Поиск на сайте

 

 

Размышления рядового жителя Кисловодска по поводу антикоррупционных судебных процессов последнего времени

 

Две недели назад судья Кисловодского горсуда Виктор Супрунов вынес решение по делу экс-мэра Кисловодска Виталия Бирюкова. Следствие вменяло чиновнику два факта превышения должностных полномочий, оценив общий ущерб от его коррупционной деятельности в шесть миллионов рублей. Прокуратура требовала приговорить экс-мэра к четырем годам колонии строгого режима. Но Фемида рассудила иначе: Бирюкову присудили условный срок в 3,5 года.

 

Хиленькая точка
В цепи организованного разграбления города-курорта поставлена еще одна точка. Хоть и законная, но худенькая. В апреле был вынесен приговор экс-мэру Сергею Демиденко. Его приговорили к двум годам условно и освободили из-под стражи прямо в зале суда. (Обжаловать вердикт Демиденко не стал.) Зато его бывший зам, начальник городского управления архитектуры Александр Белоконь, получил год реального срока. Ранее его уже осудили на восемь лет за взятку, так что ему теперь предстоит провести в колонии строгого режима девять лет. 
Вот и в деле Бирюкова отлично поработали адвокаты, цеплявшиеся за все, что могло повлиять на решение суда в пользу их клиента. Экс-мэра ни дня не держали за решеткой – свобода обошлась ему в счет полумиллионного залога, который Бирюков положил на чашу весов слепой Фемиды (судья Супрунов счел нужным вернуть эти деньги подсудимому). 
В шести заседаниях (на два из них Бирюков не явился) были допрошены девять человек – они шли так же цепочкой еще в процессах Демиденко и Белоконя как штатные свидетели: бывшая главный эколог города Макеева, бывший начальник комитета имущественных отношений Гогжиян, бывшие начальники управления ЖКХ Мотовских и Ковалевская... 
И у всех такой же набор «провалов памяти», как и в суде над Демиденко: «давно это было», «ничего не помню», «эти вопросы не ко мне», «я только технический исполнитель»... Со стороны может показаться, что в мэрии работают нездоровые люди: все с каким-то дефектом – то совести, то памяти. 
Например, на первом судебном заседании Бирюков публично заявил, что виновным себя признает полностью (это признание разнесли все информагентства). Но уже на последующих заседаниях экс-мэр (видимо, наущенный адвокатами) упорно твердил, что его не так поняли.

 

Погорел на цветомузыке
Суть обвинений сводилась к двум эпизодам. Во-первых, Бирюков незаконно продал  московскому бизнесмену по фамилии Гордеев цветомузыкальный фонтан на Курортном бульваре, принадлежащий профсоюзам. Во-вторых, своевольно распорядился средствами федерального и краевого бюджетов, отпущенными на ремонт дорог и мостов в Кисловодске. 
По первому эпизоду Бирюков объяснил так. Фонтан на Курортном бульваре стоял разрушенным 15 лет, вот мэр и решил на благо горожан отдать его ответственному инвестору. Видимо, инвестора выбирал долго. Ведь вокруг размещались строения, принадлежащие трем разным хозяевам: тому самому москвичу Гордееву, некоему ООО «Акварель» и местному магнату Геннадию Измайлову. Все трое хотели построить на месте фонтана еще и торгово-развлекательный центр с гостиницей  в 12 этажей и подземным гаражом на 50 машин. 
Фонтан принадлежал профсоюзам: на 85% – федеральным и на 15% – краевым. Пару лет назад на экстренно созванном президиуме совета Федерации профсоюзов края (ФПСК) было принято решение передать фонтан на баланс Кисловодска. Но впопыхах позабыли оформить это все как положено – актом приема-передачи. Выходит так: те отдали – эти не приняли. Вроде фонтан оказался ничейный. Ан нет! Раз у профсоюзов края он не принят, значит, является еще их собственностью, о чем и заявила на суде сторона обвинения. Значит, если Бирюков продал фонтан, то нанес ущерб хозяину? Логично, правда?
Однако неожиданно профсоюзы отказались от претензий к мэру. Но ведь все равно не были оформлены никакие финансово-правовые документы на передачу земельного участка под фонтаном, а это 2400 кв. м! Бирюков в суде заявил: раз фонтан не зарегистрирован как имущественный объект, то это просто элемент благоустройства вроде скамейки или урны. 
И принялся валить все на прежнего председателя комитета имущественных отношений Сазонова, в ведении которого и находились все объекты благоустройства города. Дескать, это его ведомство что-то намухлевало и с самим фонтаном, и с участком. Но сегодня, как уверенно заявил Бирюков, земля вновь передана городу. Всё – никаких претензий к нему быть не может.

 

Кисловодский Шариков
Суть второго обвинения состоит в следующем. В феврале 2007-го Кисловодск получил 624 млн. рублей из федерального и краевого бюджетов на ремонт дорог. По закону сама мэрия не могла производить подобные работы, ей нужно было на открытом конкурсе выбрать двух подрядчиков: одного – для строительных работ, а второго – для контроля за этими работами. Мэрия тут вообще ни при чем – все деньги должны были идти через краевое казначейство напрямую подрядчикам.
Но почему-то в данном случае деньги получила мэрия, которая распределила их между несколькими ООО, «прописанными» в Ставрополе (Бирюков приехал в Кисловодск оттуда). На суде в качестве свидетеля был вызван гендиректор одной из таких фирмочек. Оказывается, эта контора появилась только в феврале 2007-го (незадолго до получения «ремонтных» денег), работает там всего семь человек, и кисловодские дороги – их первый и единственный заказ. Судья Супрунов поинтересовался, кто у них главный специалист. Вышел 27-летний паренек. 
– Какое у вас образование?
– Высшее. 
– А что и когда вы заканчивали?
После некоторого замешательства молодое дарование заявило: 
– Академию. 
– Какую?
– Ростовскую. 
– Как она называется?
– Вроде Ростовская строительная. 
– А в каком году вы ее окончили?
– Не помню.
Неплохой специалист, правда?! Оказывается, пару раз в месяц он совершал наезды в Кисловодск, чтобы контролировать качество работ, подписывал какие-то документы. Но уже приведенного выше диалога достаточно, чтобы поставить под сомнение это самое качество. Кстати, незадолго до начала суда ООО постигла невосполнимая утрата – у него пропали все документы (в том числе и акты проверок). Надо же! 
Правда, в суде выяснилось, что были и какие-то независимые аудиторские проверки, с заключением которых Бирюков, понятное дело, не согласен. Он вообще не согласен ни с чем. Помните, как в «Собачьем сердце»: на вопрос профессора Преображенского о том, что читает Шариков, тот ответил, что переписку Каутского и Энгельса. «Ну и как, вы с кем-то согласны?» – «Да ни с кем я не согласен!»
На предпоследнем заседании Бирюков предъявил суду престранную бумагу от 26 мая 2008 года: протест старшего советника юстиции из краевой прокуратуры Иванова, который опротестовывает обвинения мэрии по отношению к Бирюкову. (В тот момент городом в отсутствие последнего заправлял его первый зам Собко – тоже из ставропольских.) 
Нынешняя администрация этот протест оставила без ответа, а значит, согласна со старшим советником Ивановым – претензий к Бирюкову нет. Со стороны профсоюза тоже нет претензий, тем более что «фонтанную» землю вернули в муниципальную собственность (по крайней мере, со слов самого экс-мэра). Короче, чиновник никому никакого ущерба не нанес и чист как стеклышко. Браво!

 

Самое гуманное правосудие
Прокурор потребовал назначить экс-мэру следующее наказание: четыре года лишения свободы в колонии строгого режима, лишение его права занимать руководящие должности сроком на три года и штраф в сто тысяч рублей. Адвокат долго объясняла, что Бирюкова необходимо оправдать, так как он действовал в рамках закона и в интересах жителей города, которые выразили ему доверие, избрав мэром. Представила положительные характеристики от друзей, коллег, однопартийцев... 
Уже после процесса я спросил экс-мэра: «Суд вас практически оправдал. Выходит, следствие велось предвзято?» Тот не моргнув глазом ответил: «Конечно, предвзято! Я с приговором категорически не согласен и буду его обжаловать. Ни один «пострадавший» не предъявил мне обвинения в нанесении ущерба. Тогда вообще на каком основании суд признал меня виновным?!»
Один шустрый молодой тележурналист задал Бирюкову скользкий вопрос: «Пока шло следствие, вы пропали из города. И где вы находились эти восемь месяцев?» И снова экс-мэр, не изменившись в лице, ответствовал: «Я никуда не исчезал, я лечился. То в Москве, то в Ростове. Сами понять должны, на моей работе от постоянного напряжения здоровья не прибавляется». Оно и видно. Хорошо лечили.

 

Геннадий ПОПКОВ,
Кисловодск

 

Алексей22 сентября 2009, 15:46
 
 
 
 

Было бы странно потратить столько бобов на избирательную компанию и не пытаться их потом отбить. Все-таки Д. Кузьмин со товарищами далеко не дураки - бизнес-план четкий на все имели: хоть Пятигорск, хоть Кисловодск, хоть выборы в краевую Думу и революционные изменения в Устав края. А истоки такого приговора, скорее всего, находятся за пределами города-курорта. В политике, как известно, постоянных друзей и врагов нет - есть только интересы...........

Кусочек Правды02 сентября 2009, 16:02
 
 
 
 

что тут нового. Бирюк жертва большой политики и точка.

 



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий