Поиск на сайте

 

На Северном Кавказе за десятилетие меняется уже пятая команда федеральных «кураторов»

Эксперты уверены: толку по-прежнему не будет… 

Анализ ситуации 

«Открытая» в прошлом номере проанализировала шаги, которые предпринимает на Северном Кавказе новый президентский полпред Юрий Чайка (см.: «Полпред засучил рукава!»). Но сегодня он далеко не единственный федеральный политик, который занимается депрессивным округом.  

С января по воле президента СКФО курируют еще два человека – вице-премьер федерального правительства Юрий Трутнев и первый замминистра экономического развития Михаил Бабич. Каким они видят Северный Кавказ и чего уже успели достичь? 

 

Как чемодан без ручки 

После президентских выборов в 2018 году в федеральном правительстве прошла большая «чистка». Были уволены несколько неэффективных вице-премьеров, и среди них Александр Хлопонин. Впрочем, внакладе тот не остался. 

Сначала занял пост советника ректора Финансовой академии при правительстве РФ (эту академию ранее заканчивала дочь Любовь Хлопонина). А в прошлом году возглавил совет директоров компании «Ингео», которая входит в холдинг «Онэксим» миллиардера Михаила Прохорова – давнего и хорошего друга Хлопонина. 

Куратором Северного Кавказа после ухода Хлопонина из федерального правительства был назначен вице-премьер Виталий Мутко, который помимо этого занимался еще множеством вопросов – строительство, ЖКХ, территориальное развитие… В общем, в январе нынешнего года президент распрощался и с Мутко, которому доверили возглавить одну из крупнейших госкомпаний «Дом.РФ». 

Вместо Мутко куратором Северного Кавказа стал Юрий Трутнев – не просто федеральный вице-премьер, но еще и полпред президента в Дальневосточном округе. Казалось бы, с чего вдруг полпред одного федерального округа будет заниматься развитием другого, не менее проблемного?  

Но, видимо, в Кремле решили, что больше доверить СКФО просто некому. Да и Трутнев, надо сказать, взялся за новую вотчину рьяно. Вот лишь несколько примеров.  

На Северном Кавказе с мая по личному поручению Трутнева официально начало работать дальневосточное «Агентство по привлечению инвестиций и поддержке экспорта». «Мы готовы делиться своими наработками, осуществлять методологическую поддержку, помогать с проработкой бизнес-плана планируемых и поиском партнеров для уже реализуемых проектов», – заявил генеральный директор агентства Леонид Петухов. 

Следом стало известно о возможном начале работы на Северном Кавказе еще одного дальневосточного «Агентства по развитию человеческого капитала». Речь на сей раз идет о том, чтобы привлекать на Дальний Восток не только инвесторов с Северного Кавказа, но и мобилизовать трудовые ресурсы – свободные рабочие руки. 

Профессиональные инвесторы 

Юрий Трутнев начал активно рассаживать свои кадры в СКФО. В частности, сам он вошел в состав обновленной правительственной комиссии по развитию Кавказа. И не просто вошел, но и стал зампредом комиссии (председатель – премьер-министр Михаил Мишустин). 

По предложению Трутнева был назначен новый гендиректор «Корпорации развитии Северного Кавказе» (КРСК) – вместо краснодарца Андрея Грицая им стал Андрей Харин, который ранее был заместителем губернатора Нижегородской области. Харин в свое время работал на Дальнем Востоке, а конкретно – в «Дальневосточной энергетической компании». Видимо, там он и познакомился с полпредом Трутневым. 

Также по инициативе Трутнева его протеже вошли в состав совета директоров КРСК и другой госкомпании «Курорты Северного Кавказа» (КСК). В состав обоих советов вошел помощник вице-премьера Росан Алисенов, который до этого много лет проработал в контрольном департаменте аппарата полпреда на Дальнем Востоке.  

Помимо Алисенова в обновленный совет директоров КРСК вошел уже упоминавшийся вышел Леонид Петухов, генеральный директор дальневосточного «Агентство по привлечению инвестиций и поддержке экспорта». Ну а в совет КСК вошел директор Фонда развития Арктики и Дальнего Востока Алексей Чекунов. 

Оптимизм вселяет хотя бы то, что оба – и Петухов, и Чекунов – профессионально занимались инвестиционным финансированием. Скажем, Петухов работал в американской McKinsey, украинских Burisma и Geo Alliance, а Чекунов – в «Альфа групп», «Алроса» и Российском фонде прямых инвестиций (РФПИ). 

От Абхазии до «Формулы-1» 

Еще в январе было принято решение о ликвидации Минкавказа, которое на тот момент возглавлял Сергей Чеботарев. Чеботарев ненадолго был назначен замминистра экономического развития, но затем быстро нашел новую работу – сейчас он возглавляет секретариат зампреда Совета безопасности Дмитрия Медведева. 

Ликвидацией Минкавказа занимается статс-секретарь министерства Олег Хацаев, причем все ликвидационные мероприятия он обязан завершить до 30 июня. Сейчас большинство сотрудников ведомства уже нашли новые места работы. Скажем, бывшая замминистра Ольга Рухуллаева возглавила департамент реализации госпрограммы развития СКФО в Минэкономики России (кстати, одно время Рухуллаеву прочили в вице-премьера севастопольского правительства). 

Первый замминистра по делам Кавказа Одес Байсултанов (к слову, бывший премьер-министр Чечни) теперь замминистра спорта России. Именно Байсултанов будет теперь заниматься проведением фестиваля «Кавказские игры», которым ранее занималось Минкавказа.  

Кроме того, он вошел в состав наблюдательного совета АНО «Росгонки» (проводит Гран-при Formula-1 в Сочи) и в комиссию по восстановлению Всероссийской федерации легкой атлетики (ВФЛА) в Международной ассоциации легкоатлетических федераций (World Athletics). 

Судьба других бывших руководителей Минкавказа еще неясна, но вполне возможно, они перейдут на работу в Минэкономики, которому теперь и поручено президентом заниматься развитием Северного Кавказа. Заодно министерство получило еще и полномочия по взаимодействию с двумя закавказскими республиками – Абхазией и Южной Осетией.  

Непосредственно в Минэкономики «кавказским» направлением заведует первый замминистра Михаил Бабич. Иронично, но, как и Байсултанов, он тоже бывший чеченский премьер-министр.  

Бабич получил в свое распоряжение три профильных «кавказских» департамента. Про один из них, которым заведует экс-замминистра Ольга Рухуллаева, уже было сказано. Еще один – департамент территориального планирования СКФО, которым руководит выходец из Росимущества Иван Безменов. Именно этот департамент отвечает за работу с двумя госкомпаниями – «Корпорацией развития Северного Кавказа» и «Курортами Северного Кавказа». 

Еще один департамент – инвестиционного и стратегического развития СКФО – возглавил Игорь Храновский, который с 2014 по 2018 годы был вице-премьером ингушского правительства. Курировал Храновский экономический и инвестиционный блок.  

Горные лыжи – наше всё?! 

Слишком мало еще времени прошло, чтобы судить о сработанности новой команды. По крайней мере, пока лишь объявлено о грядущих изменениях на Северном Кавказе. Да и их, справедливости ради, иначе как «косметическими» не назовешь. 

Во-первых, скоро будут приняты изменения в госпрограмму развития СКФО. Впрочем, как и в предыдущей редакции, основу инвестиционного «рывка» округа Минэкономики видит именно в развитии горнолыжного туризма. 

Во-вторых, скоро будет утверждена актуализированная стратегия развития СКФО на срок до 2035 года (нынешняя, утвержденная в 2010 году, рассчитана лишь до 2025 года). 

Собственно, других, важных для жизни Кавказа, новостей смена кураторов пока не принесла. Да и принесет ли?! Или все в очередной раз будет, как у дедушки Крылова в бессмертной басне: «Чтоб музыкантом быть, так надобно уменье. А вы, друзья, как ни садитесь, все в музыканты не годитесь». 

Михаил АНТОНОВ 


МНЕНИЕ ЭКСПЕРТОВ


Дмитрий ЖУРАВЛЕВ, генеральный директор Института региональных проблем: 

– Пока на Северном Кавказе на каждую семью будет пятеро детей, дотации останутся, даже если эти республики будут развиваться. Конечно, если они будут развиваться со скоростью Сингапура, то все возможно, но такой вариант – чистая фантастика. 

И есть другая тема – развитие регионов СКФО, которое поможет сократить дотации и создать наконец там экономику. Но как их развивать – вопрос.  

Хорошо Чечне: там самая качественная на территории бывшего СССР нефть. Хорошо Дагестану: он большой, и если восстановить завод имени Гаджиева, то экономика попрет как тесто из миски.  

А что делать в Ингушетии, где две деревни назвали городами, потому что негоже региону быть без городов? Или в КБР, где дороги замостили памятниками с кладбища? Там мало людей, земля вроде есть, но вообще непонятно, что строить…  

То, что в СКФО сейчас назначены новые кураторы, хорошо. Юрий Трутнев – человек очень опытный. Но надеяться, что одно его появление приведет к резкому перелому и завтра на Северном Кавказе реки станут молоком и пойдут по кисельным берегам, не приходится. 

Сергей МАРКЕЛОВ, генеральный директор коммуникационного агентства «Маркелов Групп»: 

– Трутнев – козел отпущения, которому повесили еще и такой функционал. И так как работы у него станет больше, то успевать и там и тут ему будет трудно. Поэтому такого же глубокого погружения в проблемы южных регионов, как и в проблемы регионов Дальнего Востока, от него ожидать не стоит.  

Общего между СКФО и ДФО немного, но вот группа проблем почти одна и та же: безработица, реализация национальных проектов и так далее. Только механики появления проблем этих разные. На Дальнем Востоке – из-за удаленности часовых поясов и элементарной физической невозможности управлять территориями из Москвы. На Кавказе – национально-культурные влияния, длинные традиции республик и определенные структуры занятости (в основном это сервис и сельское хозяйство). 

А вот охарактеризовать успехи Трутнева на Дальнем Востоке можно фразой, которая широко используется всеми: от президента до любого мэра: «Сделали много, но предстоит сделать еще больше».  

Добавить комментарий



Поделитесь в соц сетях