Поиск на сайте

 

К такому выводу пришли авторы «Рейтинга социально-политической устойчивости регионов России» – эксперты фонда «Петербургская политика»

 

Самыми стабильными территориями политологи назвали Ямало-Ненецкий автономный округ, Хакасию и Ивановскую область. В противоположном конце списка – все шесть республик Северного Кавказа, а также Калмыкия.
Ставрополье в рейтинге стабильности заняло 57-ю позицию. Более того, оно вошло в десятку регионов с наименее благоприятным прогнозом социально-политической устойчивости (также в этой «черной десятке» оказались еще две южные территории – Калмыкия и Волгоградская область).

 

Сунженский район: первая кровь
Самыми значимыми событиями, которые определяли политическую ситуацию в масштабах всей страны, эксперты «Петербургской политики» назвали вал проверок НКО в регионах и арест директора Краснодарского ресурсного центра Михаила Саввы (его обвинили в махинациях с грантами).
Савва – человек в высшей степени интеллигентный, и никто не сомневается, что он стал невольной жертвой «охоты на ведьм» (читай – на «иностранных агентов»).
Нарастанию напряженности в стране способствовал и кризис в отношениях между Чечней и Ингушетией. Напомним, Рамзан Кадыров еще полгода назад предъявил претензии на Сунженский район (а это почти половина нынешней ингушской территории).
Ситуация с каждым днем ухудшается, уже пролилась кровь: в селении Аршты на границе двух республик произошло столкновение между чеченскими и ингушскими полицейскими.
Между тем ни полпредство в СКФО, ни правительство страны палец о палец не ударяют, чтобы попытаться разрешить этот острейший конфликт. А ведь Кадыров уже не впервые предъявляет претензии на земли соседних регионов: в разное время он говорил о возвращении Чечне нескольких районов Северного Дагестана и Адамовского муниципалитета Грузии. Это те территории, где велика доля чеченцев, то есть фактически Кадыров идет к созданию на территории России «моноэтнического» чеченского квазигосударства.

 

Самый «демократичный» регион?
Еще один фактор «раскачивания» общероссийской ситуации – отмена прямых выборов глав Дагестана и Ингушетии. Скорее всего, от проведения прямых выборов следом откажутся и другие национальные республики СКФО.
Так что единственным «демократическим» регионом на Северном Кавказе окажется именно Ставрополье, где губернатора будут выбирать «по старинке» – с бюллетенями и урнами. Если, конечно, в Кремле в последний момент не отыграют все назад.
Самая любопытная ситуация сложилась в Ингушетии, где от прямых выборов Кремль потребовал отказаться, чтобы на них не выиграл популярный в народе, но жестко настроенный по отношению к Москве Руслан Аушев. Кстати, сам Аушев заявил, что в поддержку его выдвижения кандидатом в президенты высказалось 50 тысяч граждан Ингушетии (или каждый девятый житель).
Между тем популярность действующего президента Ингушетии Юнус-Бека Евкурова падает, отмечают эксперты. Пожалуй, самым серьезным ударом по его имиджу было похищение главного тренера боксерского клуба «Калой тим» Ахмеда Бузуртанова.
Это преступление всколыхнуло не только российский, но и мировой спорт. Евкуров публично потребовал отыскать Бузуртанова и наказать похитителей, но результата нет.
Что касается Ставрополья, то здесь эксперты, авторы рейтинга, с легкостью насчитали множество «факторов дестабилизации». В частности, озвученные партией «Новая сила» (и присоединившейся к ней еще одной незарегистрированной партии – «Правые за европейское развитие») требования по отделению Ставрополья от СКФО. По сути, русские националисты дуют в одну дуду с Рамзаном Кадыровым, расшатывая хрупкий мир на Северном Кавказе.

 

Юнцы и провокаторы
Ситуацию в регионе раскачивают не только опытные политики-провокаторы, но и безголовые юнцы, стремглав бросающиеся во все тяжкие.
Например, много шуму в минувшем месяце наделали выходки студентов из Ингушетии и Кабардино-Балкарии: сначала массовая драка около ДК в Ставрополе, а затем демонстративный отказ вставать под государственный гимн на окружном первенстве по борьбе.
Сам Валерий Зеренков, бесспорно, озабочен тем, что происходит на Ставрополье в сфере межнациональных и межрелигиозных отношений. Только слишком эта сфера тонка для партаппаратчика советской закалки, который все проблемы пытается решать проверенным способом: «Не пущать!»
Недаром его свежайшая инициатива, чтобы реестровые казаки Ставрополья боролись с деструктивными сектами, произвела эффект разорвавшейся бомбы. Эксперты сразу увидели в заявлении Зеренкова признаки экстремизма.
Конечно, «Петербургская политика» припомнила Зеренкову и недавние коррупционные скандалы на Ставрополье. Все, на удивление, в сфере ЖКХ. В частности, Генпрокуратура России внесла на имя губернатора представление с требованием уволить министра жилищно-коммунального хозяйства края Александра Скорнякова.
Министр, впрочем, продолжает крепко сидеть на своем месте. Однако последовала реакция иного рода – арест гендиректора ГУП «Крайводоканал» Вячеслава Сергиенко, который прежде публично опровергал все претензии к нему со стороны правоохранителей.

 

Так кто раскачивает лодку?!
Оказался апрель на Ставрополье богат и на необъяснимые отставки. В частности, покинул пост вице-премьер краевого правительства, курировавший вопросы общественной безопасности, Сергей Ушаков. Его называли одним из немногих профессионалов в губернаторской команде, и ореол таинственности, сопровождавший отставку, всерьез ударил в первую очередь по Валерию Зеренкову.
Следом уволился еще один член кабинета министров, глава минприроды Борис Кабельчук. И на сей раз общественности снова не сочли нужным ничего объяснять.
К слову, за год с небольшим, пока Валерий Зеренков стоит у руля края, в его правительстве сменились уже семеро ключевых чиновников (помимо премьер-министра Юрия Тыртышова и двух вице-премьеров Владимира Шаповалова и Сергея Ушакова, это министры строительства, образования, культуры, природы...). Стабильность ли это?!
На этом фоне форменным анекдотом кажутся те «успехи», которые эксперты «Петербургской политики» поставили в плюс региональным властям Ставрополья.
Таких нашлось всего два: в Изобильненском районе начали строить нефтеперекачивающую станцию (в рамках расширения Каспийского трубопроводного консорциума), да еще в Предгорном районе завод «Суворовский фарфор» погасил своим работникам долги по зарплате на 234 тысячи рублей.

 

Антон ЧАБЛИН,
политический
обозреватель «Открытой»

 

Не к правде стремятся, а к эффекту

 

Исследования фонда «Петербургская политика» вызывают большое сомнение в своей объективности и беспристрастности

 

Видно, в такое время живем мы, когда поставить клеймо на человеке, фирме, регионе – раз плюнуть. Вот и фонд «Петербургская политика», взявшись оценивать социально-политическое состояние российских субъектов, судя по тому, что изложено в статье выше, отличился на этой ниве.
Компетентность экспертов вызывает сомнение уже самим подходом: как можно говорить об устойчивости региона в связке социальной и политической, обойдя вниманием экономику?
Без экономики все же не обошлось. Но то, что эксперты внесли в зачет краю (строительство нефтеперекачивающей станции и погашение долгов по зарплате в размере 234 тыс. рублей), говорит, скорее, не о том, что региональная экономика находится в заторможенном состоянии, сколько о некомпетентности петербургских аналитиков.
А чего не вспомнили, что по улице Ленина в краевом центре положили цветную плитку, а по 50 лет ВЛКСМ газоны постригли? Так там объемы работ тянут на сумму куда больше 234 тыс. рублей, погашенных в счет зарплаты.
Вместо серьезного исследования публике впаривают такое! Впрочем, для людей без среднего образования сработает.
Ничего кроме удивления не вызывает и набор «дестабилизирующих факторов». Например, такой: русские националисты требуют отделения Ставрополья от СКФО. Кто требует? Горстка социально неадекватных граждан, без особого успеха собирая подписи «в никуда»? Как именно инициатива «Новой силы» расшатывает социально-политические устои, что и как «расшатала» уже, питерские эксперты не уточняют.
Плохо на обстановке в крае, если верить рейтингу, отразился и тот факт, что на спортивных соревнованиях несколько студентов не поднялись под звуки российского гимна.
В хамстве этой выходки никто и не сомневался, однако вопрос: как пара-тройка недорослей смогла ввергнуть огромную территорию в хаос? А если случай со студентами повлиял на рейтинг региона, в этом, видно, эксперты не сомневаются.
О том же, что стабильность на Ставрополье рухнула под тяжестью «коррупционных скандалов», главный из которых – арест гендиректора крайводоканала, вообще смешно слышать. Если в фонде просматривают региональные новости, то могут заметить, что коррупционные скандалы присущи не только Ставропольскому краю, а всей России без исключения. А некоторые регионы от коррупции трясет так, что нам и не снилось.
И дело не в том, что наши чиновники воруют, как и повсюду, – непонятно, чем уголовное дело по коррупционным признакам в Ставрополе отличается от такого же уголовного дела, скажем, в Красноярске, и почему в одном случае «отягчающие признаки» на рейтинг повлияли, а в другом нет?
Амбициозная попытка выдать рейтинг за серьезное исследование попахивает каким-то кликушеством. Хотя бы потому, что арифметическое сложение плюсов и минусов никак не дает объективной картины того, что на самом деле происходит в регионе, не отражает его жизни, настроений и устремлений.
Да, на Ставрополье далеко не все гладко, а проблем – застарелых, с опасными социальными последствиями, более того, проблем нерешаемых, – полно, «Открытая» пишет о них регулярно. Но и это еще не значит, что край разбалансирован, неуправляем, а прогнозы на будущее – собирай чемодан и беги без оглядки.
Речь о том, что любая экспертиза подразумевает сопоставление цифр и фактов, глубокий анализ событий и явлений. В аналитике питерцев этого не густо. Такое ощущение, что главное для них – нагнать страху, прямо-таки по известному принципу: «Мы добиваемся не правды, а эффекта».
А в приведенном рейтинге северокавказских республик это правило работает стопроцентно. Тема национальных территорий отдельная, однако одну ремарку себе все же позволю.
Как известно, после бостонской трагедии то там то сям стали появляться маргиналы, выступившие в поддержку террориста Царнаева. Как правило, защитники эти заявили о себе в социальных сетях, где их не видно и поймать трудно.
Но нашлись отмороженные настолько, что вышли под окна американского диппредставительства. Как думаете, где? В преуспевающей и респектабельной Вене!
Интересно, что на этот счет думают питерские эксперты о просвещенной Европе? Или этого достаточно, чтобы занести Вену в черный список рассадника международного террора? Судя по подходам, практикуемым фондом в отношении Северного Кавказа, на то очень похоже.

 

Олег ПАРФЁНОВ

Добавить комментарий



Поделитесь в соц сетях