Поиск на сайте

 

 

Скандал с переселением из «аварийного» дома мэрия Ставрополя замяла, однако вопросы к чиновникам остались

 

В публикации «А «халупу» – под снос!» («Открытая», №44 от 7 ноября с.г.) мы рассказали о том, как из жительницы краевого центра, руководителя общественной организации «Патриоты Ставрополя» Ольги Ивановны Качуриной чиновники выжимали письменное признание в том, что ее добротный, надежный дом непригоден для проживания.

Началось с того, что по телефону пенсионерку пригласили в администрацию Октябрьского района, на территории которого она проживает, якобы для оформления документов на переселение из ее аварийного дома в оползневой зоне. 
Дом Качуриной действительно находится на пересеченной местности со сложным грунтом (в полусотне метров от бывшего Пионерского пруда), но чтобы он попал в категорию аварийных, такого Ольга Ивановна не припомнит. Более того, никогда и ни в какие инстанции Качурина заявлений о переселении не писала – для этого не было повода.
Ситуацию пенсионерка попыталась прояснить в жилищном управлении мэрии. Но вместо того, чтобы пожилую женщину успокоить, пообещав во всем разобраться, ей предложили подмахнуть заявление на имя главы администрации Андрея Джатдоева о том, что ее дом «признан непригодным для проживания». Кем и когда крепкий, добротный дом признан опасной для жизни развалиной, Качуриной ответить не смогли. 
Подписывать эту бумагу пенсионерка категорически отказалась. А когда начала разбираться в произошедшем, знакомые чиновники по секрету шепнули, что, оказывается, существует целый список домов, «непригодных для проживания», а хозяева их нуждаются в переселении. Странным выглядит и то, что все ближайшие соседи пенсионерки, дома которых, ни лучше ни хуже, и по логике вещей, тоже должны быть признаны непригодными для проживания, в список переселенцев не попали.
Более того, в некоторых местах по улицам Кавалерийской, Авиационной, Дзержинского и Казанской, по переулкам Садовому и Тутовому, где оползневые процессы и впрямь угрожают постройкам, полным ходом нувориши скупают земельные участки с небольшими домишками, а на их месте вырастают двух– и трехэтажные коттеджи с подземными гаражами. 
И оползневая зона строительству не помеха, и проблем с оформлением нет. Да и как иначе: здесь тихо, уютно, зелено, до центра рукой подать – за такое удовольствие денег не жалко.
Сама Ольга Ивановна полагает, что приготовления к ее секретному переселению в «благоустроенное жилье» с обжитого места напрямую были связаны с деятельностью по защите Пионерского пруда и его окрестностей в тихом уголке под боком у заповедной Бибердовой дачи.
Территорию эту от застройки сберечь удалось, однако от планов ее освоения до сих пор не отказался Виктор Карлов, в недавнем прошлом руководитель градостроительного комитета Ставрополя (говорят, его прочат на должность краевого министра строительства и архитектуры вместо отправленного в отставку Юрия Корнета). Если общественницу выселят с этих мест, которые она в буквальном смысле охраняет денно и нощно, стройка закипит тут же.
Есть и другая версия. Дом Качуриной в список ветхого, «непригодного для проживания» жилья попал потому, что вместе с участком он занимает 22 сотки – очень выгодный плацдарм для возведения трех-этажного коттеджа. А потому не исключено, что кто-то из городских чиновников затеял аферу по отъему большого куска земли под перспективное строительство.
После публикации в «Открытой» домой к Ольге Качуриной лично прибыл начальник жилищного управления Сергей Жидков. Заверил, что сити-менеджер Андрей Джатдоев случившимся обеспокоен, поручив ему в этой темной истории разобраться. 
А чтобы поставить окончательную точку, Жидков снабдил Ольгу Ивановну письмом, которым и заверил, что в Ставрополе действительно формируется список помещений в оползневых зонах, нуждающихся в отселении, однако в случае с Качуриной «при уточнении сведений и с выездом на место» выяснилось: ее дом находится в удовлетворительном состоянии.
Сама пенсионерка вниманию чиновников искренне рада и благодарит их за то, что ее ситуацию не задвинули в долгий ящик, не затерли, как нередко бывает, а рассмотрели в самые кратчайшие сроки. И хотя для нее самой разрешилось все благополучно, вопросы все же остались.
Например, такой: на каком основании сотрудники жилуправления города упрашивали Качурину подписать бумагу о непригодности ее дома к проживанию, не ознакомив с результатами комиссионного обследования? Если действовали чиновники на законных основаниях, пусть об этом мэрия сообщит официально, ну а если занимались самоуправством, да еще от имени главы администрации (!), почему к ним не принято никаких мер? Опять же непонятно, какие именно «сведения уточнялись» при повторном обследовании дома, кем и когда?
Произошедшее все больше наталкивает на мысль, что настоящего разбирательства ситуации в мэрии не было. Тем временем на фоне показной «акции примирения» с заслуженной пенсионеркой на территории Пионерского пруда успели свалить несколько машин строительного мусора. 
Так, может, обещание мэрии возродить пруд, за который много лет боролась Ольга Качурина, и впрямь блеф, а золотую землю в этом районе кому-то очень неймется освоить в коммерческих целях?

 

Олег ПАРФЁНОВ



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий