Поиск на сайте

 

 

Этому в совместной работе должны научиться городские чиновники, считает вице-мэр Ставрополя Игорь Бестужий

 

За последние месяцы слово «кризис» уверенно перекочевало из экономического дискурса в обывательский, о нем одинаково горячо рассуждают как с высоких трибун, так и на кухнях. Однако отделить кризисные явления от разгильдяйства и непрофессионализма чиновников не так уж просто, эти проблемы тесно переплелись между собой. О том, какие трудности приходится сегодня преодолевать Ставрополю,  в интервью «Открытой» рассказал главный хозяйственник города вице-мэр Игорь БЕСТУЖИЙ.

 

А дисциплина-то хромает!
- Игорь Александрович, по слухам, вы написали заявление о переходе на другую работу. Это так? 
- Ничего подобного. Я всего лишь ухожу в очередной отпуск.
- Тогда вопрос такой: как кризис коснулся Ставрополя?
- Самый точный барометр кризисных явлений - это состояние бюджета. Так вот, с начала года поступления в казну составили 1,76 миллиарда рублей. Иными словами, доходы исполнены на 92,6% (в том числе по неналоговым поступлениям – 86,3%).
- С чем связано отставание?
- Во-первых, набежала недоимка в 68 миллионов рублей по арендным платежам за землю. Тут вина лежит исключительно на исполнительной власти  города. Могу только констатировать: недорабатываем.
А во-вторых, Ставрополь не получил из краевого бюджета 155 млн. рублей субсидий на выполнение функций краевого административного центра. В связи с кризисом сумму по этой статье в краевой казне уменьшили. 
Но хочу подчеркнуть, что план по собственным доходам выполнен на 101,1%.
- А какая картина по налогам?
- На первый взгляд, оптимистичная - 105% от показателей прошлого года. Но в идеале мы должны были наблюдать рост процентов на 15-20. Да и тот небольшой перевес в 5 пунктов - рост, что мы получили, - связан с увеличением на треть фонда оплаты труда бюджетников и, соответственно, налогооблагаемой базы на доходы физических лиц.  
- Итак, надо понимать, что кризис не очень-то потрепал Ставрополь?
- В целом так. И в этом нас во многом выручила диверсифицированная структура экономики. Там, где полнота казны зависит от работы одного-трех градообразующих предприятий или нескольких отраслей, кризис ощутим в полной мере. По стране таких примеров множество.
Ставрополю также удалось предотвратить серьезные провалы на рынке труда. В городе сегодня официально зарегистрировано 4630 безработных, что больше, чем в последний докризисный год. Но ситуация не критическая. Ряд предприятий, например, такие, как «Автоприцеп «КамАЗ», «Эском», хлебозавод №3, Ставропольский радиозавод «Сигнал»,  уже предоставляют новые рабочие места. Уменьшилось число предприятий, работающих неполную рабочую неделю. Положение стабилизируется.
- И все же, несмотря на удовлетворительную в целом ситуацию, в мэрии не первый раз уже ставят вопрос об ужесточении финансовой дисциплины.
- Ничего удивительного, финансовый контроль осущест-вляется постоянно, а потому время от времени приходится возвращаться к этой теме. Давайте посмотрим, например, что у нас происходит в комитете муниципального имущества. Те 68 миллионов рублей недоимки по арендной плате за землю, о которых мы говорили, есть свидетельство того, что работу с неплательщиками в комитете пустили на самотек. И это, заметьте, в условиях экономического кризиса! 
- Помнится, в октябре вы распоряжались, чтобы комитет муниципального имущества провел штучную ревизию городских МУПов: отсеял убыточные и те, которые выполняют дублирующие функции...
- Представьте, до сих пор эта работа не завершена. И это, к слову, тоже имеет отношение к финансовой дисциплине, хотя и косвенное. До назначения на пост вице-мэра Ставрополя я возглавлял краевое Министерство имущественных отношений. Полный электронный реестр краевой собственности там подготовили всего за три месяца. Что мешает это же самое сделать в Ставрополе?

 

Свежая кровь, новые идеи
- «Открытая» критически отслеживает работу городских комитетов, но больше всего претензий у наших читателей накопилось к комитету градостроительства. Думаю, не погрешим против истины, если скажем, что добрая половина городских проблем связана именно с деятельностью этого структурного подразделения мэрии. Та же точечная застройка обернулась не только нарушением благоприятной среды обитания, но и пробками на дорогах - места перспективных развязок заблокированы многоэтажными жилыми комплексами, банками, супермаркетами, офисами...     
- К сожалению, это так. Стараясь исправить положение, в декабре прошлого года мы провели в мэрии небольшую структурную реформу. Как самостоятельное юридическое лицо  упразднили Управление архитектуры и передали его в подчинение комитету градостроительства. Добивались одного: повысить прозрачность и мобильность управлений, работающих в одной связке. Но вынужден констатировать: реформа идет медленно.
- И по каким причинам?
- Убежден, что дело в кадрах. Мы не должны ограничиваться перестановкой «музыкантов» с места на место, как в известной басне Крылова, - толку от этого ровным счетом никакого. Без жестких кадровых решений по каждому из ведомств самые толковые управленческие инициативы «уйдут в свисток».
О неэффективности системы вы писали совсем недавно, проиллюстрировав ее на примере дома по улице Ворошилова, 5б. Позвольте напомнить читателям суть произошедшего. Одна московская фирма вознамерилась построить на месте детской площадки торгово-офисное здание.
Комитет по управлению муниципальным имуществом незаконно продлил застройщику срок аренды земли, Управление архитектуры согласовало проект застройки, а комитет градостроительства выдал разрешение на строительство. Горожане недоумевают, как такое  стало возможно при новой мэрской команде.
- Вы говорили об этом главе города?
- Николаю Ивановичу известна моя позиция по затронутым вопросам.
- Один из самых горячих вопросов, касающихся большинства горожан, это капитальный ремонт жилья. Считается, что в этой программе Ставрополь себя зарекомендовал очень даже неплохо. Согласны?
- По большому счету, согласен. В рамках программы город получил колоссальные средства: в прошлом году около 500 миллионов рублей, с начала этого года - 208 миллионов, и на подходе еще 367 миллионов. 
Средний возраст 218 жилых многоэтажек, попавших в программу, составляет 25-30 лет, многие из них вообще ни разу не видели капремонта. Если бы не программа, при нынешних темпах обветшания жилого фонда через несколько лет мы имели бы город-призрак. Этот миллиард рублей для Ставрополя стал настоящим спасательным кругом.
- За такими колоссальными средствами и качеством работ нужен предельно жесткий контроль.
- Безусловно. В октябре-ноябре прошлого года я объехал почти все 90 домов, попавших в первую очередь на ремонт, и лично убедился: деньги расходовались бесконтрольно. 
После этого был  составлен список добросовестных строительных организаций, которых администрация города рекомендовала управляющим компаниям для заключения договоров подряда. Это фирмы, уже зарекомендовавшие себя  качественным проведением капремонта объектов. В то же время у нас есть и так называемый черный список, куда попали халтурщики.
- Но это ведь противоречит духу федерального законодательства, запрещающего властям вмешиваться в схему «подрядчик - жильцы»?
- Ничего противозаконного в наших действиях нет. Право выбирать подрядчика принадлежит исключительно управляющей организации (закон не регламентирует порядок такого отбора, он может проходить даже без проведения конкурса), а мы здесь выступаем лишь в роли советчика. С нашей стороны нет ни малейших попыток давления на управляющие компании или жильцов. 
- Тогда избавьте себя от лишних хлопот, обнародуйте «белый» и черный списки подрядных организаций.
- А вот это уже будет незаконным вмешательством в деятельность хозяйствующих субъектов. Сегодня мы опубликуем черные списки, а завтра эти компании обратятся в суд, обвинив администрацию города в лоббировании интересов одних и притеснении других. И будут совершенно правы: таким образом вмешиваться в работу частных структур властям непозволительно.
- Во время недавнего вашего объезда города вы заметили, что сметы строительных работ зачастую верстаются на коленке, а в них включены «левые» работы.
- Да, такая проблема остается и по сей день, но мы решаем ее. Основная задача жильцов - проверять, чтобы все заявленные в смете работы были выполнены в полном объеме. Записано: «Ремонт фасада» и «Замена лифта» - удостоверьтесь в качестве фасада и в том, что лифт новый и работает исправно.
Если обнаружили недостатки, ни в коем случае не подписывайте акт выполненных работ. Кстати, примеры такой принципиальности жильцов в Ставрополе есть. В одном из домов по улице Морозова люди отказались принимать работы из-за низкого их качества, таким образом понудив управляющую компанию устранить недоделки.
Если же обнаружилось, что были сэкономлены деньги, жильцы вправе требовать от управляющей компании пустить их на дополнительные работы по дому.
Кроме того, за капремонтом следят не только жильцы, но еще районные администрации, комитет городского хозяйства, МУП «Стройинвест», контрольно-ревизионное управление мэрии, без визы которых работы также не будут приняты.
- По сравнению с тем, с чем вы воочию столкнулись осенью прошлого года, ситуация изменилась?
- Управляющие организации и подрядчики стали работать заметно лучше: это видно и по сметам расходов, и по качеству строительных работ. Однако регулярные инспекции по городу и  общение с жильцами позволяют мне утверждать: деньги по-прежнему расходуются не всегда эффективно. 

 

Претензии не по адресу
- Чтобы платить за реально потребляемую воду, обитатели многоэтажек установили в своих квартирах индивидуальные счетчики. Но в «Водоканале» считают, что жильцы обязаны рассчитываться по показаниям общедомовых водомеров, которые зачастую намного больше. Люди недоумевают: их лишают права на индивидуальную оплату коммунальных услуг. Иными словами, законопослушный гражданин должен раскошеливаться еще и за своего нерадивого соседа, который воду или ворует, или в отсутствие индивидуального счетчика льет без меры.
- Это только часть айсберга. Прежде всего, нужно исходить из того, что в соответствии с федеральным законодательством плата за воду рассчитывается на основании показаний общедомового прибора учета. А вот как сделать, чтобы каждый житель платил только за потребленную им самим воду, – это вопрос вопросов. И проблем здесь несколько.
Во-первых, жильцам сов-местно с управляющей компанией необходимо добиться того, чтобы индивидуальные приборы учета воды были установлены в каждой квартире. 
Во-вторых, сами индивидуальные водомеры должны соответствовать ГОСТу и свое-временно проходить поверку. Дело в том, что чувствительность индивидуальных счетчиков, как показывает эксплуатационная практика, ниже, чем у общедомовых. Поэтому иногда, если у кого-то подтекает кран, домашний водомер не реагирует на утечку. Но ведь вода течет круглые сутки! 
В-третьих, это надежность запорной арматуры. Если краны подтекают у жильца, который не установил индивидуальный счетчик, ему безразлична экономия – он платит исходя из норматива. И зачастую действительно льет воду без меры. 
В-четвертых, это незарегистрированные жильцы. Например, по улице Ленина, в доме номер 114 на 52 зарегистрированных жильца приходилось 28 нелегалов. Законопослушные жильцы платят только по показаниям индивидуальных счетчиков или по норме потребления, а остальные пользуются водой бесплатно, в неограниченных объемах. И таких примеров в городе хватает.
Однако жильцы почему-то предъявляют претензии не к своей управляющей организации, отвечающей за порядок в доме и в частности за то, что в нем живут люди без регистрации, а к «Водоканалу», отвечающему за качественное обеспечение коммунальными ресурсами.
Считаю, что подтвержденные федеральным законодательством, ведомственными инструкциями, решениями и постановлениями судов доводы руководства «Водоканала» на претензии горожан полностью обоснованы. Более того, в жалобах, которые мне приходится разбирать, горожане открыто заявляют, что они не хотят ссориться с соседями и выяснять, где и кто нелегально проживает, поэтому перекладывают эту проблему на администрацию города. Но речь идет именно о том, чтобы жильцы совместно принимали решения, связанные с благополучным и комфортным проживанием. И реформа ЖКХ в первую очередь  направлена на то, чтобы собственники жилья сами принимали активное участие в  решении таких вопросов.
- Тем не менее, город-скому расчетному центру без разницы, кто из жильцов причастен к воровству воды - «довесок»-то раскидывают на всех.
- Тут как раз законопослушные жильцы и возмутились: мол, с какой стати на нас взвалили бремя дополнительной оплаты?! А те, кто пользуется водой незаконно, понятно, никаких претензий к нам не имеют, их всё очень даже устраивает, ведь за них платят другие!
Но в большинстве управляющих компаний понимают: без общедомового водомера не обойтись. Просто разъяснили жильцам, что они являются собственниками не только своей квартиры, но еще части общедолевого имущества: лестничной клетки, подвала, стояка, водомера, вентиля. А  заручившись поддержкой собственников, наладили контроль за расходованием воды в доме. Вот нормальный хозяйский подход. 

 

Троллейбус не в моде? 
- В одном из интервью начальник городского Управления пассажирских перевозок Роман Марченко заверил корреспондента «Открытой»: мол, острой транспортной проблемы перед Ставрополем не стоит. Вы согласны с таким утверждением?
- На мой взгляд, транспортной сфере краевого центра еще очень далеко до совершенства. И жители ощущают это ежедневно. 
С огромным трудом администрации города удалось предотвратить банкротство троллейбусного предприятия. Несомненно, это большой плюс. Да, вопрос утратил былую остроту, однако с повестки дня не снят. В мае доходы троллейбусного парка составили  5 миллионов рублей, а расходы - 9 миллионов. То есть предприятие отработало с убытком в четыре миллиона рублей. Троллейбусы как социальный и экологически чистый вид транспорта  для города нужно сохранить. Но не ценой же регулярных вливаний в предприятие бюджетных миллионов! Нужен эффективный подход.
- Финансовые показатели напрямую зависят от пассажиропотока?
- Совершенно верно. Троллейбусное предприятие планировало в месяц перевозить в среднем 1,3 миллиона человек и получать более 11 миллионов рублей дохода. И это, заметьте, не считая прибавки от размещения рекламы на троллейбусах. В общем, предприятие должно быть прибыльным.
Но эти прогнозы не оправдались. С января по май троллейбусы перевозили в месяц по 400-600 тысяч человек. Такого провала мы, откровенно говоря, не ожидали. И это при том, что в целом в Ставрополе по всем видам транспорта пассажиропоток упал всего на 4 процента.  
- Получается, в новом году троллейбусы неожиданно вышли из  моды?
- Думаю, причина именно в этом. А точнее, в январских «играх с рубильником», которые затеяли энергетики. Если помните, после отключения тяговых подстанций собственники троллейбусного предприятия  сократили протяженность маршрутов, и доверие горожан к троллейбусам было всерьез подорвано. Многие пересели на маршрутки и возвращаться не хотят - разница в стоимости проезда всего два рубля.
- И добираться на маршрутке быстрее, чем на троллейбусе.
- А вот это для меня очень странно. Весь общественный транспорт должен работать строго по графику. Тогда и скорость всех пассажирских машин независимо от модели должна быть одинаковой. Однако в погоне за пассажирами водители «ГАЗелей» в Ставрополе носятся с сумасшедшей скоростью, пренебрегая безопасностью и нередко срезая маршрут, что также запрещено. 
Администрация города завалена жалобами, что водители маршруток возят людей как дрова, а на замечания зачастую реагируют грубостью и хамством.
- Пусть в таком случае лучше работает ГИБДД: занимается профилактикой ДТП, повышает водительскую культуру, штрафует «гонщиков».   
- Согласен, для ГИБДД тут непочатый край работы. Но я бы хотел сказать о другом: городские магистрали буквально трещат по швам от маршрутных такси, которые во многом и создают пробки на дорогах. В Ставрополе явный переизбыток маршруток. 
По официальным данным, их около 1600. Но, думаю, их не менее 2000. И к этому вопросу нам еще предстоит  вернуться.
- И все же, сколько бы ни было в городе пассажирских «ГАЗелей», они выполняют  социальную функцию - перевозят людей. Тут работает простой закон экономики: спрос определяет предложение. 
- Мы изучили опыт многих городов России - и нигде маршрутки не являются доминирующими перевозчиками. Как правило, ходят они по периферийным районам и узким улочкам, в которые не вписывается большой транспорт. А центральные магистрали обслуживают автобусы и троллейбусы. Именно такое распределение является одним из главных инструментов в борьбе с дорожными пробками. Нормальная практика, когда маршрутки занимают не более 25 процентов от всего общественного транспорта.

 

Так ли страшен частник? 
- Допустим, мы сократим число маршруток, но где взять автобусы и троллейбусы, чтобы заместить их? 
- В этом как раз вся сложность и состоит. Полгода назад на краевые средства мы закупили полсотни новых низкопольных белорусских МАЗов. Горожанам хорошо, а предприятие терпит убытки. Опять на выручке сказался пассажиропоток, хотя и не такой слабый, как на троллейбусных линиях.
Стараясь немного выровнять финансовую ситуацию предприятия, 23 муниципальных автобуса закрепили за дачными маршрутами, которые поддерживаются из городской казны. Я лично выступал против этого решения - на гравийных дорогах новенькие низкопольные автобусы очень скоро придут в негодность. Можно только представить, в какую сумму выльется для города их капитальный ремонт. А по городу в то же время на маршруты выходит старая техника.
- При таком раскладе автобусный парк окажется в глубокой долговой яме. Неужели нет рецептов решения этой проблемы?
- Почему же, есть. Но для этого нужна транспортная стратегия города, основанная на науке и серьезной экономической проработке. Такую работу предстоит сделать без-отлагательно.
- Почему же до сих пор не сделали?
- Всякую работу делают люди. А серьезный дефицит в  квалифицированных кадрах отражается на многих сферах жизни города. Прежде всего, всем сотрудникам администрации необходимо научиться говорить на одном языке.
- Хорошо, давайте закончим с транспортной темой. Итак, вы готовы вчетверо сократить число маршруток?
- Сократить, но прежде закупить около 400  автобусов и троллейбусов. Своими силами, понятно, эту ношу нам не поднять, а значит, нужны или федеральные средства, или крупные инвесторы. И подобные предложения от них нам уже поступали.
- Пустить в стратегическую для города отрасль частника не просто непопулярно, но и опасно - власть сильно рискует потерять контроль над тарифами. Троллейбусное предприятие уже побывало в частных руках, и результаты этой аферы мы расхлебываем до сих пор.
- Там работали люди, далекие от транспортной сферы, которые надеялись на легкую прибыль, но столкнулись с массой проблем. В том, что в транспортную отрасль придет частник, я ничего плохого не вижу. 
Почему вас так не пугает присуствие на дорогах Ставрополя сотен бесконтрольных частных маршруток, которые к тому же парализуют транспортные артерии? Ведь их бесконтрольность не в меньшей степени тормозит развитие города, чем отсутствие автобусов.
Впрочем, эта тема касается будущего Ставрополя в целом и требует отдельного обстоятельного разговора. 
- Обсудим?
- Непременно. И, думаю, в ближайшее время.

 

Беседовали
Олег ПАРФЕНОВ,
Антон ЧАБЛИН

 

Безумный Макс18 июня 2009, 08:58

 
 
 
 

Цитата (про КУМИ): - Представьте, до сих пор эта работа не завершена. И это, к слову, тоже имеет отношение к финансовой дисциплине, хотя и косвенное. До назначения на пост вице-мэра Ставрополя я возглавлял краевое Министерство имущественных отношений. Полный электронный реестр краевой собственности там подготовили всего за три месяца. Что мешает это же самое сделать в Ставрополе? А ни чего, скорее всего он этот вопрос себе задавал, т.к. Комитет по имуществу находится у него в прямом подчинении, это его работа организовать ее деятельность. Кстати Комитет по градостроительству также его епархия (это насчет незаконных застроек) Делаю вывод, как менеджер – ПОЛНЫЙ НОЛЬ, если не может организовать работу, подчиненных ему комитетов

 



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий