Поиск на сайте

 

 

Ставропольские археологи сделали уникальное открытие: они нашли остатки Иоанно-Предтеченского собора, некогда крупнейшего в Кавказском крае

«Жить вдали  от городского шума»

«Находясь верстах в трех от города, церковь эта с устроенными при ней домами может по своей местности вполне служить убежищем для тех, кто пожелает отречься от мирских сует и жить вдали от городского шума», – так в альманахе «Кавказский календарь» за 1855 год описывалась церковь Иоанна Предтечи.

В царские времена это был крупнейший православный храм в Ставрополе, который масштабами превосходил даже Казанский кафедральный собор. Построен он был в месте, которое носило имя Скомороховы хутора: к северо-западу от города, на пригорке находилось небольшое поселение, принадлежащее мещанину Якову Скоморохову. У подножия пригорка несла свои воды Ташла, на другом берегу которой располагалась Подгорная слободка.

Преподобный Иеремия (Иродион Соловьев), который возглавлял Кавказскую и Черноморскую епархию, приглядел это место, чтобы обустроить здесь женскую обитель. С такой просьбой обратилась к нему «дева, живущая единственно трудами благочестия, но не имеющая приличного, достаточного обеспечения и достойного пристанища для своего труженичества».

Иеремия лично объехал все окрестности Ставрополя, подбирая место для обители – и приглянулись ему именно Скомороховы хутора. Однажды, когда Яков Скоморохов привез на епархиальный двор купленное у него сено, Иеремия вызвал его на разговор. И предложил немалую сумму за то, чтобы выкупить предместья.

Скоморохов от денег отказался, согласившись отдать землю бесплатно. Тут же, прямо в кабинете епископа, мещанин подписал дарственную. История сохранила дату – 21 февраля 1848 года... Спустя два месяца на Скомороховых хуторах торжественно заложили монастырский храм в память об Иоанне Предтече.

7 квадратных десятин и 12 саженей

Деньги на строительство храма собирали всем миром, в чем епархии помогал генерал-губернатор Александр Волоцкий. И по просьбе жертвователей в основание храма заложили металлическую доску с торжественной надписью «в отогнание демонов» (к слову, самым щедрым благодетелем был сам Иеремия, отдававший все свое жалованье).

Поначалу предполагалось, что рядом с храмом будет трапезная – но затем преподобный Иеремия решил, что вместо трапезной стоит построить «зимний» (то есть отапливаемый) храм.

Монашеская обитель постепенно расширялась, ей требовались новые земли. И наследники Скоморохова продали (правда, по цене значительно ниже реальной) епархии несколько участков. Таким образом, вскоре монастырь занимал почти 8 гектаров.

На территории монастыря к началу ХХ века было пять каменных храмов, кельи, больница, церковно-приходская школа, училище, дома гостеприимства (гостиницы)... При монастыре появились маслобойня, воскобойный завод, водяная и ветряная мельницы, скотный двор, пасека, фруктовые сады, зарыбленные пруды...

Игуменья укрывала белогвардейцев

После того как на Ставрополье в декабре 1917 года была установлена власть советов, красноармейцы осквернили множество храмов, в том числе и Иоанно-Предтеченский. Когда осенью 1918 года Добровольческая армия отбила город у красных, ее командующий Антон Деникин приказал задокументировать факты осквернения.

После того как в марте 1920 года красные вернули город, они учинили массовую расправу над белогвардейцами. По одной из версий, несколько офицеров скрывались в монастыре в монашеской одежде. Вероятнее всего, это и послужило причиной того, что в 1921 году Совнарком принял решение разогнать монастырь.

Было разорено монастырское кладбище и безбожно разрушены самые крупные постройки, в том числе и Иоанно-Предтеченский храм с 50-метровой колокольней. Археологи, которые сейчас раскапывают фундамент здания, обнаружили следы нескольких взрывов. Они хорошо видны на лестнице, ведущей в подвал храма, массивные ступени которой просто разворочены. Взрывом разрушена и часть южной стены.

Похоже, красноармейцы пытались подорвать храм, но толстые каменные стены не обрушились – и тогда собор решили разобрать вручную (камень-известняк затем шел на строительство других зданий). Даже фундамент затем засыпали толстым слоем земли, а на месте храма устроили свалку...

На территории собора открыли колонию для беспризорников, затем здесь был загородный дом отдыха партийно-советских работников, а после войны постройки передали под психиатрическую клинику. Летом 2004 года благодаря архиепископу Феофану монастырь удалось восстановить, с тех пор его настоятельницей является игуменья Иоанна (Лихоманова).

Каждый предмет – свидетель истории

Сразу после восстановления монастыря заговорили и о воссоздании Иоанно-Предтеченского храма. Но лишь в мае нынешнего года специалисты археологического центра «Наследие» начали раскопки на месте разрушенного большевиками собора.

Как рассказал «Открытой» ведущий научный сотрудник «Наследия» Виталий Бабенко, в ходе раскопок удалось полностью установить точное место расположения храма. Сегодня как на ладони видны все его подвалы, основание мощных стен, богатое крыльцо, алтарь.

Так что теперь с помощью архивных документов он будет точно «привязан» к существующим строениям. Кстати, точно такую же работу ранее специалисты «Наследия» провели, когда раскапывали основание Казанского собора на Крепостной горе.

Поскольку Крепостная гора относится к заповедным территориям, то и вести новое строительство здесь нельзя – храм восстановили полностью на прежнем фундаменте. Вот и Иоанно-Предтеченский собор таким же образом будет восстановлен на прежнем месте. Правда, когда именно – неизвестно.

Нужно еще собрать деньги (строить храм, как и в 1849 году, собираются на народные пожертвования). А пока предстоит еще большая научная работа: в том числе надо систематизировать и описать старинные вещи, которые археологи нашли при раскопках – металлические гвозди, костыли, скобы, дверные петли, черепки керамической посуды.

Ведь каждый из этих предметов – свидетель самой истории Ставрополья, такой противоречивой и сложной...

Антон ЧАБЛИН
Фото Виталия Бабенко
 


Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий