Поиск на сайте

Увиденный в сельском музее старинный осветительный прибор напомнил автору о далёком детстве 

Репортаж

Уже несколько лет слежу за деятельностью Труновского историко-краеведческого музея. Там работают удивительные люди, любящие свое дело, сделавшие маленький музей одним из центров культурной жизни села Донского и в целом Труновского муниципального округа.  

Под руководством директора Анжелики Стреловой музей не раз признавался лучшим среди сельских музеев края. 

ИХ КОВИДОМ НЕ ЗАДУШИШЬ, НЕ УБЬЕШЬ 

Как признается Анжелика Васильевна, 2020-й год стал тяжелейшим испытанием для музейщиков. Из-за карантинных ограничений музей был закрыт более чем на полгода. Ни одиночных посетителей, ни групповых экскурсий - мертвая тишина.  

Но работа не останавливалась ни на один день. Сотрудники сосредоточились на обработке фондов, которые давно нуждались в дополнительной систематизации, и стали осваивать социальные сети.  

- Мы проанализировали возрастной и социальный состав нашей аудитории и пришли к выводу, что это школьная молодежь и люди старше 40 лет. Конечно, ни о каких «Тик-токах» речи быть не могло, несмотря на популярность этой сети у молодых, не тот это формат.  

А вот через родителей, бабушек и дедушек этих ребят как-то достучаться до них можно. Поэтому выбрали «Одноклассники», как наиболее популярную соцсеть у старшего поколения. Опыт показал, что мы на правильном пути. Так стала складываться такая семейная онлайн традиция посещения нашего музея. 

Я заходил на страничку музея и, действительно, нашел там много интереснейшего материала. Например, понравилась мне рубрика «История одного экспоната».  

Музейщики выставляют на своей страничке какой-нибудь экспонат из фондов и рассказывают о его истории, о тех людях, которые передали старинную вещь на хранение и т.п.  

Как правило, появляются отклики посетителей странички, которые дополняют основную информацию теплыми человеческими воспоминаниями. Получаются такие маленькие эссе, наполненные полезной и вместе с тем не казенной информацией. 

Прочитал несколько таких замечательных заметок о швейной машинке «Зингер», о матерчатой кукле для заварочного чайника, о патефоне, о глиняной свистульке, о керосиновой лампе. 

Анжелика Стрелова проводит экскурсию для школьников «Как жили наши предки», где нашлось место и керосиновой лампе

КОМУ – ДРЕВНОСТЬ, А КОМУ – РАРИТЕТ 

Керосиновая лампа – незатейливый осветительный прибор, когда-то произвела революцию в освещении жилищ и улиц городов. Случилось это в середине 19 века. Лет сто керосиновая лампа была одним из основных источников света в Европе и России.  

Даже с появлением электрических лампочек накаливания «керосинка» не была вытеснена до конца, так как во многие села и деревни электричество пришло только к 50-м годам.  

А если учесть частые аварийные отключения света, то керосиновая лампа была незаменимой альтернативой «лампочке Ильича». Светила она гораздо ярче свечей и была менее пожароопасной. 

Для молодежи керосиновая лампа –  

это, конечно уже древность. Ну, а для людей, которым за 50-60 – раритет. В детстве они еще застали эти лампы в обиходе. 

Была и у нас такая лампа, когда мы жили в военном городке в городе Стрый на Западной Украине. Она использовалась именно как альтернатива электричеству, которое тогда частенько вырубали из-за повреждений на линии во время сильного ветра. 

А вот керосинку и керогаз использовали постоянно для приготовления пищи, наверное, пару лет нашей жизни в финских домиках.  

Часть городка состояла из настоящих финских домиков, которые собирались из уже готовых элементов, деревянной вагонки или же шиферных пластин. Они вполне годились для нехолодной западноукраинской зимы. Но главное, что там был газ.  

А вторая часть городка состояла из кирпичных одноэтажных домиков, которые, наверное, были теплее. Но в них не было газа. Топили в них печи дровами и углем. А пищу готовили на керосинках, керогазах и примусах. Хорошо помню, какой мукой было сварить суп или борщ на керосинке.  

Это был самый неэффективный варочный агрегат. Помню, заменили мы керосинку на керогаз, более совершенную штуку, с большим матерчато-асбестовым фитилем. У него кпд был гораздо более высокий. 

Но однажды, гуляя во дворе, слышу истошный бабушкин крик: «Пожар, горим!» Благо был выходной, и большинство офицеров находились дома. Вижу, бегут к нам через огород из соседнего дома мужики с половиками.  

А из керогаза пламя под потолок. Накрыли эту гадость тряпками, залили ведром воды и вышвырнули в огород. 

Пришлось поменять керогаз на примус, который тоже был достаточно опасным. 

Через пару лет и у нас появился газ. Всю керосиновую варочную утварь выкинули за ненадобностью, а вот лампа жила у нас еще лет десять. Пару раз я при ее свете даже уроки делал. 

А за керосином мы ходили на рынок. Там он продавался на развес. Из небольшого бассейна его черпали мерным ковшиком, как молоко в магазинах, и наливали в банки, бидоны. Запах его мне тогда нравился. 

РОЖДЁННАЯ ВО ЛЬВОВЕ 

И вот узнаю от музейщиков из Донского все в той же заметке про керосиновую лампу, что была она придумана не где-нибудь, а во Львове в 1853 году. То есть в городе, в 70 километрах от которого прошло мое детство, а позже я учился там в университете. Некий Петр Миколяш, владелец одной из крупнейших городских аптек, договорился с двумя предприимчивыми хмырями из Дрогобыча о том, что они будут поставлять ему дистиллят, из которого аптекарь сможет гнать дешевый спирт, и обогатится на этом. 

Что могла представлять из себя старинная львовская аптека, мне и рассказывать не надо. На старой городской площади Рынок и сейчас работает аптека-музей, где можно увидеть все атрибуты старинного аптекарского ремесла, начиная с 17 века. В том числе и приборы для получения спирта. 

Миколяш сам этим заниматься не стал, может, в силу недостаточной образованности, а поручил это дело своему лаборанту Яну Зеху, который вместе со своим приятелем Игнатием Лукасевичем начал экспериментировать с предоставленным ловкачами из Дрогобыча материалом. Это были продукты нефтепереработки. А именно под Дрогобычем, в Бориславе, в те времена уже стали добывать нефть. 

Вместо спирта у них получился керосин, который лаборанты приспособили для масляного светильника и поняли, что он гораздо лучше масла. Вскоре они усовершенствовали светильник, который и стал прообразом керосиновой лампы.  

Поняв, что сделал большое открытие, Зех уволился из аптеки и начал собственное дело. И оно развивалось бурно. 

Весь Львов освещался керосиновыми фонарями от Зеха, пока в его доме не случился пожар. Взорвался тот самый керосин, и в огне погибла жена предпринимателя и его сестра. С тех пор он бросил это опасное занятие, вернувшись к аптечному ремеслу. А ведь продавал до 60 тонн керосина ежегодно! 

Судьба Лукасевича сложилась удачней. Он, разбогатев на керосине, стал крупным владельцем нефтяных месторождений под Бориславом. 

Довожу до сведения нынешних украинских свидомых, которые все достижения человечества готовы приписать великим украм, что герои керосиновой истории не были украинцами. Судя по фамилиям, это были поляки.  

А Львов в те годы входил в Австро-Венгерскую империю, и в те времена в городах было не более десяти процентов украинцев, которые там занимались самым неквалифицированным трудом. Такова правда истории. 

Кстати, после того, как керосиновые лампы львовских предпринимателей стали популярными, их запатентовали некие австрийские дельцы, и по Европе и России они уже продавались под маркой «Венские». 

Вот такую интересную историю рассказали музейные работники из села Донского. Мне она напомнила далекое детство. Может, и кому-то из наших читателей вспомнится что-то хорошее, доброе из прошлой жизни. 

Сергей ИВАЩЕНКО 

 

Добавить комментарий

Голос за!

Голоса: -10

You voted ‘up’



Поделитесь в соц сетях