Поиск на сайте

 

 

Управление Федеральной службы безопасности по Ставропольскому краю и «Открытая» газета успешно провели совместную акцию по разоблачению адвоката, которая вымогала у фермера крупную взятку якобы на подкуп краевых судей

 

Связанные  одной  целью
В «Открытой» №25 в статье «Сироты под танком власти» мы рассказывали, как администрация Курского муниципалитета объявила войну 73-летнему фермеру Анатолию Мироновичу Гаспарову. Вместе с ним под каток власти попали трое его несовершеннолетних внуков-сирот и невестка-вдова. Вот уже три года местные власти, поддерживаемые судом, пытаются отнять у них не только земельный участок, но и снести дом, родовое гнездо Гаспаровых. 
Пять лет назад Анатолий Миронович потерял сына Гарника - основателя фермерского хозяйства. Гарник был редкостным тружеником и умер в расцвете лет от саркомы легких.
За главу семьи остался Анатолий Миронович. Инвалид по зрению, сам беспримерный трудяга, вынужденный нынче вместо работы в поле обивать пороги судебных и властных кабинетов. Дело в том, что земельный участок в 130 га, который семья Гаспаровых на правах аренды обрабатывала 20 лет, за их спиной был выставлен администрацией Курского района на аукцион и продан.  
Обязанности главы района сейчас исполняет Оксана Карзевич. Эта молодая дерзкая дамочка попала во власть случайно. Однако быстро оценила ее широкие материальные возможности и тут же стала в наглую лоббировать имущественные интересы своего сожителя начальника районного ДРСУ Виктора Богаевского, положившего глаз на муниципальные земли. 
Именно этот любимец руководящей дамы в компании с сыном ее подруги -  молодым человеком из села Русского Зауром Кухужевым - победил в том аукционе, который пролетел мимо носа Гаспаровых и других фермеров, оказавшихся в таком же положении.
Короче говоря, торги прошли кулуарно и по-свойски, благодаря бессовестной «протекции» и.о. главы района Оксаны Карзевич  («Открытая» №28, «Барышня ниоткуда»). 
Анатолий Гаспаров восстал против беззакония. Его поддержала Курская районная прокуратура. Ее иск был удовлетворен курским судьей Лихтаревым еще в 2008 году. Аукцион был признан незаконным, а земельный участок - принадлежащим Гаспаровым. 
Однако муниципальная власть отступать не собиралась, задавшись целью отобрать землю у сиротской семьи. Судебная машина завертелась против Гаспаровых. Как мы уже рассказывали в предыдущей статье, районный судья Василий Цамалаидзе пренебрег распоряжением вышестоящей краевой судебной инстанции о всестороннем и объективном рассмотрении дела Гаспаровых.
И это при том, что в суть проблемы вник лично председатель краевого суда Александр Корчагин, озаботившийся также и нравственной составляющей - судьбой троих несовершеннолетних детей, которых судебное решение районного судьи оставляет без крыши над головой. Президиум краевого суда отменил решение Курского райсуда и затвердившее его кассационное определение краевой судебной коллегии. 
Однако Цамалаидзе уперто вел свою линию, чудненько совпадавшую с тактикой беззаконников из администрации, - и словно в отместку вынес решение о… сносе дома Гаспаровых, как самовольно построенного. Он напрочь отмел факт, что дом для семьи был построен 20 лет назад совхозом «Курский» и продан Гаспаровым в благодарность за их каторжный труд в развитии животноводства - семья выращивала бычков.

 

В дышле закона
Дом, вокруг которого развернулись бурные события, стоит посреди степи, в нескольких километрах от станицы Курской. Это заурядное, без изысков, одноэтажное здание в окружении нескольких хозяйственных построек, комбайнов и прочей техники. Их наличие убедительно подтверждает факт дееспособности фермерского хозяйства и целевого использования земли сельскохозяйственного назначения. 
20 лет назад на этом месте был вагончик, потом - хибара без удобств. Но  самовольным строением дом не был никогда. И на этот счет существуют документы, подтверждающие разрешительный характер согласований о выделении земли для строительства мини-фермы, которая впоследствии преобразовалась в фермерское хозяйство.
И теперь, когда спустя 20 лет земля приобрела ухоженный вид, дом достроен, сад выращен, техника для обработки полей приобретена, вместо того, чтобы порадоваться, что в наших тяжелейших экономических условиях фермеры выжили и развились - сами, без всякой помощи извне, - их душит в смертельных объятиях сама муниципальная власть. Не желая считаться ни с людьми, которые возделывали эту землю и положили на нее здоровье и саму жизнь, ни с законом. 
В частности, с Земельным кодексом. Его ст. 36  гласит: «Граждане, имеющие в собственности или хозяйственном ведении здания, сооружения, расположенные на земельных участках, находящихся в государственной или муниципальной собственности, приобретают права на эти земли».
Так что Гаспаровы по закону имеют преимущественное право не только на продление договора аренды земельного участка, но и на оформление права собственности.
Все. Не нужно изобретать никаких велосипедов. Нужно вернуться на исходные позиции и помочь человеку оформить документы. Однако и.о. главы администрации района Карзевич зубами вцепилась в фермерскую землю, которой так легко, было, одарила своих людей.
В Курском районе царит анархия: ни судьи, ни чиновники не исполняют распоряжений своего вышестоящего краевого руководства и продолжают, как ни в чем не бывало, занимать властные кресла и творить беззакония. 
Вот, например, еще полтора года назад первый зампредседателя правительства края Юрий Белый направил обращение главе Курского муниципального района Владимиру Шаме и руководителю Федеральной регистрационной службы по краю Юрию Акиньшину с просьбой положительного решения поставленных Гаспаровым вопросов о незаконном проведении аукциона.
И что? А ничего. Шама сбежал с должности в управление соцзащиты, а его заместитель Оксана Карзевич, попавшая в кресло и.о. главы района благодаря этому самому бегству своего шефа, делает вид, что обращение краевого начальства ее лично не касается. 
И происходит этот бардак в стратегически важном приграничном районе Ставропольского края!
Остается только удивляться настойчивости старика Гаспарова, который несколько лет пытается противостоять беспределу и защитить свою семью. При этом систематически получая удары под дых то от власти, то от суда, то… от своего адвоката…

 

Дед,  отдай миллион, не то хуже будет!
То, что адвокат адвокатского кабинета Георгиевска адвокатской Палаты Ставропольского края Евгения Ромащенко ведет какую-то собственную игру, Анатолий Миронович понял не сразу. 
10 августа он поехал в Ставрополь на заседание кассационной инстанции краевого суда. Здесь должна была рассматриваться его жалоба на решение Курского районного суда о сносе домовладения.
В кассационном суде традиционно было много народу. Однако среди посетителей Евгении Ромащенко не наблюдалось. Анатолий Миронович нервничал. Накануне адвокат приезжала к нему домой и вела речь о взятке, которую надо дать «кассации», чтобы решить вопрос в пользу Гаспарова, его невестки и ее троих несовершеннолетних детей.
 - Адвокат убеждала меня, что иначе суд мы не выиграем. А значит, наш дом будет снесен, а земля отнята, - рассказывает Анатолий Миронович. - Чтобы решить вопрос в нашу пользу, нужно, мол, дать «наверх» миллион рублей. Я ответил, что денег у меня нет, виновным я себя не считаю и готов к любому решению суда. Отнимут у нас землю и дом - поеду в Москву, в Страсбург, буду добиваться справедливости, но платить никому ничего не буду. Ведь я и краевому суду верю - его президиум  вынес справедливое и законное решение.
Недовольная адвокат уехала домой, в Георгиевск, ни с чем. А наутро Гаспаров напрасно ждал ее в краевом суде в Ставрополе, без конца выходил на улицу, всматривался в лица прохожих, щелкал кнопками мобильника. Евгения Ромащенко голоса не подавала.
Анатолий Миронович нервно курил под дверями краевого суда и вспоминал. Молодая адвокатесса появилась в жизни его семьи по горячей рекомендации корреспондента газеты «Георгиевские известия» Елены Мирзоевой. Зная трагическую историю семьи Гаспаровых, тем не менее эта журналистка статью писать отказалась - ссориться с беззаконниками во власти она не решилась. А вот адвоката предложила - ту самую Евгению Ромащенко.
Какие цели тогда ставили перед собой обе женщины, известно лишь им самим, но по-всему цену друг другу знали хорошо: одна «подтянула» приятельнице состоятельного клиента, другая этого клиента вознамерилась «обуть». 
…Заседание кассационной инстанции проходило в открытом режиме. Заждавшийся адвоката Анатолий Миронович последний раз бросил взгляд на входную дверь и, поняв, что Ромащенко точно уже не приедет, решил биться сам. Но судья Мурат Гедегушев объявил, что рассмотрение жалобы Гаспарова откладывается по ходатайству его адвоката. Старик впал в ступор: что это за тихушное ходатайство - за спиной клиента! 
Пока инвалид пять часов трясся в машине по дороге в Ставрополь, в суде, оказывается, уже имелась телеграмма с просьбой отложить рассмотрение его дела в связи с вновь открывшимися обстоятельствами!
Гаспаров был возмущен. Какая телеграмма, какие вновь открывшиеся обстоятельства, о которых он понятия не имеет?! Почему адвокат его не поставила в известность?! Он стал требовать от судей не откладывать дело, а рассматривать прямо сейчас, он сам себя будет защищать! Возмущение его было столь бурным, что суд попросил Гаспарова покинуть зал заседаний и даже пригрозил, что вызовет наряд милиции.
Измученный физически, раздавленный морально, Анатолий Миронович вышел из суда и дозвонился-таки до своего адвоката. «А смысла не было приезжать. Денег же нет», - капризно сказала Ромащенко в ответ на возмущенное «почему?» своего подзащитного. Тогда Гаспаров позвонил в «Открытую» газету: «У меня адвокат вымогает взятку. Помогите!»
Для начала мы предложили доведенному до отчаяния Анатолию Гаспарову встретиться с Евгенией Ромащенко и записать на диктофон беседу с ней. Диалог адвокатессы со своим клиентом был потрясающим. Мы предлагаем вниманию читателей подробную расшифровку этой беседы с нашими комментариями для того, чтобы ставропольцы на конкретном примере увидели, какими методами может действовать адвокат, нацеленный не на защиту прав своих клиентов, а на их «развод» на деньги. На вымогательство.

 

Психологическая атака
Они сидели лицом к лицу в отдельной кабинке георгиевского кафе «Причал». 73-летний, измученный судебными тяжбами, инвалид и 40-летняя, пышущая здоровьем, рыжеволосая красотка. Клиент и адвокат. Глаза в глаза. И общались.
- Что будем делать, Евгения Владимировна? Вы обещали меня не оставлять, а бросили на полпути. Вы же понимаете, что мне сейчас невыгодно брать другого адвоката, вы видите мое состояние… Скажите, что нам делать дальше?
Адвокат держит паузу. Затем, сначала равнодушно, потом с нажимом, произносит:
- Не знаю, Анатолий Миронович, решать вам. Точку-то надо когда-то ставить. Что ж вы все судитесь да судитесь… Вы поймите: ТАМ СТОЯТ ДРУГИЕ ЛЮДИ! Которые хотят забрать…
Адвокат умолкает и снова берет паузу. Она явно интригует. Гаспаров хрипло спрашивает:
- Кто стоит? Хоть бы знать, что там за моей спиной происходит…
Адвокат нагнетает обстановку:
- Мне сказали, что ТАМ стоят! Проявляют ИНТЕРЕС. А кто конкретно, мне ж такого не скажут, Анатолий Миронович. Но анализируя другие случаи, когда ИНТЕРЕСА нет, признавали же спокойно право собственности на землю!
Что-то смущает адвокатессу. Она напряжена, говорит недомолвками. Спустя несколько минут Ромащенко предлагает продолжить разговор на улице, за столиками возле кафе. Здесь под шум проезжающих машин разговор пошел бойчее. И жестче.
- Анатолий Миронович, та сумма, которую я вам называла, на ней и стоят.
- Какая сумма?
- Сказали от миллиона до полутора, - на одном дыхании выпаливает Ромащенко.
Гаспаров в шоке:
- Полтора миллиона! Вы же говорили прошлый раз - миллион?! 
Адвокат сумбурно объясняет, что просила, мол, у неких таинственных больших людей сбавить цену. Одновременно она пытается убедить Гаспарова в «адекватности» и неизбежности оплаты их «услуг».
- Я и так сбила сумму до полутора миллионов! ОНИ вообще начали с трех! С двух! - давит на старика девица.
Загадочные ОНИ названы не были, но пронизывали всю беседу. Таинственные инопланетяне, с которыми адвокат то имела персональную беседу, то не имела, то полтора миллиона ОНИ ей обозначали, то три миллиона...
Вскоре к разговору присоединился подъехавший к кафе сожитель Ромащенко, некто Леонид Федоров. Поняв, что его подруга «плавает», он решил ей помочь, внеся в разговор «жалостливую ноту»:
- Позавчера она из Ставрополя приехала и плакала… Поэтому мы вам и не позвонили…
Как трогательно! Заботливый адвокат якобы едет в краевой суд, просит сбавить сумму взятки с трех миллионов до полутора, а вернувшись домой, льет слезы о несчастной доле своего подопечного, зная, что он платить вообще не собирался!
- Вот у меня была клиентка, - доверительно делится адвокатской тайной бойкая барышня. - Ей не принадлежал дом. Она судилась-судилась… Принципиально не хотела отдавать этот дом снохе. Говорит: я лучше деньги заплачу, но ей не отдам. Я ей говорю: представьте, что вы этот дом - а он вам не принадлежит по закону - купили! Но купили ВОТ ТАКИМ СПОСОБОМ.
 Судя по этим словам, адвокат не первый раз разводила клиентов на бабки. Нам неизвестно, согласилась ли та женщина покупать «ВОТ ТАКИМ СПОСОБОМ»  дом и была ли та сумма именно платой за нужное судебное решение или же деньги мирно осели в кармане сердобольной Ромащенко. 
Этот эпизод любопытен как один из механизмов «развода» клиентов адвокатами. Однако применительно к Гаспарову такое предложение звучит цинично вдвойне. Ведь адвокат, по сути, предложила ему выкупить дом у самого же себя. Деньги при этом отдав ей!
- Но люди-то хоть надежные? - спрашивает  Анатолий Миронович упавшим голосом.
Почувствовав, что лед вот-вот тронется, адвокат оживилась. В ее голосе появляются нотки уверенности, чувство собственной важности и вкрадчивая хитринка.
- Да-а-а! Люди большие и надежные. Иначе бы я с вами не разговаривала. Ну зачем я буду на себя грех брать? Думаете, мне это охота? Думаете, я не переживаю?
К пению подруги вновь подключается Федоров. Психологическое давление усилилось:
- А вот представьте другой вариант: вы - старый человек, вам 73 года. Не дай Бог с вами что-то случится! Потянет ли это хозяйство ваша сноха? Да его просто раздербанят, как грелку. Все будут тащить, все родственники сразу сбегутся…
Похоже, не одну ночь разрабатывала план захвата гаспаровских денег эта сладкая парочка. Прикидывала, где у старика самое слабое место - внуки-сироты, сноха-вдова, имущество умершего сына или страх перед этим самым «не дай Бог»?
Евгения Ромащенко мгновенно подхватывает эстафетную палочку:
- Сейчас дальше уже дороги нет: либо принимать  решение, либо не принимать.
Гаспаров решение принимает: никаких денег! 
Поняв, что «рыба» вот-вот сорвется с крючка, Ромащенко тут же сбивает цену:
- Ну, не полтора, а миллион двести… И то мне сказали: «Это - из уважения к тебе».

 

«Вы ещё верите в справедливость?»
- Так ведь и «Открытая» газета выступила в мою защиту... - недоверчиво парирует Гаспаров набивающей себе цену даме. Дамочка возбуждается:
- Это еще хуже. ЧЕМ БОЛЬШЕ ЛЮДЕЙ ЗНАЮТ О ПРОБЛЕМЕ, ТЕМ ОНА ДОРОЖЕ СТАНОВИТСЯ. Понимаете?
Вот она, ключевая фраза всех беспредельщиков и суть их существования! Творить свои делишки в тиши кабинетов и кабинок ресторанов, под ковром, в кулуарах, где угодно, лишь бы - вдали от народных глаз и ушей. Поэтому власть так ненавидит СМИ и свободу слова, всячески пытаясь ее задушить, если уж не получается приручить и «прикарманить». 
Но адвокат права: если проблема вырвалась на волю и получила огласку, ее не так просто будет упрятать обратно под сукно. А значит, принятие «нужного» решения обойдется дороже. Так что своими независимыми расследованиями журналисты невольно поднимают таксу в среде казнокрадов и коррупционеров. Посягают на святое - на их карманы. Действительно, за что им нашего брата любить после этого?
Гаспаров верил в силу печатного слова и адвокатской логики, не понимая, чем вызвал раздражение Ромащенко.
- Вы еще верите в коммунистическое будущее и справедливое настоящее? - спрашивает она насмешливо.
- Я верю в закон, - хмуро отзывается мужчина.
Сама юристка в закон, судя по всему, не верила. Как и в силу печатного слова, в права человека, которые защищала… Она верила в силу денег. И потому чуть изменила тактику обработки клиента. Ее психологические ходы стали тоньше, а настрой напористее.
- Вы помните, что чувствовали, когда первый суд вынес решение в вашу пользу? - приводит в действие психологические приемы Ромащенко. - Вы чувствовали себя победителем!
Гаспаров кивает головой. Он не просто чувствовал, он был победителем. Причем без всякого своего усилия и даже участия! Без всяких взяток, только на основе применения норм закона.
- Куда же после этого убрали судью Лихтарева? - восклицает старик. - Вот кто был настоящий судья. В Курском суде он больше не работает. Зато у нас отнимают землю и собираются сносить дом.
- Да там деньги большие стоят, Анатолий Миронович! - продолжает втолковывать наивному старику адвокатесса.
Гаспаров в упор смотрит на Ромащенко:
- Вы мне последнюю цифру скажите. Я подумаю… 
Адвокатесса собирается с духом и… опять начинает вилять:
-  Я конкретно не разговаривала по вам, потому что, во-первых, права такого не имела, разговаривать по конкретной сумме… Когда вышли «на конкретно», разговаривали, начинали с трех. Я говорю: да вы че, там - дедушка, 73 года. Начала плакать... Пошли на полтора… Там же не один человек принимает решение.
- Обидно, слушай, - восклицает Анатолий Миронович. - Был бы я в чем-то виноват…
Адвокатесса нервничает:
- Вы виноваты в том, что у вас документы на дом не сохранились. И в том, что вы вовремя их не оформляли. Ни дом вы не узаконили, еще когда сын был, ни землю. 19 лет, как вы вселились, а документы находятся в безалаберном состоянии!
А что, многие крестьяне вовремя и юридически грамотно оформляли документы? Вот если бы они пахали и сеяли неграмотно, их следовало наказать, но опять же не миллионными взятками.
А тут документы у селянина не в порядке - и за это выложи, дедуля, полтора миллиона?! А может, лучше штраф взять с тех чиновников, которые должны были работать с населением, объяснять, что и когда нужно привести в порядок, помочь тем, кому не до бумажек в силу возраста, семейной трагедии, болезней...

 

«Откассируем и - выбросим!»
Разговор затягивается. Адвокат коршуном кружит над распластанной жертвой, не подозревая, что вот-вот сама падет жертвой собственной алчности. Вальяжная барышня давит на клиента все сильнее и сильнее…
Гаспаров выдерживает давление и предлагает пустить дело «на самотек». Пусть суд принимает любое решение! Но адвокат не отстает и елейным голосом убеждает:
 -  Анатолий Миронович, кассация должна принять решение в вашу пользу. И она примет решение в вашу пользу. Просто есть такая пословица: скупой платит дважды, дурак - трижды. Я просто не хочу, чтобы вам потом пришлось еще выбрасывать на что-то деньги. Лишние. Это - как бы уже точка.
Гаспаров оживляется и, словно не слыша последних фраз, говорит:
- Я уверен, что кассация должна вынести решение в нашу пользу!
И тут адвокат дает фальшивую ноту, сама с себя срывает маску и почти кричит:
 - А мне сказали: откассируем и - выбросим! Понятно?!
Гаспаров онемел. Значит, адвокат точно знает, что кассационная инстанция «зарубит» его дело, если не будет дана взятка?! Или адвокат лжет?
Старик молча сидел за столиком, а в его голове склеивались разрозненные фразы адвокатессы. За полчаса разговора она несколько раз жонглировала событиями. Был конкретный разговор с «большими людьми» - не было разговора («Кто ж мне скажет…»). Кассация примет победное для него решение - кассация выбросит его прочь… Три миллиона - полтора миллиона… Должна была позвонить после поездки в Ставрополь и разговора с судьями - не позвонила (так, может, и не ездила?)…
Молчание клиента Ромащенко расценила по-своему и предприняла последнюю атаку:
- Сейчас какой-нибудь москвич вашу базу перекупит миллионов за 8-10. Просто-напросто. Там озеро у вас, откроют кемпинг. Сейчас так модно. Это называется рейдерством.
Некие москвичи в этом диалоге упоминались не раз. Вероятно, основания для подобных разговоров имеются. Вряд ли Курской муниципалитет стал бы так дерзко и нахраписто действовать, отнимая землю у Гаспаровых, если бы за процессом изгнания сиротской семьи не рулил с высокого кресла с большим денежным мешком крутой дядя. А москвичом, которым в округе пугают несговорчивых граждан, «работает», по слухам, депутат Госдумы по Георгиевскому округу Александр Ищенко. 
В тот вечер Гаспаров взял тайм-аут. Он обещал подумать над суммой взятки и попытаться найти требуемую сумму у родственников и знакомых.

 

На ловца и зверь… 
Тем временем «Открытая» обратилась в Управление ФСБ по Ставропольскому краю, решив совместными усилиями вывести нечистоплотную адвокатессу на чистую воду. Мы организовали встречу Анатолия Гаспарова с сотрудниками службы на Кавминводах УФСБ по краю. Чекисты проанализировали аудиозапись беседы с Ромащенко и разработали свою часть сценария детективного спектакля. 
Быстро найти для проведения операции такую большую сумму, которую запросила адвокат, - 1,5 миллиона рублей - оказалось сложно. В арсенале средств оперативников было лишь 800 тысяч рублей. Помеченные дензнаки достоинством 500 рублей были разложены по пачкам и своим весом и видом «тянули» на нужную сумму. Дело было за малым: назначить Ромащенко день и час встречи.
Весь период с момента начала подготовки операции Гаспаров волновался. Он часто звонил мне, советовался. В нем шла внутренняя борьба: он хотел защитить свою семью, но почему-то жалел и адвокатессу. И только осознав, что она-то как раз ни его, ни его внуков щадить была не намерена, окреп духом и стал воспринимать происходящее как часть борьбы за свою честь, за собственность, которую дерзко и цинично рвут из его слабеющих рук вот уже три года разного рода подонки.
За пару часов до приезда адвокатессы к Гаспарову оперативники уже заняли места дислокации в его доме и хозпостройках на территории фермерского хозяйства. Ничто не должно было спугнуть или хотя бы насторожить Ромащенко. Она должна быть взята с деньгами в руках на месте преступления.  
Адвокат приехала не одна, а в компании с тем же Федоровым. Гаспаров встретил их и повел в дом. Парочка в предвкушении легкой наживы была деловито оживлена. 
- Ну что, для нас уже все готово? - вопросила Ромащенко, едва войдя в комнату.
Старик «обреченно» вывалил на стол подготовленные оперативниками пачки денег, перевязанные резинками, а сам с опущенной головой сел поодаль. Адвокатесса оказалась недоверчивой и алчной. Она не сгребла вожделенные пачки в сумку, а принялась пересчитывать, хозяйским жестом придвинув кучу банкнот к себе, а маленькую кучку - к сожителю.
Считали долго. Сбивчиво. Торопились. Ошибались. Взялись пересчитывать. Гаспаров нервничал: что делать? Сумма ведь не вся! Денег-то больше нет! И оперативники сидят тихо, какие у них планы на уме, он же не знает!
- А точно эти деньги дойдут до адресата? - не выдержал старик. Спектакль - спектаклем, а собственные проблемы волновали его не меньше. - Вы гарантируете мне окончательное решение вопроса?
- Я слов на ветер не бросаю! - холодно обронила Ромащенко. Гаспаров со своей проблемой был сейчас для нее бесконечно далек, ведь впереди маячила новая, сытая жизнь!
- Вот в этой газете про мою ситуацию написали. - Анатолий Миронович снова отвлек внимание адвокатессы от пересчета денег и потряс «Открытой» со статьей «Барышня ниоткуда». - Неужели не поможет?
- Какая там газета! - досадливо поморщилась Ромащенко.
- А краевой депутат Юрий Гонтарь тоже за меня вступился! - не отставал Гаспаров.
- Да при чем тут депутат? - возмутилась адвокатесса. - Вы что, так и не поняли, что только деньги могут решить вашу проблему? 
И в недоумении добавила:
- А миллионом двести тут, похоже, и не пахнет!
Тяжело вздохнув, Гаспаров поднялся со стула и сказал, что, наверно, ошибся, что часть денег, видимо, лежит в другом месте. Старик разволновался и не знал, как поступить дальше. Он вышел из комнаты, мечтая об одном: сообщить оперативникам, что ситуация становится критичной!
И вдруг… 

 

«Всем  оставаться на своих местах!»
Этот жесткий приказ внезапно появившейся группы захвата в тиши комнаты прозвучал громом среди ясного неба. Адвокат Ромащенко с Федоровым от неожиданности вздрогнули и застыли с деньгами в руках при виде молодых крепких парней, выросших словно из-под земли. Операция, проведенная совместными усилиями УФСБ и «Открытой» газеты, завершилась. Мошенники, пытавшиеся обманным путем завладеть деньгами инвалида и детей-сирот, задержаны на месте преступления с поличным.
Ромащенко была в шоке. Она безмолвно, в прострации, сидела рядом с Гаспаровым. Застывшим взглядом, не понимая, как такое могло произойти, адвокат смотрела на оперативников.
Они тем временем делали у нее и сожителя смывы с рук, укладывали деньги-вещдоки в пакет и документально оформляли происшествие.
Не могла Евгения не чувствовать, что в этот момент рухнули не только ее мечты о красивой безбедной жизни за чужой счет, но и адвокатская карьера. Своими руками она сломала себе судьбу.
Ей деньги были нужны как воздух. В ходе нашего расследования стало известно, что Ромащенко имела приличные долги по кредитам в разных банках. А ее друг Федоров хотел открыть бизнес, на что деньги старика Гаспарова тоже пришлись бы весьма кстати. Но не срослось...
Неудивительно, что Леонид Федоров при виде оперативников начал буйствовать и выкрикивать возмущенно что-то вроде: «Да как вы смеете? Мы ни при чем! Деньги дедушка нам дал добровольно!» Буяну пришлось пригрозить наручниками.
Евгения взяла себя в руки и вызвала из Георгиевска адвоката. Теперь ей самой предстоит вкусить все прелести положения подзащитного…
А ведь как хорошо все начиналось! Жизнь улыбалась: растут двое чудесных ребятишек, появился милый друг, есть доходное местечко и престижный статус адвоката. И покуда в крае существует правовой беспредел, юристы без работы не останутся. Значит, есть перспектива нажиться на чужой беде.
Например, на инвалиде Гаспарове - очень удобной мишени для вымогательства. У него большой дом, большой земельный участок, комбайны и прочая техника, урожай зерновых, озеро, сад, куры-утки… Ну и что, что заработано все это черным трудом и потерей кормильца! Если нельзя, но очень хочется, то почему не рискнуть! Она и рискнула. И что дальше?
А дальше…
Ромащенко и Федорова посадили в разные машины и увезли в Георгиевск на допрос. Красотка в машине пыталась флиртовать с оперативниками, но у них были каменные лица и холодные сердца.
Впереди у незадачливой парочки - возбуждение уголовного дела, суд, приговор, наказание...
Гаспаров же пока продолжает борьбу. На 29 сентября в кассационной инстанции назначено рассмотрение его жалобы на решение Курского суда о сносе домовладения. 
Думаем, краевым судьям полезно будет узнать из нашей публикации, как от их имени действуют на местах такие вот ромащенко и как на самом деле выглядят иногда ситуации, в которых их районные коллеги проявляют достойную лучшего применения ретивость. 
Например, недавно судья Василий Цамалаидзе принял иск от Заура Кухужева, который по итогам беззаконного аукциона стал собственником земли Гаспаровых. Сегодня этот парень требует от сиротской семьи 2 миллиона 720 тысяч рублей за то, что лишен  возможности обрабатывать их землю, которую считает своей.
А еще один любопытный фигурант - начальник Курского ДРСУ Виктор Богаевский, сожитель и.о. главы района Оксаны Карзевич, недавно дал команду перепахать дорогу при въезде на поле Гаспаровых. Перепахали. Теперь техника фермера не может въехать на свой участок. 
Война продолжается. Произвол во властно-судейском корпусе приграничья цветет буйным цветом. Кто-нибудь когда-нибудь вообще выкорчует этот «бурьян»? 
Мы будем следить за развитием событий.
 

Елена  САРКИСОВА

 

Федор20 января 2011, 22:43

 
 
 
 

Что адвокаты, что проститутки все едины.Правда и среди проституток встречаются люди.

Аракся15 ноября 2010, 09:28
 
 
 
 

Вы даже не представляет: Какие Вы Умные и смелые люди. Я Уже третий год бьюсь по всем инстанциям которые существуют у нас ЮФ и Кав- Мин группе,. но эта ( Ромащенко Евгения Владимировна вместе со своей ( бандой такие чудеса творит, но увы даже бумага не выдерживает этого натиска. Как она со своими дружками малолетних детей прессует к килерству, кражи мащейнечеству очень большой арсенал. У меня идут с ней как с адвокатом процессы на 24 11 2010г в Ессентукском городском суде. я у Вас тоже прошу помощи. город Мин - Минводы ул. Змейская 52 89283532080, 89097518141 Я Васканян Аракся Ашотовна

 



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий