Поиск на сайте

 

 

Противоречивые впечатления об Америке. Часть 4

 

«Открытая» продолжает рассказ о путешествии нашего обозревателя Антона Чаблина в США. С читателями он уже поделился впечатлениями о разных сторонах заокеанской жизни – толерантности, свободе слова и прессы, религиозном многообразии... Это всё то, что формирует «американскую мечту» (American Dream) – основу национального менталитета.

 

Соединенные как Штаты
Фразу «американская мечта», конечно, слышали все. Популяризовал ее историк Джеймс Адамс в книге, вышедшей в 1931 году, в разгар Великой Депрессии. Вот как он описал идеал своей нации: «Это не мечта о машине и высокой зарплате, а мечта о социальном порядке, когда каждый человек может достичь роста, на который способен от рождения, и признан другими людьми, вне зависимости от случайных обстоятельств или социального положения».
Будучи в Вашингтоне, услышал от гида злую шутку: мол, символ американской мечты – то, что статую Свободы на купол Капитолия водружали чернокожие рабы. Ну а создать настоящую империю Свободы (это выражение одного из «отцов-основателей» США Томаса Джефферсона) удалось на крови 10 млн. убитых европейскими колонизаторами индейцев. Жертвы сопоставимы с теми, что понес СССР во Второй мировой войне, однако в Америке об этой странице истории вспоминать как-то не принято. Как в Германии – о нацизме.
Памятником геноциду является Национальный музей американских индейцев, который строился в центре Вашингтона 15 лет и был открыт лишь в 2004 году (рядом с ним уже десять лет строится еще один музей афроамериканской истории и культуры как символ-покаяние за вековые притеснения негров).
Когда «индейский» музей открылся, ведущие издания страны New York Times и The Washington Post «разбомбили» его, уничижительно назвав «мешаниной из футболок, масок, игрушек и плетеных корзинок». Ни слова о древнейшей, тысячелетней истории индейской цивилизации, а о европейском геноциде – лишь несколько политкорректных намеков. Тем самым музейщики поддерживают вредный миф, будто Америка покорилась колонизаторам без единого выстрела... 
В музее есть ресторан, где можно отведать редкие блюда вроде жареной змеи или черепахового супа, и огромная лавка, в которой посетители ходят часами. Гиды с гордостью говорят: изделия делают настоящие индейцы, а вырученные от продажи деньги идут на поддержку их резерваций. Правда, на поверку это тоже оказалось частью национального мифа: на половине купленных в лавке товаров дома я обнаружил наклейки Made in China.

 

Империя Свободы
Америка уникальна тем, что эта страна создавалась с «чистого листа». Посреди огромных прерий, расчищенных от индейцев, строились новые города с новым обществом из эмигрантов разного цвета кожи и новыми политическими институтами.
Зримым воплощением американской мечты являются города – по-европейски красивые (на Восточном побережье их строили французские зодчие), но при этом просторнейшие, с широченными улицами и площадями. Строили с прицелом на столетия, поэтому здесь очень редко помышляют о точечной, уплотнительной застройке (в английском языке для ее описания есть два термина – официальный infiltration и жаргонный «дырка для зуба»).
Были мы в одном из городков штата Миссури, Клейтоне, где селятся богатые господа (что-то вроде Барвихи или Рублевки). Участок под дом здесь стоит до миллиона долларов. Казалось бы, нужно супермаркеты на каждом углу воткнуть. Но когда задали этот вопрос чиновникам мэрии, те искренне поразились: мол, «уплотнять» застройку невыгодно – и земля в центре дороже, чем на окраинах, и коммуникации старые, да и общественность будет против. А вот российского застройщика всё это не останавливает.
Во время долгих переездов из отеля на официальные встречи я внимательно следил за автомобильными брендами, которые встречаются на трассах. «Европейцев» и «азиатов» здесь намного меньше, чем американских Dodge, Cadillac, Mustang, Pontiac... Чувствуется рука правительства, которое поддерживает местного производителя, не допуская «перегрева» рынка за счет импорта.
Вообще, по дорогам можно многое сказать о нации. В Америке трассы не обезображены бессчетным количеством рекламных щитов, отвлекающих водителей. Почти нет, кстати, пешеходных переходов (личное авто есть почти у всех, а иначе – езжай на метро!), зато непременно есть велосипедные дорожки.
Однажды, разговорившись, мы стали посреди такой дорожки в парке, и нас громким клаксоном разогнал мчащийся велогонщик. Еще и зыркнул, словно мы забрались к нему в дом. Ведь даже у автолюбителей в США не возникает желания выехать на велосипедную полосу. Корректность на дороге и взаимное уважение – тоже часть национального менталитета, в отличие от России, где прав тот, у кого больше тачка.

 

Верь, помощь придёт!
Одной из основ американской мечты является «опора на собственные силы», которую провозгласил национальной идеей философ Ральф Вальдо еще в середине XIX столетия. Американское общество отгородилось от своей власти стеной, которую не могут (да и не стараются) прошибить чиновники.
Власти заняты своими делами, а всеми проблемами, что они по определению будут решать долго и невпопад, общество занято само – через развитую систему общественных организаций (НКО). Причем государство заботится об НКО, полностью освободив от уплаты всех налогов, что в России пока нереально.
Будучи в Сент-Луисе, мы познакомились с работой множества общественных организаций. Например, Центр Святого Патрика ежегодно помогает почти 10 тысячам бездомных трудоустроиться и обеспечивает их жильем, а Центр независимости занимается социальной адаптацией людей с тяжелыми психическими недугами (каждый день через него проходит до 250 человек).
Отношение общества к таким людям - неподдельно-участливое, как к равноправным гражданам - меня поразило более всего. В большинстве своем это не пациенты психлечебниц, а обычные граждане, которые имеют семью, работу и широкий круг общения.
На улицах, в магазинах, аэропортах США очень много людей в инвалидных колясках – для них создана по-настоящему безбарьерная среда. Хотя для начала должны пасть барьеры не на улицах, а в головах – а это путь многовекового развития общества, построенного «снизу», а не «сверху».
Скажем, для работодателя в США почетно иметь в своей компании даже тяжелых инвалидов – это свидетельствует о высокой социальной ответственности (в то время как в России инвалиды считаются на любом предприятии бременем).
В бюджетах штатов нет статьи расходов «Социальная защита населения», этим занимаются исключительно общественники. Благотворительные программы, сборы пожертвований, волонтерство – это тоже часть американской мечты. Помоги другому, ибо вдруг ты завтра сам окажешься на его месте...
Один лишь благотворительный фонд «Объединенный путь» (United Way) ежегодно собирает пожертвования на сумму $72 млн. (число жертвователей – двести тысяч человек и юрлиц). В фонде работает сорок тысяч волонтеров, которые помогают почти миллиону человек в двух штатах (Миссури и Иллинойс) – бездомным, беднякам, пострадавшим от катаклизмов, многодетным семьям... Волонтеры United Way даже помогают им заполнять и подавать налоговые декларации.
Почему же в России волонтерство и меценатство в зачаточном состоянии?! Если для американцев догма – индивидуализм, «опора на свои силы», то нам власть с 1917 года вдалбливала в головы нежелание решать собственные проблемы, перекладывая их на плечи чиновников. И поныне государство продолжает вытеснять из гражданского сектора независимых активистов, а вместо них плодит бездеятельные «обманки».

 

Ресторан на кладбище
Каждый день пребывания в Америке опровергал распространенный миф о «нации потребителей». В Вашингтоне мы жили в элитном районе «Золотой треугольник», где полно отелей. Однако в пределах пешей доступности было лишь два магазина – лавка с алкоголем и Wal-Green, нечто среднее между магазином «Тысяча мелочей», аптекой и «Союзпечатью». Даже в туристическом районе Джорджтаун, который заканчивается набережной реки Потомак, лишь пара десятков бутиков одежды - на порядок меньше, чем на Тверской или Невском.
В Сент-Луисе мы вовсе столкнулись с тем, что в центре города что-либо купить было нереально. Лишь в двадцати минутах ходьбы от отеля магазин распродаж одежды Macy’s. Зато ни одного продуктового, аптеки или салона электроники вроде «Евросети»... Всё потому, что в США к посещению магазинов относятся намного прагматичнее, чем в России, – тут никто праздно не шатается по супермаркетам вечерами или в офисный перерыв.
Все крупные магазины собраны в формате «аутлет» (outlet) – всё-всё под одной крышей, со скидками, зато далеко за городом, куда добраться можно только на авто или на метро. Вот туда-то американские семьи и отправляются на выходные развлекаться и закупаться. Правда, девяносто процентов товаров с бирочками Made in China. Изредка лишь попадались мне надписи A proudly made in USA, что можно перевести примерно так: «Мы горды, что это сделано в США» (чувствуете печальную иронию?).
«Ну а если вдруг понадобится какое-нибудь лекарство или булка хлеба к ужину, неужто ехать за город?!» – допытывался я у наших гидов. Мой вопрос ставил их в тупик: по их словам, американцы закупают всё (ну вот буквально всё, что может им понадобиться) на неделю, а то и на месяц вперед. Проблем «муж идет с работы, а холодильник пустой» или «боже, чем гостей накормить?!» там нет в принципе.
Расчетливость и прагматизм – тоже черта менталитета, которая определяет и политическую жизнь США, о которой «Открытая» расскажет в следующем номере.

 

Антон ЧАБЛИН



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий