Поиск на сайте

 

 

При первой встрече они простят вам слово «жалость», потому что при второй вы забудете его сами. Это – главная задача проекта «Молодые инвалиды Северного Кавказа за развитие диалога и социальных связей», поддержанного Фондом предотвращения глобальных конфликтов на Северном Кавказе

- Основная цель проекта звучит как «развитие диалога и социальных связей». Какие конкретные направления включает в себя ваша работа?
- Главная задача, которую ставит перед собой наша небольшая, но мобильная команда, - помочь молодым инвалидам поверить в то, что они могут и должны жить полнокровной, независимой жизнью. Чтобы разрушить барьеры, стоящие у них на пути, необходимо время и, главное, внимание общественности к их проблемам. Поэтому наша работа носит прежде всего просветительский характер.
Мы проводим семинары и круглые столы для студентов, чиновников, молодых инвалидов и их родителей; разрабатываем брошюры и плакаты; сотрудничаем с журналистами. Много времени проводим в школах: показываем ученикам фильмы, проводим тренинги по пониманию инвалидности, просто беседуем.
Дети очень восприимчивы и открыты к диалогу. Знаете, как начинаются наши встречи? Приходим мы с Костей Елисеевым на урок - я почти не вижу, у него гипермоторика рук, он не может контролировать мелкие движения - и задаем детям простой вопрос: «Как вы относитесь к инвалидам?»
Первое слово, которое мы обычно слышим, - это слово «жалость». А потому сразу спрашиваем: «Вот мы - инвалиды - стоим перед вами. Вам нас жалко?» Дети задумываются и после паузы признаются: «Нет, вас почему-то не жалко…»
Важно доходчиво объяснить ребенку, что все люди на свете разные: одни отличаются от тебя цветом глаз, другие - тем, что ты бегаешь, а они не могут, ты смотришь мультик, а они его только слушают. И ничего особенного в этом нет. Не надо их жалеть и перешептываться за спиной. Надо просто принимать и ценить людей такими, какие они есть.
- Для нашего региона, где проживают представители более двухсот национальностей, разных верований и обычаев, такой призыв к терпимости очень важен…
- Конечно. Ставрополь еще не отошел от событий трехмесячной давности, когда после массовой драки на межнациональной почве в городе началась настоящая паника. Мои друзья-армяне каждый день просили меня купить им хлеба, потому что боялись выходить на улицу. Атмосфера страха просто витала в воздухе, и мы не могли делать вид, что нас это не касается и не попытаться хоть что-то изменить.
Мой товарищ Андрей Пигарев, передвигающийся на коляске, за одну ночь придумал плакат: девочка показывает рукой на многоэтажку и говорит: «А у нас в доме столько разных и хороших людей». И одной строкой внизу плаката подпись: «Хороший человек, плохой человек - не национальный признак».
Мысль прозрачна, проста и понятна для нормального человека, но совершенно непереносима для ксенофобов и националистов всех мастей и народностей. Нас, признаться, очень страшила возможность встречи с экстремистами, когда на следующее утро мы, распечатав плакаты, отправились в город расклеивать их на фонарных столбах и заборах. Все обошлось: домой вернулись живы-здоровы, и не знаю, может быть, не такое уж большое дело совершили, но, по крайней мере, не остались в стороне.
- У наших сограждан, побывавших за рубежом, часто складывается впечатление, что в Европе инвалиды есть - они активны и видимы, а в России их как будто и нет, настолько замкнута сфера их жизнедеятельности. Как переломить ситуацию, если наши города практически не приспособлены для жизни инвалидов?
- Конечно же, в редком российском городе созданы условия для того, чтобы жители, включая людей с инвалидностью, чувствовали себя в нем комфортно. Взять, к примеру, пандусы - наклонные площадки, заменяющие лестницы. У нас в Ставрополе они есть, но установлены так бестолково, что зачастую ими невозможно воспользоваться.
Например, около ЦУМа у пандусов такой угол наклона, что впору ребятишкам на санках кататься: спуститься отсюда на коляске никто не рискнет, а подняться - так просто не сможет. В районе пересечения улиц Дзержинского и проспекта Октябрьской революции на съездах с тротуаров стоят тумбы для флагов. Или совсем нелепая ситуация: в новом магазине на улице Чехова - два лестничных пролета, а пандус установлен только на одном. И зачем, спрашивается, ставили?
Таких трудностей - назовем их техническими - конечно, немало. Но гораздо важнее отношение окружающих к людям с инвалидностью. А оно за последние 10 лет изменилось в лучшую сторону. Этим летом мы побывали в Анапе и от души радовались тому, что увидели. Движутся там по улицам люди: кто на ногах, кто на коляске, - и никто не показывает на другого пальцем, не хихикает, не перешептывается.
- То есть, вы полагаете, перемена в общественном сознании налицо?
- Я думаю, да. И сильнее всего это ощущается на бытовом уровне. Если несколько лет назад инвалиды постоянно сталкивались с высокомерным, а порой грубым к себе отношением, то сегодня подобное - редкость. Люди ведут себя достойно, уважительно и корректно, потому выход в город перестал быть для инвалида стрессом.
Кроме того, в последнее время у людей с инвалидностью появляется все больше возможностей для самореализации. Общественные организации вовлекают их в занятия спортом, проводят тематические вечера, организуют чтение книг.
А сколько новых возможностей дают инвалидам компьютеры! Позволяют общаться, работать, зарабатывать, нормально содержать семью. В результате люди все больше включаются в общественную жизнь, растет их уверенность в себе и самоуважение, а потому и общество перестает относиться к ним как к иждивенцам, нуждающимся в постоянной жалости и опеке.
- И все-таки, кто в первую очередь должен помочь человеку с инвалидностью реализовать себя в практической жизни - государство, общество, семья или, прежде всего, он сам?
- Я бы выстроил цепочку таким образом: семья - сам человек - общество - государство. То, что главную роль в воспитании независимой личности играет семья, для меня бесспорно. К сожалению, очень часто родители жестко контролируют жизнь ребенка с инвалидностью, не доверяют ему даже простую домашнюю работу, жалеют, балуют. Но ведь родители не вечны, и в какой-то момент их ребенок останется один. А если он не приучен к самостоятельным действиям, не умеет переносить бытовые невзгоды, принимать решения и держать удар, то выкарабкаться из одиночества и жить полноценной жизнью он не сможет.
Я вырос в семье военного и очень благодарен родителям за сдержанность и молчаливую поддержку, которую всегда чувствовал за спиной. Важно не только быть уверенным в том, что имеешь прочный тыл, но и чувствовать, что близкие радуются твоим успехам и гордятся тобой. Как написал Борис Вишневский: «Удача - родиться у своих родителей и успеть их чем-то порадовать». Нельзя лишать детей с инвалидностью возможности испытать это чувство.
- А что зависит от самого человека? Как отыскать в себе силы, чтобы не сломаться в трудных обстоятельствах?
- Каждый сам находит ответ на этот вопрос. Один мой друг, передвигающийся на коляске, часто повторяет: «Если мне даны такие испытания, значит, я должен принять их достойно, не опускать руки, а наполнить жизнь смыслом».
Я думаю немножко по-другому. Было бы у меня хорошее зрение, не прикладывал бы я столько усилий к учебе, к работе, не выработал бы в себе целеустремленности и упорства, какие в себе ощущаю.
Важно помнить - выход есть всегда из любой, казалось бы, неодолимой ситуации! Знаете, за что я люблю книги американского фантаста Роберта Шекли? Герои его произведений попадают в такие сложные жизненные переделки, которые кажутся нам тупиковыми, но в финале оказывается, что решение лежит на самой поверхности. Не бывает в жизни безвыходного положения, потому что любое испытание в жизни дается вместе с силами для его преодоления!
- А в вашей жизни преодоление - это ежедневная борьба с собой или рубеж, через который вы в какой-то момент переступили?
- Ну, на особый героизм я здесь, наверное, не потяну! (Смеется.) Кажется, и в школе, и в университете я был очень несамостоятельный. Конечно, какая-то уверенность росла во мне постепенно, но ценить себя стал по-настоящему, лишь когда начал работать. Вот тогда вместе с ответственностью появилось и самоуважение. И все-таки рубежом я бы это не назвал. Просто каждый день ты преодолеваешь ступеньку за ступенькой, иногда останавливаешься, иногда спотыкаешься, порой отступаешь и даже падаешь, но назавтра поднимаешься и продолжаешь путь.
- Наверное, в вашей жизни были встречи с людьми, которые помогли вам не сломаться в трудную минуту?
- У Станислава Ежи Леца есть изречение: «Когда я опустился на самое дно, снизу мне постучали». Все познается в сравнении. И пока ты жалеешь себя, считая только свои проблемы достойными внимания, рядом всегда есть кто-то, у кого положение тяжелее, но кто не отчаивается и не впадает в уныние.
Поначалу я очень переживал из-за своей болезни, воспринимал ее как ужасную трагедию. А потом познакомился со Славой Диковым - профессиональным звукорежиссером, человеком, который не видит вообще, и человеком, тем не менее, счастливым. Или Олег Андреев - тоже инвалид, тоже незрячий - и у него любимая работа и счастливая семья! Вот что ценно!
Я был потрясен: «Как же так? Для меня болезнь - катастрофа, а они, у кого положение еще тяжелее, независимы, самодостаточны, нужны людям и счастливы! Значит, что-то я в этой жизни не так понимаю?..»
Много было важных встреч, и, наверное, я тоже помог кому-то выдержать удар в трудную минуту. Для меня важно еще, что друзья рядом не только в горе, но и в радости - когда мы поднимаемся на ледник в Архызе или спускаемся по горной реке на плотах. Пускай это легкие маршруты, но для меня они были большим испытанием, я ведь и в городе иногда испытываю трудности с передвижением.
Думаю, когда я осуществлю свою мечту и прыгну с парашютом, друзья снова поддержат меня. Но поддержка поддержкой, а решительный шаг в небо с парашютом за спиной сделаю все-таки я сам.

Беседовала
Фатима МАГУЛАЕВА



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий