Поиск на сайте

 

Губернатор уверял ставропольцев, что сохранит дом Риммы Ивановой в Ставрополе и создаст мемориальную зону на улице Дзержинского.

Но обещание не сдержал

 

В 2014 году Россия отметила столетие начала Первой мировой войны. Несмотря на позитивные сдвиги в восприятии этой героической войны в нашем обществе, несмотря на слова президента о героизме русских воинов, о святости понесенных жертв, еще существуют в нашем обществе те, кто продолжает и поныне заниматься уничтожением памяти о наших погибших на войне героях.

Одно из славных имен, связанных с историей Первой мировой войны, – это уроженка Ставрополя Римма Иванова. В 1914 году, перед началом войны, она поступила на курсы сестер милосердия, по окончании которых ушла на фронт. За год своей службы она вынесла с поля боя более 600 раненых бойцов!

Бой 21 сентября 1915 года у белорусского села Мокрая Дубрава, в котором участвовал ее полк, стал для нее последним. Когда в этом бою погибли все офицеры атакующего батальона, она, будучи сестрой милосердия, сумела повести за собой солдат, начавших беспорядочное отступление, в атаку. И пала под вражескими пулями.

Император Николай II, принимая во внимание исключительность совершенного этой девушкой (по сути дела, вчерашним ребенком!), подписал указ о награждении ее офицерским орденом святого Георгия. За всю историю этого ордена наша ставропольчанка стала единственной на свете женщиной, удостоенной такой награды.

В Ставрополе, на улице Дзержинского, под №134, сохранился дом, связанный с ее памятью. Согласно официальному документу, составленному изучавшими его экспертами, он представляет собой также и значительную историко-архитектурную ценность.

Эта улица (бывшая Лермонтовская, а еще ранее Воробьевская) для жителя Ставрополя – все равно что Невский проспект для петербуржца. Ей уже более двухсот лет, и с нею связаны величайшие имена отечественной и мировой культуры.

Что может подсказывать чиновникам здравая логика? Правильно, эту улицу нужно закрыть раз и навсегда от любого вмешательства, беречь ее, как лицо города Ставрополя, объявить ее статус неприкосновенным.

...В сентябре 2015 года, к столетию со дня героической гибели Риммы Ивановой, десятки людей собрались в стенах ставропольского Дома дружбы на открытие выставки, посвященной ее памяти. На нем был и губернатор края Владимир Владимиров, который много говорил о значении личности Риммы Ивановой для нашего города и России в целом.

Вдохновленные словами первого лица края, присутствующие обратились к Владимирову с просьбой сохранить для потомков дом №134 по улице Дзержинского как место, связанное с памятью Риммы Ивановой. Губернатор пошел еще дальше - и предложил превратить улицу Дзержинского (на участке между ул. Пушкина и Ломоносова) в мемориальную зону.

Это предложение было встречено с воодушевлением, тем более что на вопрос людей: «Что для этого нужно?» – губернатор ответил: «Ничего кроме письменного обращения горожан».

Спустя несколько дней коллективное обращение о сохранении дома №134 по улице Дзержинского, под которым подписалось несколько сотен ставропольцев, поступило в приемную главного лица края. Какова судьба этого письма, до сих пор не знает никто.

У нас возникло подозрение, что в это время шла некая подковерная игра. И точно. 1 августа 2016 года начальник краевого комитета по государственной охране и сохранению объектов культурного наследия Татьяна Гладикова своим приказом вывела дом №134 по улице Дзержинского из списка выявленных объектов культурного наследия, невзирая на протесты ставропольских архитекторов и прекрасную сохранность этого дома.

Особую роль в этой истории, увы, играет директор краевого музея-заповедника Николай Охонько. Этот заслуженный и уважаемый человек публично и печатно долгое время утверждал на научных форумах историческую и культурную значимость для Ставрополя дома Риммы Ивановой. Но затем внезапно начал выражать сомнение в том, что это именно тот самый «исторический» дом.

Пересмотр позиции Охонько точнехонько совпал с кампанией определенных лиц по «освобождению» центра города от ценных зданий позапрошлого столетия.

***

Основанием для того, чтобы исключить памятник из списка, стало заявление некоего гражданина Максима Кулагина из Михайловска. Он частным образом заказал экспертизу вышеупомянутого выявленного объекта культурного наследия эксперту Виталию Бондарю из Краснодара.

Бондарь в Ставрополь лично не выезжал, дом не обследовал, а в основу своей экспертизы положил переработанные материалы из акта рабочей группы, образованной краевым управлением по государственной охране и сохранению объектов культурного наследия.

В результате Бондарь пришел к прямо противоположным выводам относительно выводов рабочей группы: якобы предмет охраны отсутствует.

Текст экспертизы, проведенной Бондарем, содержит в себе ряд фактических ошибок и утверждения, не подкрепленные необходимыми доказательствами.

Выводы эксперта были размещены на сайте управления для общественного обсуждения, поступило множество замечаний по их содержанию. Но ни на одно из замечаний управление не дало ответа. А при повторном обсуждении все замечания были проигнорированы и также остались без ответа.

Так что сегодня дому, связанному с памятью Риммы Михайловны Ивановой, угрожает снос. Кто же так в этом заинтересован? Напомним, что еще в 2014 году улицей Дзержинского заинтересовалась строительная фирма «Аспект», хозяином которой является Николай Дяденко. Даже на сайте фирмы она обозначена как специализирующаяся на сносе старого ветхого жилья (читай: старинных зданий).

На улице Дзержинского фирма снесла несколько старинных зданий, на месте которых «Аспект» построил две многоэтажки. Причем строительство одной из них сопровождалось скандалом: были нарушены высотные регламенты. Но Дяденко легко одолел слабые возражения горадминистрации и прочих должностных лиц, которые, удовлетворяя его аппетиты, скорее всего снова пошли ему навстречу.

Зоя МАКАРОВА,
Елена ЛУНЕВА,
Василий ПОЛЯКОВ,
Светлана СКАЛОЗУБОВА,
Екатерина СИДОРОВА,
Светлана КАТУНКИНА,
Владимир СОКОЛОВ-ЛЕРМОНТОВ,
Надежда СОЛОДКОВА,
Людмила ПАНКОВА,
жители Ставрополя

 

P.S.

Жители Ставрополя на днях направили заявление на имя генерального прокурора Юрия Чайки, требуя возбудить уголовное дело в отношении начальника краевого управления по сохранению и государственной охране объектов культурного наследия Татьяны Гладиковой.
Заявители указывают, что, исключив дом Риммы Ивановой из списка выявленных памятников, она вышла за пределы своих должностных полномочий. Тем самым она нарушила права и законные интересы граждан. По мнению заявителей, в действиях Гладиковой имеются коррупционные признаки.
 

Вот что в 2013 году говорил директор Ставропольского  краеведческого музея-заповедника Николай Охонько:

 

– Власти слишком формально подходят к историческому центру Ставрополя: вот, мол, есть 230 памятников, которые и нужно сохранить. В результате мы получаем не историческую среду, а лишь набор отдельных объектов. Но ведь эти памятники являются лишь опорными точками ткани города, наши предки создавали их много лет.

Наш город имеет уникальную, особую среду, ведь это бывший исторический центр России на Северном Кавказе, центр становления российской государственности. У города оригинальный ландшафт и оригинальный природный комплекс. Архитекторы прошлого эволюционно развивали Ставрополь: у них и совесть была, зато не было той строительной машины.

Последние десять лет буквально идет каток по историческому центру Ставрополя. Прогноз таков: если сейчас всё будет идти, как последние десять лет, то город обречен на глазах всех вертикалей власти и всех контролирующих органов.

 



Поделитесь в соц сетях


Комментарии

Oleg Olejnikow
Аватар пользователя Oleg Olejnikow

В Ставропольском крае простые смертные никому не нужны. Прокуратура РФ по СК и Следственный комитет РФ по СК защищают только чиновников... воров, жуликов и аферистов. Интересно, за что они получают огромные заработные платы за счёт налогоплательщиков? пусть их отрабатывают. А то они вообще обнаглели: проводить расследования, эксгумацию тела и меры прокурорского реагирования не хотят. На всё про всё у них один ответ, чтобы не работать "За ложный донос - Уголовная ответственность". Вот этим они все и прикрываются. Позорище, да и только. В Ставрополе 31 декабря 2016 года, по адресу ул.Ленина, 347, кв.88 внезапно, при загадочных обстоятельствах, в присутствии квартирантов, умерла одинокая женщина Руденко Луиза Васильевна, 1940 г.р., у которой в 2008-2009 гг. умерли: муж - Руденко Валерий Николаевич (военный лётчик, известный в Ставрополе) и приёмный сын - Руденко Борис Валерьевич. С семьёй Руденко у меня хорошие отношения с 1992 года, хотя их родственником я не являюсь. Близких родственников по линии Руденко Л.В. нет. Она сама из детдома. А вот у её мужа - Руденко В.Н. есть близкие родственники в Ставрополе: братья и сёстры. Мне о них Луиза Васильевна рассказывала. Говорила, что они обижены на Валерия и с ним вообще не общаются. Луиза Васильевна общалась только с сестрой мужа - Раисой Николаевной. 23,25 декабря 2016 года Руденко Л.В. была ещё жива. Она сама передвигалась по квартире и иногда выходила на улицу. Были у неё проблемы с артериальным давлением и у неё сахарный диабет второго типа, но с этими болячками многие живут долго. 23 декабря я с ней по телефону общался. Она мне говорила о том, что её квартиранты навязались ей со своим уходом и обрабатывают её, чтобы она свою трёхкомнатную квартиру им подписала посредством пожизненной ренты, потому что у них родился ребёнок и им негде жить. Долгое время она отказывалась. 25 декабря соседи к ней приходили, она была жива, здорова. 31 декабря я звонил ей на проводной и сотовый телефоны, хотел поздравить с новогодними праздниками... все телефоны молчат, никто не отвечает. Только 02 января я дозвонился на проводной телефон 71-29-03 и поднял трубку муж квартирантки Людмилы и сообщил мне "А Луиза Васильевна уже умерла 31 декабря". Когда я начал разбираться в подробностях её смерти, то он бросил трубку. И похоронили её квартиранты Людмила (и её родственники), её муж как бездомную собаку...в тихомолку, не по русски, не похристиански, не пригласив на похороны близких родственников мужа Луизы Васильевны и меня. И завладели её трёшкой, не ухаживая и не досматривая за Руденко Л.В. И теперь Квартирантка Людка суёт всем в нос нотариальные документы на наследство умершей. Я требую Следственный Комитет РФ по СК провести эксгумацию тела Руденко Л.В. и перезахоронить его по человечески, по Христиански, с поминальным обедом, с установкой надгробного памятника. Луиза Васильевна говорила, что у неё на Сберкнижке 800 тыс. рублей, как раз на похороны и на поминальный обед и на памятник хватит. Наверное эти деньги квартирантка Людмила со своей роднёй уже присвоили. Хотя я неродственник Руденко Л.В., я прошу прислушаться к моей просьбе и заступиться за неё...Жёстко наказать виновников в её смерти, а её трёхкомнатную квартиру передать в Имущественный Фонд города Ставрополя, потому что родственники по линии мужа Руденко Л.В. не проявляли к ней никакого интереса к её жизни и при их безразличности произошла внезапная смерть моей лучшей подруги, считай, что моей второй матери - Руденко Луизы Васильевны.

Василий (не проверено)
Аватар пользователя Василий

Да губернатор просто обманщик!

Николай (не проверено)
Аватар пользователя Николай

Край проголосовал за Владимирова? Да! Край проголосовал за Единую Россию? Да! Вот и получайте.

Аватар пользователя Виталий Вячеславович Бондарь

Я тот самый эксперт, который упоминается в размещенном выше тенденциозном письме. То здание, о котором идет речь не имеет отношения к дому, к котором проживала Римма Михайловна Иванова, и который сделал выводы об отсутствии предмета охраны. Утверждение о том, что я "в Ставрополь лично не выезжал, дом не обследовал, а в основу своей экспертизы положил переработанные материалы из акта рабочей группы" - гнусная ложь, и может квалифицироваться по статье "клевета". Я лично детально обследовал объект, о чем говорят материалы фотографической фиксации, приложенной к акту экспертизы. Есть и диктофонная запись моей беседы с жильцами Домовладение по ул. Дзержинского, 134 - остатки рядовой городской усадьбы, которая была поставлена на охрану как выявленный памятник архитектуры (а не истории, как объект, причастный к биографии исторической личности). Выдающимися художественными характеристиками этот объект не обладает и по этой причине до статуса объекта культурного наследия "не дотягивает". Что касается причастности объекта к биографии Р.М. Ивановой, то этот факт не подтверждается: из письма директора Госархива Ставропольского края следует, что в фондах архива отсутствуют материалы, подтверждающие факт проживания в доме по ул. им. Дзержинского, 134 Р.М. Ивановой, а из справки Ставропольского музея им. Прзрителева и праве следует, что дом, в котором она проживала, утрачен. Вывод напрашивается однозначный. Ни один из оппонентов не смог предоставить доказательств - достоверных фактов, доказывающих причастность дома по Дзержинского к биографии героини.
Мной проведены десятки государственных историко-культурных экспертиз по объектам, расположенным на территории Ставропольского края. Дом по улице им. Дзержинского в Ставрополе - единственный объект, экспертиза по которому была отрицательной. В силу приведенных выше обстоятельств.
Скандалистам-клеветникам же стоит уяснить, что общественное мнение, особенно публикуемое - не сточная канава, куда сливаются личные амбиции.
P.S. С губернатором не знаком, в "Единой России" не состою и ей не симпатизирую.

Добавить комментарий