Поиск на сайте

 

 

Ничего скандального в имущественной реформе внутри Ставропольской епархии нет, считают ее служители

 

В прошлом номере в статье «Гордые аланы возмутились» наша газета рассказала про скандал, разгорающийся в Ставропольской и Владикавказской епархии. Напомним его суть:  10 октября прошлого года Священный синод РПЦ принял новый типовой «Устав православного прихода».
А 23 октября архиепископ Феофан, основываясь на этом уставе, обязал своего подчиненного – благочинного Северной Осетии Владимира Самойленко – в срок до 1 февраля полностью передать в собственность епархии имущество всех приходов республики (земельные участки и здания, включая приходские дома и хозяйственные постройки). 
Это решение вызвало резко отрицательную реакцию со стороны верующих Осетии, которые обвинили Феофана в том, что он пытается затормозить создание самостоятельной Владикавказской епархии. После критической статьи в «Открытой» к нам в газету обратились из епархиального управления Ставрополя и попросили опубликовать их позицию по этому вопросу.

 

К началу 1990 года в Северной Осетии действовали пять православных храмов, монастырей не было вовсе, священников и диаконов насчитывалось 13 человек. С тех пор изменилось многое: сегодня в республике насчитывается 35 священников, 18 храмов (восстанавливается и строится еще 13), действуют два монастыря, православная общеобразовательная гимназия во Владикавказе; выпускается газета «Православная Осетия» («Чырыстон Ир»). 
Только за последние шесть лет, что архиепископ Феофан возглавляет епархию, им рукоположено для храмов Северной Осетии 17 священно-служителей (в основном это уроженцы республики). Ежегодно крещение в Осетии принимают тысячи людей (в том числе массовые крещения в монастырях совершает и архиепископ). 
Каждый храм – это не просто здание, а прежде всего паства: люди, приходящие в этот храм, молящиеся в нем, участвующие в таинствах. Поэтому даже в недостроенных храмах по благословению архиепископа Феофана совершаются богослужения, чтобы у людей была возможность жить полноценной церковной жизнью. 
Двери Ставропольской духовной семинарии широко открыты для уроженцев Северной Осетии. Кроме того, пять лет назад РПЦ было возвращено здание Ардонской семинарии (хоть и в полуразрушенном состоянии). На сегодняшний день епархия изыскала средства на перекрытие крыши, чтобы остановить процесс разрушения здания. Но для полного восстановления семинарии нужно еще около 100 млн. рублей.
Но и эта проблема, с Божьей помощью, найдет свое решение. Ведь смогли в епархии поддержать возрождение двух монастырей: Аланского Свято-Успенского мужского (в Куртатинском ущелье) и Богоявленского женского (близ Алагира) – и создание в последнем реабилитационного центра для детей Беслана. Также архиепископ Феофан изыскал средства для реставрации Вознесенского собора в Алагире.
А теперь что касается перерегистрации церковного имущества в Северной Осетии на епархию. Упомянутый в статье «Гордые аланы возмутились» циркуляр был направлен архиепископом Феофаном во все благочиния епархии (она охватывает шесть регионов: Ставрополье, Северную Осетию, Чечню, Ингушетию, Кабардино-Балкарию и Карачаево-Черкесию).
И по церковным канонам, и по современным церковным уставам распорядителем всего имущества в епархии является епархиальный архиерей. Однако в современных условиях канонические принципы должны быть подкреплены еще и юридически. 
Недавняя громкая история с «пензенскими сидельцами» показала очевидное: люди порой способны творить самые невероятные поступки, прикрываясь высокими рассуждениями о Вере и Истине, но при этом используя лазейки в гражданском законодательстве.
Или взгляните на то, что происходит в Украине: по каким-то причинам несколько служителей Церкви уходят в раскол, но при этом «забирают» и храм. И тем самым лишают верующих Московского патриархата возможности молиться в этом храме, построенном еще их предками и содержавшемся на пожертвования самих прихожан. 
Опыт показывает, что сегодня регистрация церковного имущества на епархию является оптимальной. Это позволяет только усилить церковное единство, но при этом никак не может помешать нормальному ходу приходской жизни (а уж тем более лишить приход средств к существованию).
Ведь храмы и земельные участки, на которых они расположены, не используются для получения прибыли. Средства прихода – это пожертвования прихожан и благотворителей: они поступают в приходскую кассу и распределяются строго по уставу (на нужды прихода, епархии и Церкви). 
Перерегистрация церковного имущества не имеет никакого отношения к созданию Владикавказской епархии. Вопросы укрупнения или разделения епархий решают только Патриарх Московский и всея Руси и Священный синод РПЦ. И если, предположим, ими будет принято решение о создании Владикавказской епархии, то церковное имущество на территории Северной Осетии будет просто перерегистрировано на новое юридическое лицо.

 

И.о. секретаря архиепископа 
Ставропольского и Владикавказ-
ского иеродиакон 
МАКАРИЙ (Золотавин)



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий