Поиск на сайте

 

 

 
«Открытая» уже несколько десятков публикаций посвятила деяниям главного судмедэксперта Ставрополья Анатолия Копылова, который возглавляет эту службу с сентября 2003 года (ранее он был главным экспертом по Кавминводам).
«Открытая» обстоятельно, с привлечением многих независимых специалистов, доказывала, как Копылов и его коллеги фальсифицируют результаты экспертиз, ломая чужие судьбы.
Именно из-за такой липовой экспертизы едва не ушли от ответственности менты-садисты из Предгорного отдела МВД, изнасиловавшие задержанного мужчину Вячеслава Мереху. В ноябре 2009 года группа уволенных сотрудников краевой службы судмедэкспертизы принесла в нашу газету пространное «Открытое письмо», где живописала, как Копылов выдавил из бюро всех опытных специалистов.
К тому времени из службы «по собственному желанию» ушли уже 11 экспертов – почти все они имели высшие категории и многолетний стаж работы. На их места Копылов быстро набрал молодых, неопытных врачей, которыми намного проще манипулировать. Однако письмо (оно хранится в архиве редакции) так и не было опубликовано – подписанты испугались мести всесильного Анатолия Копылова. А в том, что у него действительно длинные руки, сомнений нет.
В августе 2012 года приказом министра здравоохранения края Копылов был уволен с должности главы краевого бюро. Но губернатор Валерий Зеренков горой вступился за Копылова. На следующий день после оглашения приказа министра, в 7.45 утра (до начала рабочего дня!), Зеренков самолично прибыл в бюро и перед всем коллективом заявил, что Копылов восстановлен в должности. С тех пор и продолжает работать как ни в чем не бывало.
Недавно в редакцию «Открытой» пришло очередное письмо на ту же тему. Его написала супруга известного изобильненского врача, судьбу которого, утверждает она, искалечила липовая «экспертиза», проведенная Копыловым сотоварищи...
 

Судьбу уважаемого хирурга из Изобильненского района сломали «спецы» из краевого бюро судмедэкспертизы, уверены его близкие

 

Здравствуйте, уважаемая «Открытая» газета! Написать это письмо меня побудило чувство негодования и возмущения. Мой муж, Владимир Иванович Перека, 30 лет добросовестно работал хирургом в Изобильненской районной больнице. На его счету множество спасенных жизней и огромное количество благодарностей от пациентов.

Шесть лет тому назад, 27 сентября 2008 года, после автокатастрофы в больницу был доставлен тяжелораненый житель Ставрополя 59-летний Ю. Васильев. Муж, будучи и.о. заведующего хирургическим отделением, был вызван на работу, так как случай оказался сложным. Вместе с другим хирургом, Г. Овсянниковым, он прооперировал раненого, но его состояние оставалось крайне тяжелым, и через три дня пациент умер.

В протоколе истории болезни записано: «Смерть Васильева наступила в результате сочетанной травмы тела, сопровождавшейся закрытой травмой живота с отрывом и ушибом стенки желчного пузыря, гематомой восходящего отдела толстого кишечника, ушибом печени, осложнившимся развитием травматического шока, некрозом стенки желчного пузыря».

Человек, сколько-либо понимающий в медицине, поймет, насколько тяжелыми были полученные в ДТП травмы. А медики порой не всесильны! Однако вдова умершего в течение двух лет подавала жалобы на врачей в правоохранительные органы, требуя привлечь хирургов к ответственности.

Никакого состава преступления в действиях хирургов не находили и уголовного дела не возбуждали. Затем вдова Васильева подала жалобу в Генпрокуратуру, и на моего супруга все же завели уголовное дело. 22 апреля 2011 года было поручено провести по делу судебно-медицинскую экспертизу, возглавил комиссию руководитель краевого бюро Анатолий Копылов, которому ваша газета посвятила множество критических публикаций.

Члены комиссии пришли к выводу, будто смерть пострадавшего наступила в результате калового перитонита (острого воспаления брюшины. - Ред.), и обвинили моего супруга, уважаемого хирурга, в неисполнении своих профессиональных обязанностей.

При этом члены комиссии (Копылов, Байчоров, Алексеева и другие) даже не удосужились выслушать доводы оперирующих хирургов. Экспертиза была проведена некачественно, с заданным результатом. Об этом говорит и тот факт, что во время судебного заседания, на котором я присутствовала, член комиссии Алексеева даже не смогла мотивировать выводы экспертов о наличии у пострадавшего калового перитонита.

Более того, судебно-медицинский эксперт Сухоруков, проводивший вскрытие трупа Васильева, на вопрос судьи, был ли каловый перитонит, категорично ответил: «Нет!» Каким же образом члены комиссии во главе с Копыловым спустя три года после смерти пациента сумели поставить этот диагноз?!

В общем, в этом деле очень много вопросов.

В ходе следствия на моего мужа оказывали давление, предлагали признать вину. Да и в проведении повторной экспертизы ему отказали. Бесконечные вызовы к следователям, суды, переживания, чувство обиды и незаслуженного обвинения подорвали его здоровье – мой муж тяжело заболел и попал в реанимацию. Только благодаря коллегам-докторам он сумел поправиться, но чувство горечи от несправедливости осталось навсегда.

В конце концов был суд, но муж от наказания (2 года ограничения свободы) был освобожден в связи с истечением срока давности. При этом судья принял решение взыскать с моего супруга в пользу Изобильненской ЦРБ компенсацию сумм, выплаченных третьему лицу в связи с причинением морального и материального вреда, – а это более 600 тысяч рублей.

Для нашей семьи это была заоблачная сумма. А главное – за что?! Кто-то совершил аварию, человек получил тяжелую травму, хирург сделал все возможное, чтобы спасти ему жизнь, и его же еще и признали виновным в гибели пациента. Где справедливость?!

Зачем вообще нужны были все эти суды, если даже показания врачей, которые непосредственно наблюдали больного Васильева, судьи не услышали?

А жизнь моему мужу, который отдавал все силы и здоровье на спасение людей, растоптала одна-единственная экспертиза так называемых «светил»!..

А «копыловщина» и дальше будет безнаказанно клепать подобные экспертизы, растаптывая чужие судьбы?!

 
Нина ПЕРЕКА
Изобильный
 
От редакции
 

Жертвы липовых экспертиз

 
История, которую рассказала нам в письме Нина Васильевна Перека, до боли напоминает еще одну, всколыхнувшую всю медицинскую общественность Ставрополья несколько лет назад. Тогда «жертвой» экспертиз Копылова оказался заместитель главврача Пятигорской горбольницы, хирург Владимир Королев.
 
Весной 2008 года он сделал сложную операцию девочке с тяжелой травмой позвоночника, и ребенок на операционном столе умер. В отношении Королева возбудили уголовное дело по ч. 2 ст. 109 УК РФ («Причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей»).
Позже выяснилось, что, скорее всего, истинной причиной смерти ребенка стала неправильная подача наркоза. Судмедэксперт, проводивший первичную (посмертную) экспертизу, определил, что никаких очевидных повреждений внутренних органов у девочки не было. Но следствие гнуло свою линию: виновен хирург Королев.
Затем была проведена комиссионная экспертиза во главе с Анатолием Копыловым, результат которой таков: при операции хирург повредил-де у девочки легкое, что и стало причиной смерти.
Первый же судмедэксперт, проводивший посмертную экспертизу, якобы «мог не заметить повреждение». То есть Копылов просто домыслил некие медицинские факты, что является в науке совершенно недопустимым!
Администрация Пятигорской горбольницы обратилась в Росздравнадзор РФ, одной из функций которого является контроль качества, порядка и сроков исполнения судебно-медицинских экспертиз.
Главным внештатным судебно-медицинским экспертом Росздравнадзора является профессор Евгений Тучик, который детально изучил все представленные ему медицинские документы по этому делу.
Приведем лишь самые яркие фрагменты из заключения профессора: «Выводы судебно-медицинской комиссионной экспертизы (той самой, что проводил Копылов. – Авт.)… научно не обоснованны, не мотивированны и не находят своего объективного подтверждения».
Тем не менее уважаемого хирурга Владимира Королева все же «дожали»: уголовное дело дошло до суда, и в марте 2011 года ему вынесли самый страшный для врача вердикт – запрет на профессию, пусть и временный.
Владимир Александрович нашел в себе силы вернуться в хирургию, и уже по итогам 2012 года был признан в Пятигорске «Человеком года» в медицинской отрасли.
И пусть награды и признания, по праву заслуженные жертвами фальсификаций, служат молчаливым укором для Копылова, давно лишившегося морального права носить белый халат.
 
 
 
 
 


Поделитесь в соц сетях


Комментарии

Ирса (не проверено)
Аватар пользователя Ирса

Про Копылова столько пишут, столько говорят, а он все еще продолжает творить безнаказанные преступления, иначе назвать язык не поворачивается. ГУБЕРНАТОРУ КРАЯ тов. Владимировичу просьба обратить свое внимание на такого рода "врача" в белом халате. Иначе будут и дальше писаться "липовые" заключения, которые очень нужны не чистым на руку власть имущим. Пора уже положить конец этим фальсификациям! Крышу Копылов себе успел поиметь, поимеет ли его ЗАКОН!?

Валерий (не проверено)
Аватар пользователя Валерий

Врач от слова "ВРАТЬ"

Добавить комментарий