Поиск на сайте

 

Наша экономика сегодня работает в долг. И в один прекрасный момент долги отдавать придется. Только вот за счет чего?

 
В подмосковном Голицыно прошел гражданский семинар Московской школы политических исследований «Право, политика, экономика, СМИ». Лучшие умы страны бились над разгадкой извечного вопроса: куда мчится птица-тройка Русь? Вместе с ними искал ответ и обозреватель «Открытой».

 
Лейтмотивом беседы стало заметное охлаждение отношений между Россией и Западом. Незадолго до семинара австрийская полиция пригрозила вызвать Владимира Путина на допрос по делу об отмывании «нефтяных» денег через российский филиал «Raiffaisen Bank» («Открытая» писала об этом в прошлом номере). Затем Борис Березовский в интервью лондонской «The Guardian» безбоязненно заявил, что готовит в стране государственный переворот против «кровавого путинского режима». Потом Грузия торпедировала вступление России в ВТО…
По мнению председателя президиума Совета по безопасности и оборонной политике Сергея Караганова, ничего иного ждать от Запада и не стоит. Сегодня позиции России в мире необоснованно переоценены: перед нами расшаркиваются, зато за глаза злобно потешаются. Собственно, не наша страна сильна как таковая, а слабы сегодня ее внешнеполитические «конкуренты» – в первую очередь США и Евросоюз. Так, по словам Караганова, Америка растеряла мировое военное и моральное лидерство после провала в Ираке и Афганистане. Евросоюз же переживает исторический кризис, связанный с тем, что он попросту не может «переварить» всех своих новоявленных членов, в первую очередь, страны Восточной Европы.
Как считает главный экономист инвестиционной компании «Тройка-Диалог» Евгений Гавриленков, сегодня вес России в мире базируется исключительно на небывалых темпах роста нашей экономики: мы снабжаем Европу нефтью и газом, а на вырученные от продажи сырья нефтедоллары в массовом порядке скупаем западные товары. Между тем, крохотная (по мировым меркам) российская банковская система не справляется с растущими запросами корпораций – и те вынуждены занимать на Западе, что приводит к росту внешнего долга. По прогнозам Гавриленкова, на конец нынешнего года он составит почти $500 млрд.
Проще говоря, наша экономика сегодня работает в долг. И в один прекрасный момент долги отдавать придется. Только вот за счет чего?
Президент Института энергетической политики Владимир Милов считает, что «запас прочности» нашей экономики стремительно подходит к финалу: перезагружены энергетические мощности и транспортная инфраструктура. А ведь даже имеющиеся основные фонды мы используем неэффективнее всего в мире (проще говоря, разбазариваем свои природные богатства, не глядя). Милов привел показательный пример: одна российская железнодорожная тяговая подстанция тратит в год вдвое больше топлива, чем аналогичная в США. Тут уж не до прорывов и рекордов!
К чему это всё может привести? Директор Института экономики переходного периода, бывший премьер-министр РФ Егор Гайдар напомнил недавнюю историю нашей страны. Начиная с брежневской эпохи, весь Союз работал исключительно на экспортную «трубу», гнавшую на Запад сибирскую нефть. В 1985-м мировые цены на нефть упали в четыре раза – и советская империя в одночасье рухнула. Собственно, за последние двадцать лет мало что изменилось – наша страна так и не научилась продавать ничего, кроме нефти, газа, минеральных удобрений и леса-кругляка.
Казалось бы, что проще – переориентировать нашу экономику с «перегонки» сырья за рубеж на высокотехнологичные отрасли, чтобы мы как можно меньше зависели от мировой конъюнктуры нефтяных цен. Но, как заключил на семинаре президент Института национального проекта «Общественный договор» Александр Аузан, сегодня такая переориентация практически невозможна: многочисленные кланы правящей элиты слишком прочно срослись со сверхдоходным сырьевым бизнесом – и отказ от последнего был бы для Кремля равносилен гибели.
Как заметил главный экономист Deutsche Bank Станислас Ливоволик, в истории любой страны бывают эпохи, когда приходится выбирать между экономическим ростом и развитием демократии. Увы, сейчас наша страна жертвует демократией – поэтому при потрясающих темпах экономического роста по уровню развития политических институтов мы находимся на уровне Европы 1930-х годов (нелишне напомнить, что это время расцвета фашизма).
Отвратить власть от пути в пропасть способно лишь гражданское общество – только в ходе честной идейной конкуренции можно выбрать оптимальный путь развития страны. Однако, по мнению известного правозащитника, члена Московской Хельсинской группы Вячеслава Бахмина, вместо истинного, здорового гражданского общества власть пытается навязать нам некий суррогат – в виде «Молодых гвардий», «Антифашистских пактов», «Наших» и так далее. Заглатывая этот «фарш», люди разучиваются критично думать, спорить, выбирать.
Независимый депутат Госдумы, лидер Республиканской партии России (недавно запрещенной Кремлем) Владимир Рыжков подобрал очень точный термин для оценки нынешнего состояния российского общества – «мегаконформизм». Мы спокойно ждем, кого назначит сверху начальник – но по старинке оперируем словом «выборы», потому как эквивалента ему нет. (В одной из своих статей Рыжков предлагал термин «перезагрузка».)
По мнению ведущего научного сотрудника Института научной информации по общественным наукам РАН Алексея Миллера, консолидирующим началом в нашем обществе могла бы стать Конституция как базовая демократическая ценность. Но, увы, сейчас и эту ценность пытаются опрокинуть: со всех сторон слышатся предложения «поправить» Основной Закон ради продления срока полномочий Путина.
«Спекулятивная» переоценка мощи нашей страны привела к всплеску имперских настроений в российском обществе. Но, как считает почетный президент группы компаний «Рольф» Сергей Петров, патриотизм хорош до определенного момента – сначала он стимулирует, затем начинает развращать: можно уже ни к чему не стремиться, лишь гордиться, какие мы «великие». И наша страна уже вплотную приблизилась к этой точке невозврата.
Почетный президент компании «Вымпелком» (торговая марка «Билайн») Дмитрий Зимин привел показательный пример из мира бизнеса: как только корпорация вырывается в лидеры рынка, внутри нее стремительно вырастают административно-хозяйственные расходы, начинается внутреннее разложение коллектива – и в итоге «головокружение от успехов» оборачивается полным крахом.
Не имея надежных «точек опоры» в реальном настоящем, общество находит их в мифическом прошлом. Председатель правления правозащитного общества «Мемориал» Арсений Рогинский горько заметил, что сегодня возникает такая версия «славной российской истории», в которой психологически комфортно жить. Пожалуй, из этого рода – восхваление сталинского ампира в многочисленных телесериалах вроде «Александровский сад» или «Сталин. Live». Ужасающий парадокс: герой нашего времени – Иосиф Сталин. Что уж тут добавить?..

 

Андрей ЧЕХОВ

Добавить комментарий



Поделитесь в соц сетях