеют причастность руководители сельхозпредприятий Ипатовского и Красногвардейского районов.

Одних лишь этих пустопорожних, бездоказательных слов следователю  оказалось достаточно, чтобы принять решение не только об обысках в доме председателя СПК «Кировский» и его бухгалтера, но и в домовладениях руководителей еще двух хозяйств - СПК «Весенний сюжет» Ипатовского района и в СПК «Родина» Красногвардейского района. 

14 декабря прокурор Ипатовского района  В. Наумов вынес постановление  о признании обыска в жилище Ивана Сподина недопустимым доказательством, а  в адрес Главного следственного управления  ГУВД по Ставропольскому краю направляет требование  об устранении нарушений федерального законодательства, допущенных в ходе предварительного расследования. 

Ипатовский прокурор, кроме всего прочего,  потребовал провести служебную проверку в отношении следователя Шебекина, срок на все установил до 22 декабря 2008 года. 

До сегодняшнего дня Сподин, подвергшийся беззаконным репрессиям, ответа от следственных органов не получил. Не получили оттуда ответа и остальные жертвы налета бесстрашных ребят из следственного управления.

17 декабря те же следователи с теми же понятыми  произвели обыск в доме дочери Ивана Сподина: что искали -  неизвестно, известно лишь, что ничего не нашли.



Суд

После 22 декабря в прокуратуру Ипатовского района никаких сведений из ГСУ при ГУВД относительно исполнения требований  прокурора не поступило, ничего не получил  на свои запросы и ходатайства и Иван Сподин.

Тогда он  подал жалобу на незаконные действия следователей в Ипатовский районный суд. Представители ГУВД Ставропольского края на заседание суда не явились.

Жалобу председателя  СПК суд удовлетворил  25 декабря и обязал следственные органы ознакомить его с постановлениями о проведении обысков в его домовладении, в домовладении его дочери и в СПК «Кировский», вручить ему копии протоколов всех этих обысков и дать ответ на заявленные Сподиным ходатайства  и заявления.

До сегодняшнего дня постановление суда не выполнено.

Накануне Нового года Ивана Ивановича Сподина выписали из больницы. Он вернулся в холодный, раскуроченный операми дом, где предстоит  вставлять новые окна и двери, но ни времени, ни сил у председателя СПК на это нет.

Более того, уже месяц, как просрочена выплата по кредиту, а исчезнувшие после обыска деньги никто возвращать не собирается. Пропали, растворились, прилипли к чьим-то потненьким рукам?! 

Иван Иванович потрясен полной отмороженностью участников нападения на его дом. Многое просто не умещается в его голове:

- Почему следователь Шебекин и судья Санеев сознательно нарушили требование УПК РФ в части территориальной подсудности рассмотрения совершенного преступления? Если я обвиняюсь следствием в совершении преступления на территории Ипатовского района, надзор за ходом следствия осуществляет также районная прокуратура, то на каком основании следователь Шебекин обратился за санкцией на обыск в Промышленный суд Ставрополя, хотя это прерогатива исключительно Ипатовского суда? По какой правовой норме выдает такую санкцию  судья Промышленного райсуда г-н Санеев?

И впрямь, на чем «спелись» эти господа-правозащитники?

Более того, Шебекин ввел в практику и вовсе несусветные вещи: после «следственных мероприятий», произведенных в пустом доме председателя, лихой следователь убедил представителя городской администрации подписать протокол обыска, расписаться в том, что он получил его копию, но на самом деле документ чиновнику не вручил. До сегодняшнего дня протокола обыска в глаза не видело и семейство Сподиных. 

Короче, было сделано все, чтобы Сподины не смогли обжаловать эти лихие действия в Ставропольском краевом суде. 

- Более того, при вынесении постановления о производстве обысков следователь прямо указывает на мою причастность к совершению конкретных преступлений, - продолжает взволнованный Сподин. - Однако вопреки этому  своему утверждению следователь Шебекин обязывает меня являться к нему на допросы в качестве... свидетеля. С чего бы такая «путаница»?! От правовой безграмотности зарвавшегося следственного работника, или это элемент хитроумной схемы, цель которой - шантажировать, сломать меня, добиться своего методами времен разгула НКВД? 

Прошел уже месяц, а обвинительного заключения Сподину никто еще пока не предъявил. 

Но самое драматичное для хозяйства, считает Сподин, что изъятые документы в ходе обыска СПК до сих пор не возвращены. Изъята вся документация предприятия за 2007-2008 годы. 

В это время на предприятии в плановом порядке работали специалисты ревизионного союза (в потребкооперации это аналог аудиторов. - Авт.), хозяйство проверяла налоговая инспекция, которые ничего криминального не обнаружили. Но следствие заморозило их проверку, изъяв у них абсолютно все документы хозяйства - 126 толстенных папок, даже не сделав описи документов.



Паралич

До сегодняшнего дня бухгалтерские документы не вернули, деятельность предприятия парализована: здесь не могут начислить и выплатить селянам заработную плату,  подытожить финансовый год, выдать зерно по земельным паям, начислить премиальные работникам... 

Изъятое внаглую не возвращают! Это притом, что обыск и соответственно его результаты признаны прокуратурой  и судом незаконными и необоснованными и не могут быть признаны доказательствами.

В декабре хозяйство дважды просило-умоляло,  направляя запросы и на следователя Шебекина, и на ГУВД, вернуть бухгалтерскую документацию или хотя бы сделать копии, дабы прекратить паралич деятельности хозяйства. 

И снова издевательское молчание, словно в следственных органах специально нагнетают взрывную обстановку в хозяйстве, где люди не могут получить заработанное. 

Селяне  собрали богатый урожай, заняв второе место в районе  по валовому сбору зерна, а им не дают воспользоваться материальными результатами своей работы. Их лишают победы, заработка, уверенности в завтрашнем дне. 



Вопросы

Люди переживают, негодуют, возмущаются - в таком состоянии легко поддаются несуразным слухам, расползающимся по городу. Эти слухи наносят ущерб авторитету председателя одного из лучших хозяйств  края.

Но в этом крае его защитить некому. Да, ипатовская прокуратура и суд - спасибо им за принципиальность! - свое слово сказали: следственные действия в отношении Сподина необоснованны и незаконны. Но это слово - слово Закона - невесомо в Ипатовском районе, плевать на него хотели разнузданные милицейские «следаки». 

Видать, крепкую поддержку чувствуют за спиной! Потому для председателя Ивана Сподина и наступили страшные времена: 2009 год для него начался с хождения по различным краевым и районным кабинетам, где его не слышат и не слушают - выжидают, осторожничают, трусят. 

Значит, и для  этих чиновников есть некто, кто в их представлении выше закона. 

Кого они опасаются? 

Кто за этим беззаконием стоит? 

Почему подобные истории стали так часто повторяться в крае, руководители которого так же часто клянутся в приверженности к борьбе с коррупцией?!

«Открытая» газета самым внимательным образом будет отслеживать ход этой  истории, докапываться до ее сути, истоков, до ее конкретных авторов, заказчиков. Мы уже  не одиноки в этом стремлении - есть прокуроры и судьи, которым эта беспредельщина тоже осточертела, постановлениями этих истинных защитников закона мы иллюстрируем и сегодняшнюю публикацию. 

В ближайших номерах мы продолжим эту тему. 

Ведь нельзя же нормально жить и дышать, когда разнузданная беспредельщина морем разливанным растекается на глазах всего честного народа! Нельзя допустить, что она, как темная река, без удержу буйствует, сметая на своем пути все нормы морали, разбивая закон как щепку.

 

Быдло25 марта 2009, 13:48

 
 
 
 

Ах как хорошо написано!!Без слез не прочтешь!! Беспредел ментовсой внатуре!!Может соберемся и материально поможем потерпевшему??? Люди добрые, терпилы, где вы???

 



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий