Поиск на сайте

 

 

Попирая закон и права детей, работают судебные приставы Ессентукского межрайонного отдела при исполнении судебных решений

 

Минувший 2008 год, объявленный по инициативе президента России Годом семьи, закончился в Ессентуках беспрецедентным скандалом. Призывы руководства страны «поработать хорошо» ессентукские судебные приставы восприняли, видимо, в искаженной, если не сказать,  извращенной форме.
Летом 2008 года Ессентукский городской суд по иску мэрии принял решение о выселении из муниципальной квартиры, расположенной в центре Ессентуков, Ольги Кануниковой и членов ее семьи, состоящей из шести человек, включая двух несовершеннолетних детей. При этом суд в решении указал, что Кануникова и ее дети подлежат выселению с предоставлением другой «благоустроенной» квартиры в старой хрущевке по улице Пятигорской в Ессентуках.
Ответчики не согласились с решением суда первой инстанции, поскольку были уверены, что городские власти при выселении из ветхого жилья должны им предоставить жилую площадь из расчета на всех членов семьи (в соответствии с требованиями 57 статьи Жилищного кодекса как лицам, состоящим в очереди на улучшение жилищных условий) и обратились в вышестоящие судебные инстанции с жалобами на решение суда.
И кассационная, и надзорная инстанции краевого суда не нашли оснований для отмены решения суда первой инстанции, и ессентукская администрация сдала исполнительный лист о выселении семьи Ольги Кануниковой в Ессентукский межрайонный отдел Федеральной службы судебных приставов.
Сначала исполнительный лист попал молодому и неопытному судебному приставу Константину Попову. Проявляя полную безответственность при выполнении служебных обязанностей, Попов даже не смог без нарушения закона возбудить исполнительное производство о выселении семьи Кануниковой. 
В постановлении о возбуждении производства вместо требований о добровольном выселении он обязал ответчицу выплатить задолженность в сумме 0 рублей и представить ему копию платежного документа, подтверждающего оплату. Кануникова обратилась с жалобой в суд. 
В суде Попов не появлялся, вместо него прислали судебного пристава Лилию Карпусь – бывшего сотрудника прокуратуры. Намекая на возможные проблемы в дальнейшем, она попыталась убедить представителя Кануниковой забрать жалобу, дабы не провоцировать грозное ведомство на ответные действия. Но жалобу не отозвали, и решением Ессентукского городского суда действия судебного пристава Попова были признаны незаконными. 
Как ни странно, но предсказания Лилии Карпусь начали сбываться - именно ей было передано исполнительное производство о выселении Кануниковой.
Карпусь, несмотря на значительный опыт работы в органах государственной власти, также не смогла без нарушений закона возбудить исполнительное производство, допустив многочисленные ошибки. 
Но самое главное - в постановлении о возбуждении производства она указала, что Ольга и ее дети подлежат выселению без предоставления другого жилого помещения, что впоследствии и сделало семью Кануниковых бомжами.
Естественно, Ольга Кануникова не имела возможности исполнить решение суда о выселении добровольно, поскольку другая квартира ей и ее детям не была предоставлена, и ей некуда было перевезти свои вещи. 
Администрация отмалчивалась и даже не попыталась вручить ей ключи от «новой» квартиры. Местный отдел опеки и попечительства, «охраняющий» права и интересы несовершеннолетних, наряду с мэрией участвовал в исполнительном производстве, но, видимо, в силу какой-то непреодолимой заинтересованности не принял мер для защиты прав детей от остервенелого судебного пристава Лилии Карпусь.
В ообще, действия судебных приставов походили на карательную операцию. 
Ольга Викторовна Кануникова более двадцати лет работает медсестрой в Ессентукском родильном доме. Все личные проблемы она привыкла оставлять дома – работа ответственная, любая ошибка может обернуться непоправимой бедой. Но пристав Лилия Карпусь, утратив чувство меры, а может быть, желая угодить могущественным взыскателям, устроила ответчице настоящий террор. 
Получив сведения о графике дежурств Ольги Викторовны, она систематически в темное время суток являлась в Ессентукский роддом и, стуча в двери приемного отделения, требовала срочно вызвать к ней Кануникову. 
При этом Карпусь проявляла чудеса не только в области исполнения судебных решений, но и нечеловеческие способности своего организма. Вот цитата из одного акта, составленного на пороге роддома: «Выйдя с понятыми на улицу и подняв голову на уровень четвертого этажа, в окне мы увидели силуэт, похожий на силуэт должницы, которая сразу отошла от окна». Вы представляете, какую психологическую травму получили понятые, ставшие свидетелями трюков судебного пристава. Чем не сюжет для фильма ужасов про оборотней и всякую другую нечисть?
За неделю до Нового года несовершеннолетний сын Ольги Викторовны Денис попал в больницу с серьезной травмой. Кануникова, полагаясь на то, что Лилия Карпусь отнесется с пониманием к ее проблемам, обратилась к ней с заявлением о приостановлении исполнительного производства до выздоровления ребенка. 
Закон предусматривает такую возможность и дает судебному приставу в таких случаях право принять решение о приостановлении. Но судебный пристав, проявляя непреклонность и безграничное чувство «долга»,  даже не стала утруждать себя рассмотрением этого заявления. 
Впоследствии суд также признал незаконным бездействие Лилии Карпусь по рассмотрению вопроса о приостановлении исполнительных действий. Но это было уже потом... Пристав очень торопилась и не оставляла своим жертвам никаких шансов.
Ольга Викторовна была уверена, что пристав приостановит исполнительное производство и до выздоровления сына их выселять не будут, тем более, за несколько дней до Нового года. Она бегала по врачам и аптекам, посвятив все свое время уходу за ребенком.
О том, что в приостановлении выселения отказано, Ольга Викторовна узнала только тогда, когда ее вещи оказались на улице, а квартира была опечатана ессентукской администрацией. 
Утром 26 декабря 2008 года без уведомления ответчиков  о принудительном выселении пристав Карпусь явилась к дверям злополучной квартиры в сопровождении дюжины вооруженных электрошокерами судебных приставов, представителей администрации и органов опеки и попечительства, милиции, понятых, рабочих с ломами и даже представителей СМИ - пятигорского телевидения и газеты «Ставропольская правда». 
Видимо, желая войти в историю  расправой над «непокорными» ответчиками и продемонстрировать свои неограниченные возможности жителям всего края, судебные приставы позаботились о том, чтобы их подвиг не остался незамеченным и при участии СМИ стал достоянием общественности.
Горделиво прохаживаясь перед журналистами, пристав Карпусь, принарядившись по случаю в норковую шубу, небрежно наброшенную поверх мундира, вместе с представителем пресс-службы краевого Управления службы судебных приставов рассказывала толпе зевак и соседей о торжестве закона и о деятельности службы приставов, призванной охранять права и законные интересы этих самых граждан.
Когда народ, не соглашаясь с саморекламой чиновников, начал высказывать сомнения в законности происходящего, Лилия Карпусь приказала ломать двери, и двое дюжих рабочих в тулупах вломились в квартиру.
В квартире не было никого, кроме домашней собаки. Защищая дом от вторжения здоровенных приставов в бронежилетах, вооруженных электрошокерами, собака лаяла, наивно полагая испугать непрошеных гостей. Неравный бой животного с судебными приставами снимал на камеру репортер пятигорского телевидения. 
После того, как в квартире раздался треск электрошокеров и визг собаки, он выбежал из квартиры и вместе с журналистом телевидения скрылся, на бегу бросив, что скорей всего сюжет в эфир не выйдет, мол, дикость же происходит.
В итоге дверь в единственную комнату квартиры закрыли, и часа через три на место совершения исполнительных действий явился кинолог, которому с трудом удалось вывести испуганное животное на улицу и запереть в подвале.
Через некоторое время на место событий прибыл обеспокоенный руководитель Ессентукского межрайонного отдела службы судебных приставов Александр Латышев. Походил, посмотрел, пошептался со своими подчиненными и чинно удалился. 
До вечера судебный пристав Карпусь не покладая рук описывала имущество, находящееся в квартире, вороша и пересчитывая белье и личные вещи. 
Уже затемно Карпусь объявила, что решение суда исполнено, и чиновники разошлись по домам готовиться к новогоднему празднику. Где будут ночевать выселенные люди, приставов не волновало. В конце концов не они придумывали Год семьи, а президент, да и до конца этого года оставались считанные дни.
Когда Ольга Кануникова вернулась вечером домой, пробыв почти весь день в больнице у сына,  она увидела свои вещи сваленными в кучу во дворе и опечатанную дверь уже не ее квартиры.
Теперь представьте себе ее состояние. Куда идти, что делать? На улице минус десять. Провозившись с разбросанными по двору вещами, распределяя их по соседям, Ольга Викторовна слегла с воспалением легких.
Как бы в насмешку над людьми, ставшими по воле чиновников бомжами, муниципальные службы через три дня после выселения семьи Кануниковых направили им предложение о заключении договора социального найма другой муниципальной квартиры. Наверное, вас заинтересует, куда было направлено это предложение? На деревню дедушке - по адресу, где раньше до выселения проживала Ольга Викторовна. Естественно, что это письмо она не получила, о нем мы узнали со слов представителя администрации Ессентуков.
До настоящего времени другая квартира семье Кануниковых не предоставлена, и они по праву считаются лицами без определенного места жительства.
«Территория Закона» уже  рассказывала о начале этой истории в своих публикациях. Еще летом прошлого года мы пытались привлечь внимание к проблеме семьи Кануниковых, выселяемых по иску администрации, поданному в суд в «защиту интересов города Ессентуки и его населения». 
Не добившись положительного результата в судебных инстанциях, мы даже и подумать не могли о том, что права и законные интересы людей могут так грубо попираться должностными лицами. На вопрос о том, что плохого сделали Ессентукам и его жителям Ольга Кануникова и ее дети, мы ответа так и не услышали.
Для описания всех нарушений закона, допущенных приставом Карпусь при исполнении судебного решения, надо было сделать к газете отдельное приложение. 
Инициированные юристами «Территории Закона» жалобы на действия Карпусь уже объективно рассмотрены Ессентукским городским судом. 
Суд признал незаконным выселение Ольги Кануниковой без предоставления другого жилого помещения, признал незаконными действия по вскрытию квартиры. 
Незаконным признано также бездействие судебного пристава при рассмотрении ходатайства о приостановлении исполнительного производства в связи с болезнью ребенка. Суд также вынес частные определения в адрес руководства службы судебных приставов.
Следует отметить, что и после нескольких походов в судебные заседания пристав Карпусь не смогла доказать законность своих действий, путалась в объяснениях, ссылалась на свои должностные полномочия. 
Несмотря на поддержку представителей ессентукской мэрии в судебных заседаниях, Лилия Карпусь не выдержала критических оценок своих действий, данных судом, и скоропостижно заболела. 
Чиновники, конечно же, будут обжаловать решения суда в кассационном порядке, и мы в свою очередь проинформируем читателей о дальнейшей судьбе пристава Карпусь и «жертв» ее произвола.
Вдальнейшем «Территория Закона» будет также требовать привлечения к уголовной ответственности и Лилии Карпусь, и начальника Ессентукского межрайонного отдела службы приставов Александра Латышева. После вступления в законную силу решений суда о признании незаконными действий Карпусь, нами будут поданы иски о компенсации вреда, причиненного их незаконными действиями и т.д.
Но какими судебными актами можно компенсировать ущерб и переживания людей, вместе с детьми встретившими Новый год бомжами по воле чиновников, превративших исполнение решения суда в расправу и демонстрацию своих неограниченных полномочий?!

 

Игорь ДОРОХОВ, 
председатель 
региональной общественной организации
«Союз гражданской самообороны - 
Территория Закона»

 

Семья Кануниковых из Ессентуков мечтала о новой квартире давно. Глава семьи -     Ольга - одна растила троих сыновей в однокомнатной квартире, и лишние квадратные  метры были ей ой как нужны. Но стране было не до ее граждан. 
Когда почти 10 лет назад обвалилась стена комнатки Кануниковых, Ольга искала понимания во всех городских инстанциях, просила помочь с жильем, с ремонтом. Но тогда никто не услышал ее просьб и не предложил ей  руку помощи. Только в очередь на расширение поставили, да и то не сразу.
Квартирку в каменном доме прошлого века Ольга восстанавливала сама. Сейчас она довольно уютная и вполне приспособленная для жилья: газ, вода, душевая кабина.  В таких условиях и выросли Ольгины мальчишки. Старший привел в дом жену, у них родился ребенок. Конечно, тесно, молодым пришлось снимать себе другое жилье и мечтать о своем.
Власти очнулись лишь в 2006 году, признали квартиру аварийной. Но признали как-то неуклюже, никакие комиссии к Кануниковым не приходили, жилье не обследовали. А после признания квартиры аварийной стали активно выселять, предлагая взамен то одну, то другую разбитую  маломерку-хрущевку.
Квартира Кануниковых была муниципальной, семья из 6 человек  стояла в очереди на получение собственного  жилья. 
Как считала Ольга Викторовна, им должны были предоставить жилье из расчета квадратных метров по социальной норме на каждого члена семьи. Она писала письма в различные инстанции, жаловалась, просила разъяснить ее права. 
Из Министерства регионального развития РФ пришел ответ, в котором подтверждали права Ольги Викторовны на квадратные метры по социальной норме со ссылкой на статью Жилищного кодекса. 
Но в администрации города настаивали на своем, причем ссылались  уже на другую статью того же Жилищного кодекса.
Вот и получается, что политика администрации Ессентуков идет вразрез с политикой федерального центра, который по программам переселения из ветхого и аварийного жилищного фонда шлет в край немалые деньги.  
Администрация города вместо того, чтобы предоставить при переселении жилье  по социальным нормам,  разработанным Министерством регионального развития (федеральным органом, формирующим жилищную политику в стране), подает в суд на выселение семьи Кануниковых, предлагая  им взамен, по сути, почти такую же квартиру. 
Сейчас мэрия говорит, что ни в коей мере не ущемляет жилищные права семьи, но в ее действиях все меньше и меньше правовой логики. Иски в суд получили все члены семьи, включая несовершеннолетних сына и внука. Также старательно в суде выписывали на имя несовершеннолетних судебные повестки.
Однако Ольга Викторовна, имея на руках ответы из администрации президента и из Минрегиона, до последнего надеялась на лучший исход событий. 
Даже выселение семьи по решению суда провели не по-человечески - за три дня до Нового года, когда никого из семьи не было дома, а младший сын Кануниковой вообще находился в больнице на стационарном лечении.  
Служба приставов, которая обычно не очень-то рьяно спешит исполнять судебные предписания, используя любой повод для отсрочки исполнения, в этом случае была настойчива. Когда я спросила приставов, зачем такая спешка, ведь столько причин имеется, чтобы отложить выселение, мне прямым текстом сказали, что правообладатель (читай: администрация города) настаивает.
В исполнительном листе говорилось, что семью выселяют в другую квартиру по договору социального найма. Но ни сам договор, ни ключи от новой квартиры никто в этот день не увидел, а на мои просьбы показать их, приставы не отреагировали. 
Я убеждена: не могут быть праведными те судебные решения, само исполнение которых происходит с нарушением не только существующих законов, но и норм человеческой морали и этики.

 

Елена СУСЛОВА

 

ВИКТОРИЯ16 июля 2009, 10:48

 
 
 
 

Одно не понятно, до сих пор квартира из которой выселяли стоит себе и стоит. Зачем было выселять в таком скором порядке и любыми путями детей на улицу под Новый год? Неужели нет ничего человеческого у того же отдела опеки и попечительства, представитель которого тупо подписывает то, что ему подсовывают? Про Администрацию и говорить нечего, у них жить уж точно есть где, и детям и внукам хватит! Прокуратура, милиция, кто там еще наши права защищает, АУ!!!!! А в ответ тишина...

ДИАНА16 июля 2009, 10:48
 
 
 
 

Одно не понятно, до сих пор квартира из которой выселяли стоит себе и стоит. Зачем было выселять в таком скором порядке и любыми путями детей на улицу под Новый год? Неужели нет ничего человеческого у того же отдела опеки и попечительства, представитель которого тупо подписывает то, что ему подсовывают? Про Администрацию и говорить нечего, у них жить уж точно есть где, и детям и внукам хватит! Прокуратура, милиция, кто там еще наши права защищает, АУ!!!!! А в ответ тишина...

Георгий16 июля 2009, 10:48
 
 
 
 

Уважаемый Стас, суд четырежды признал действия судебного пристава Карпусь незаконными по выселению семьи Кануниковых, это достаточное основание, для того, что-бы принять решение об увольнении судебного пристава за допущенные нарушения закона, тем более, что незаконными действиями Карпусь нарушены права несовершеннолетних детей. Так вот речь и идет о том, что не реагируя на нарушения закона своих подчиненных руководитель ССП поощряет их незаконную деятельность. Если бы к нарушителям применяли адекватные меры ответственности, то, возможно, такие приставы как Карпусь более ответственно подходили бы к своей работе. Своими познаниями ТК вы меня поразили. Вы, наверное, доктор юридических наук...

Игорь16 июля 2009, 10:48
 
 
 
 

Вячеслав позвоните мне по телефону 8 928 378 55 15 я вам расскажу как нужно поступить в этой ситуации

Стас10 июля 2009, 13:14
 
 
 
 

Признание действий незаконными, влечет дисциплинарное взыскание, в том числе и увольнение (крайняя мера), законы нужно читать Георгий. Если бы всех подряд увольняли за признание действий незаконными, работать было бы некому. А у главного судебного пристава не Ткачев фамилия, а Ткаченко.

Вячеслав Кургинов08 июля 2009, 12:10
 
 
 
 

Мы с женой в аналогичной ситуации с более длительным стажем противостояния. В декабре 1991 года винсовхозом "Восход" станица Курская Ставропольского кр.,нашей семье состоящей из четырех человек с малолетними детьми, было предоставлено жилье, на территории дачи в/с "ВОСХОД".Летом 1993г.был проведен раздел государственного имущества.В муниципальную собственность передали:котельную,клуб,школу, детский сад.Дача осталась уже в переименованном АОЗТ "ВОСХОД".В декабре этого же года,по распоряжению главы администрации г-н Бешко,дача передается в службу социальной защиты населения, для создания детского реабилитационного центра "Надежда" под руководство Грицай Геннадия Семеновича. Вот тут-то карусель и закрутилась. Через пару дней г-н Грицай Г.С попросил нас с семьей ,перебраться во флигель на второй этаж главного корпуса,под предлогом в нашем доме сделать ремонт,естественно мы отказались, в противном случае могли оказаться на улице, после того как заселили детей. Следующая попытка выселить нас была силовой. Грицай привез с собой: участкового, двух милиционеров и двух рабочих, но участковый Филлипов, в отличии от Бешко и Грицая,оказался человеком не глупым и наотрез отказался выносить вещи. Следующая наша встреча состоялась в январе 1994г в суде с продолжительностью до июля 1999г.Последнее решение суда было в нашу пользу,выселить с предоставлением другого равнозначного жилья. Десять лет нас никто не тревожил пока не появилась новая директриса детского реабилитационного центра "Надежда" и сразу в карьер. Первым делом она подала заявление в местный суд нашего района на выселение, ей было отказано за сроком давности.После этого она поехала в город Ставрополь и уже из Ставропольского суда пришло определение на вновь рассмотрение нашего выселения в составе другого суда.Естественно суд вынес решение в пользу истца. Мы обжаловали решение местного суда в краевой, решение оставили без изменений и краевой суд забыл нам прислать копию своего решения. О решение суда мы узнали только после появления судебных приставов. Судебные приставы нам дали пять часов на освобождение занимаемого помещения. После обращения в прокуратуру нам изменили срок с пяти часов - на пять дней, но судебные пристав Миранова Г.Г. под напором своей начальницы постоянно держит нас в напряжение своими настойчивыми наездами даже в составе восьми человек на двух машинах.Мы обратились в суд для приостановления судебного решения приставами до окончательного судебного производства по нашему делу,сегодня т.е 07.07.2009 года судом нам отказали, а через час после судебного заседания приставы пытались вручить постановление о назначение нового срока на выселение т.е 08.07.2009 года мы им отказали, т.к суд еще не предоставил свое решение в письменной форме, но тем не менее приставы обещали завтра выселить своими силами и наложить на нас оплату за конфискованное имущество т.е за перевозку и хранение ими. Для общего сведения я, Кургинов Вячеслав 1998 году 22 июня перенес инсульт и стал инвалидом второй группы. 15 ноября 2008 года у меня был инфаркт и 20 ноября 2008 года микро инсульт. После инфаркта уже два раза с сердечными приступами лежал в больнице, последний раз попал в больницу после приезда приставов. Вывод напрашивается сам по себе.Простые люди в этом обществе беззащитны.

Георгий16 марта 2009, 09:51
 
 
 
 

У главного судебного пристава СК Ткачева рука не поднимется на г-на Латышева и пристава Карпусь. Независимо от последствий, он будет защищать Ессентуксих приставов. Времени прошло достаточно а Карпусь как работала так и работает, подумаешь действия признали незаконными. Главное есть "крыша" в Ставрополе. И в прокуратуре вы ничего не добъетесь...

 



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий