Поиск на сайте

 

Под таким названием в краевой библиотеке им. М.Ю. Лермонтова прошли XI традиционные губернские чтения, посвящённые памяти нашего земляка - прозаика, драматурга, публициста Ильи Дмитриевича Сургучёва

 
Всякий раз организаторы чтений не оставляют гостей без сюрприза.
В прошлом году, например, им впервые в России показали художественный фильм «The Man Who Broke the Bank at Monte Carlo» («Человек, который сорвал банк в Монте-Карло»), снятый по сценарию Сургучева на голливудской студии Fox Film Corporation в 1935 году. Библиотека Конгресса США, национальные библиотеки Германии, Франции, Чехии, Израиля, Австралии предоставили ставропольским исследователям возможность познакомиться с электронными фондами периодики 1930-х годов, где, в частности, были обнаружены рецензии на фильм.
В этом году сюрпризов было несколько. Один из них - знакомство с творчеством ставропольского художника Дмитрия Антоновича Лищенко, запечатлевшего в своих работах частичку духовного мира писателя.
В 1916 году газета «Северо-Кавказский край» сообщала о большой художественной выставке в Ставрополе, открывшейся этюдами Дмитрия Лищенко: «Семинарская улица», «Омут», «Форштадт», «Ставропольский извозчик», «Дорожка из костела», «Архиерейское подворье», «Звонница духовного училища»... В них, как в зеркале, был отражен город, который бесконечно любил писатель, по которому тосковал в эмиграции, но судьба распорядилась так, что вернуться в Ставрополь ему не довелось.
Сегодня картины Лищенко хранятся в краевом музее изобразительных искусств, сотрудники которого смогли разыскать дальнего родственника художника и через него установить некоторые факты его биографии. Например, тот, что жил живописец на Семинарской (ныне Пушкинской) улице в одном дворе с композитором Василием Дмитриевичем Беневским, регентом хоров церкви Святого Андрея Первозванного и Казанского кафедрального собора, автора музыкальных произведений «Варяг», «Народный хор», «Гудочки», а также первой в России детской оперы «Красный цветочек».
Евгений Константинович Псковитинов, другой художник той выставки, даже писал рецензии на пьесы Сургучева. Известно, что оба они встречались в Ставрополе уже после Первой мировой войны.
Категорически не приняв Октябрьскую революцию, Сургучев примкнул к белому движению, в 1920 году с частями Белой армии добрался до Константинополя, позднее перебравшись в Прагу и, наконец, в Париж. Что стало с Псковитиновым, неизвестно - след его теряется в Ставрополе в 1919 году.
Поклонникам таланта Сургучева продемонстрировали личные вещи писателя, переданные краеведческому музею его внучкой Татьяной Николаевной Ильинской, - шкатулку, штопор, щипчики для сахара, нож для бумаги, твидовую английскую панаму, фотоальбом, датируемый 1904 годом, театральные программки, подборку газетных вырезок с рецензиями на постановки своих пьес… Один из экспонатов - веточка шиповника с могилы классика на кладбище Сент-Женевьев-де-Буа.
Центром же экспозиции стала выставка книг о судьбах русской литературной эмиграции, о Сургучеве, а также его собственных произведений, изданных в разное время, в разных странах, на разных языках. Среди них пьеса «Осенние скрипки» в «Театральном ежедневном журнале» за 1915 год, повесть «Мельница» (1916 год), рассказ «Преддверие» (1919 год), изданный в серии «Дешевая библиотека», копии номеров «Парижского вестника» - газеты, в которой работал писатель… Настоящим подарком для публики стало издание «Осенних скрипок» за 1944 год на словацком языке.
Удивительно, что к «Осенним скрипкам» люди обращались в самые драматические моменты истории. Во время Первой мировой пьесу играли на сцене Московского художественного театра, в годы Гражданской войны в России спектакль с оглушительным успехом идет по всей Европе. В 1944 году, когда немцы, отступая, рушили все на своем пути, пьесу издают в Словакии. Наконец, после войны сначала англичане, а потом французы снимают по ней фильмы.
Сургучев умер в госпитале, и по законам Франции его имущество было пущено с молотка, попросту растворившись. Но, несмотря на это, доктор филологических наук, профессор кафедры отечественной и мировой литературы СКФУ Александр Фокин, занимающийся поисками архивов Ильи Сургучева последние десять лет, убежден: настало время создать в Ставрополе музей писателя.
Экспонатов для этого хватает - часть хранится в четвертой школе (до революции в ее здании размещалось духовное училище, которое окончил Сургучев), часть - в литературном музее университета, в краеведческом музее. Но в наших реалиях, как известно, это не главное.
А главное - поддержка идеи властью, что, к слову, могло бы стать отличным проектом губернатора в области культуры. Не хлебом единым, как говорится.
 
Олег ПАРФЁНОВ


Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий