Поиск на сайте

 

 

Сланцевый газ, на который подсели США и другие страны, всё больше будет вытеснять традиционный, а мировой рынок энергоресурсов станет всё меньше нуждаться в продукции «Газпрома». Увы...

 

О газовой самодостаточности
До недавнего времени ОАО «Газпром» не видело в нетрадиционных источниках природного газа (биогаз, шахтный метан, горючие сланцы и др.) достойного соперника своим внушительным газоконденсатным месторождениям. Меж тем благодаря развитию технологий США смогли менее чем за 10 лет (2002-2011 гг.) почти в двадцать раз – до 194 млрд. м3 (30% в совокупной добыче страны за год) – увеличить объемы газа, произведенного из сланцевой породы.
Фактический отказ «Газ-прома» от разработки Штокманского месторождения (Баренцево море), сжиженный газ с которого первоначально (2002 г.) планировалось продавать на рынках Северной Америки, есть прямое следствие этой новообретенной газовой самодостаточности США.
Лишь в прошлом году обеспокоенный планами Соединенных Штатов экспортировать излишки газа в Европу, а также попытками других стран (Польша, Украина, Китай и др.) повторить успех американцев флагман российской экономики официально признал «нетрадиционный» газ угрозой своим бизнес-интересам.
В отечественных и зарубежных масс-медиа можно найти немало аргументов «за» и «против» добычи сланцевого газа, включая совершенно противоположные прогнозы относительно его будущего. «Открытая» газета, со своей стороны, предлагает читателям узнать поподробнее, что же на самом деле представляет данная технология.

 

Гидроразрыв – это не страшно
Природный газ (на 95% метан), образовавшийся, как и нефть, в толще Земли миллионы лет назад из растительных и животных остатков, может накапливаться как в пористых геологических формациях, так и в плотных газонепроницаемых породах (каменный уголь, горючие сланцы и др.). В первом случае мы имеем дело с традиционными газоконденсатными месторождениями.
Во втором – значительное количество метана оказывается как бы «запертым», и без создания каким-либо образом микротрещин в толще породы высвободить газ не представляется возможным. В принципе гидроразрыв как способ увеличения проницаемости подобных пластов уже давно успешно применяется всеми добывающими компаниями мира для повышения отдачи нефтегазовых месторождений.
Однако лишь в последние 10-15 лет совершенствование технологии гидроразрыва, вкупе с горизонтальным бурением и 3D-моделированием сейсмогеологических данных, сделало экономически выгодной и технологически возможной добычу газа из сланцевой и других непроницаемых газонасыщенных пород.

 

Много золота под ногами
На сегодняшний день в Соединенных Штатах нанесено на карту 19 сланцевых бассейнов, пригодных для промышленной добычи природного газа. По различным оценкам, суммарные извлекаемые запасы сланцевого газа здесь составляют от 7,1 до 24,4 трлн. м3, что сопоставимо с разведанными запасами «Газпрома».
Так, к примеру, месторождение Барнетт в северном Техасе площадью 13 тысяч км2 представляет собой раскинувшиеся на глубине 1800-2700 м сланцевые отложения толщиной 30-300 м. В 2011 году 200 с лишним газодобывающих компаний, работающих здесь, добыли в общей сложности порядка 50 млрд. м3 сланцевого газа из более чем 10 тысяч скважин.

 

Легкие деньги для землевладельцев
Как правило, владельцу земли в США принадлежат и права на находящиеся в ней полезные ископаемые. Таким образом, собственники земельных участков могут рассчитывать на единовременный денежный бонус, арендную плату за отданную под скважину землю и ежегодные отчисления (роялти) от стоимости добытого газа (12-25%).
Так, вышеупомянутое месторождение Барнетт, центр которого приходится на густонаселенный метрополис Даллас-Форт Ворт, стало настоящей золотой жилой для многих землевладельцев. В свою очередь, местные власти также процветают под дождем из разного рода налоговых поступлений (720 млн. долларов в 2006 году) и дополнительных рабочих мест (всего 108 тысяч к 2015 году), что приносят с собой «газовики».

 

Скважины как поточное производство
Получив необходимые разрешения и согласие собственников земли, газодобывающая компания огораживает себе участок в 2-4 га под необходимое оборудование. Собрав буровую вышку (3 дня), работающая там бригада приступает к бурению вертикальной скважины глубиной 1-3 км, на что уходит еще 2 недели.
Благодаря компьютерному 3D-моделированию сейсмогеологических данных буровики хорошо представляют, как расположен необходимый им пласт сланца. Не дойдя до него 150-200 метров, они изменяют направление бурения так, чтобы создать в итоге горизонтальный участок длиной 300-3000 метров прямо в толще сланцевой породы.
На этом этапе от вожделенного газа скважину отделяют лишь стальные обсадные трубы и слой цемента поверх них. Так что дело за специальным устройством-перфоратором, которое создаст по всей длине горизонтального ствола небольшие отверстия в стали и цементе.
Именно через эти проколы закачиваемая в скважину под давлением вода будет проникать в сланцевую породу и «раздвигать» в ней микротрещины, позволяя тем самым молекулам газа покинуть их убежище.
По завершении работ по гидроразрыву пласта скважина оснащается необходимым газоколлекторным и мониторинговым оборудованием, ограждается забором и подсоединяется к газопроводной системе. Законодательство большинства штатов дает компаниям 120 дней, чтобы рекультивировать (привести в первоначальный вид) буровую площадку, подъездные дороги и т.д.
Средний срок службы «сланцевой» скважины составляет всего 8-12 лет, вместо 20-40 на традиционных газоконденсатных месторождениях. Дело в том, что поступление газа из сланцев со временем падает и для поддержания добычи на постоянном уровне нужны новые скважины или новые гидроразрывы.

 

Вероятность экологических рисков
Противники сланцевого газа главную опасность данной технологии видят в возможном загрязнении подземных запасов питьевой воды коктейлем из химикатов, входящих в состав жидкости разрыва. В свою очередь, адвокаты отрасли утверждают, что располагающимся обычно на глубине 50-100 м водоносным слоям ничего не угрожает.
Проходящая сквозь них вертикальная скважина надежно укрыта опалубкой из стальных обводных труб и цементного камня, а у тех химических соединений, что остались в горизонтальном рукаве на глубине 1,5-3 км, нет никаких шансов достичь поверхности.
Как указывают «сланцевые» газодобывающие компании, гидроразрыв вот уже десятки лет является стандартной, хорошо отработанной процедурой, используемой повсеместно в газонефтяной индустрии. Тем не менее, стараясь снизить накал страстей, отрасль пытается стать, насколько это возможно, «зеленой», в том числе через внедрение новых, экологически безопасных жидкостей разрыва. Таких, как, например, «КлинСтим» от американской фирмы «Холлибартон».
Состоящая только из веществ, используемых в пищевой промышленности, «КлинСтим» была впервые представлена компанией в 2011 году. Тогда представитель «Холлибартона» выпил стакан этой жидкости перед лицом собравшихся журналистов без каких-либо видимых последствий.

 

Влияние «Газпрома» будет убывать
Благодаря добыче сланцевого природного газа цены (около 100 долларов за 1000 м3) на него сейчас в США ниже даже внутрироссийских, что ставит производителей на грань разорения. Единственный выход им видится в экспорте излишков на рынки Европы и Азии танкерами-газовозами.
По мнению аналитиков, в ближайшие 5-7 лет сланцевый газ Соединенных Штатов вкупе с поставками сжиженного газа из Катара и других стран неминуемо приведет к падению мировых цен, что скажется на финансовых показателях «Газпрома».
Вместе с тем, как отмечают эксперты, у самой прибыльной компании мира есть большой запас прочности в виде низкой себестоимости добычи газа (3-50 долларов за 1000 м3), в то время как затраты американцев с их сланцевым газом оцениваются в 80-230 долларов.
Кроме того, по мере выравнивания внутрироссийских и мировых цен на природный газ (условие вступления в ВТО), прибыльность внутренного рынка для «Газпрома», которая уже сейчас составляет около 50%, будет только расти, компенсируя тем самым потери от снижения цен на заграничных поставках.

 

Александр ЛЕОНТЬЕВ



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий