Поиск на сайте

 

Главный старовер Эстонии Павел Варунин привёз в Ставрополь свои художественные работы.

Они одновременно смешат, просвещают и учат христианской добродетели

Иконы для протопопа Аввакума

Павел Варунин уже два десятилетия возглавляет эстонский Союз старообрядческих приходов. Художник, ювелир, книжный иллюстратор, просветитель, который очень много сделал для сохранения традиционной русской культуры в Поморье (так называется побережье Белого моря).

Поморье – это не только Русский север, но и страны Балтии. Так уж сложилось исторически, что именно здесь сейчас самая большая на планете старообрядческая община: только в Латвии около 70 тысяч староверов, в Литве – более 20 тысяч, в Эстонии – 15 тысяч…

Если в теленовостях услышите, что прибалтийские власти тотально притесняют русскоязычное население, принимать на веру не стоит. Вот, скажем, старообрядцам (а это носители исконно русской культуры!) государство оказывает целевую помощь – во всех селах староверов в Поморье образцово отремонтированы дороги, школы, амбулатории.

Павел Варунин

Во многом это заслуга неутомимого Варунина: именно благодаря ему в сельских школах на юге-востоке Эстонии (прежде эта область называлась Лифляндия) возобновилось изучение церковнославянского языка и крюкового церковного пения, началась реставрация икон и моленных (молитвенных домов), а в крупнейшем в стране Тартусском университете начали изучать русское старообрядчество.

Благодаря Варунину уже десять лет подряд на берегу Чудского озера проходит международный детский лагерь: ребята получают уроки рукоделия и пения духовных стихов, вспоминают народные игры. А еще проходят фестивали, ярмарки…

Но едва ли не главный способ рассказать миру об эстонских старообрядцах – это выставки работ Варунина, которые он возит по всему миру.

Варунин с 14 лет учился граверному мастерству, а уже в зрелые годы самостоятельно изучил резьбу по дереву, мебельное дело, потом стал делать резные иконы. Именно они, кстати, считаются исконными: иконы «на рези» пришли в Россию из Византийской империи, где образа святых не рисовали, а вырезали из драгоценных пород дерева (бука, дуба, каштана, ясеня).

К слову, икон по заказу Варунин никогда не делает: у старообрядцев храмы, как правило, не столь помпезные и богато украшенные, как принято в «никоновском» православии (или, как еще говорят, у новообрядцев).

А еще у поморских старообрядцев в принципе отсутствуют священники: ведут религиозные службы и отправляют таинства (крещение, исповедь) избранные грамотные миряне (духовные наставники).

Неудивительно, в общем, что церковная власть России столетиями отрицала старообрядцев, подвергая их чудовищным гонениям. Нынче, конечно, все по-иному, но староверы свою историю не забывают.

Четыре иконы, написанные Павлом Варуниным, украшают часовенку, поставленную шесть лет назад близ Нарьян-Мара – на месте сгинувшего города Пустозерска, в котором в 1682 году были заживо сожжены протопоп Аввакум Петров со своими сподвижниками.

Полмира объездил. И кто тут «замкнутый»?!

Павел Варунин не впервые на Ставрополье. Так, в прошлом году выставка его работ прошла в Новокумском музее казаков-некрасовцев в Левокумском районе. Некрасовцы (названные так, кстати, по имени своего первого атамана Игната Некрасова) – тоже старообрядцы.

После изгнания из Российской империи они почти полтора столетия были вынуждены существовать на территории Османской империи, посреди совершенно чуждой цивилизации. И здесь некрасовцы сформировали уникальную культуру: в ней есть что-то и от древнерусской, что-то и от тюркской.

А сейчас, чтобы воочию увидеть быт некрасовцев, в Левокумье приезжают туристы. Варунин, кстати, во время визита на Ставрополье выступал категорически против того, чтобы превращать небольшие этнические общины в «обслугу» туристических фирм.

Скажем, в родной для него Эстонии старообрядцы-поморы проживают веками в нескольких деревнях, но туристы никогда не вторгаются в их традиционный уклад. Да и власти неприкосновенность этого уклада свято чтут.

Просветительская и творческая стезя Варунина – развеивать стереотипы о старообрядцах, коих немало. Считается ведь, что староверы – люди крайне замкнутые, истово верующие, которые потому не приемлют современных технологий.

Обыватель еще припомнит боярыню Морозову с картины Сурикова, копченую рыбу, растущий на подворьях лук да окладистые бороды у мужиков-староверов. Вот и весь набор знаний об «островке» русской культуры, который насчитывает четыре столетия.

На самом деле старообрядцы – люди совсем иного склада. В Российской империи староверами были многие известные политики, юристы, а главное – купцы и промышленники (гонимые властью и вынужденные выживать в борьбе с нею, староверы выработали самые успешные по тем временам стереотипы предпринимательского поведения).

Сегодня консервативный уклад жизни у староверов неуклонно размывается, хотя основные традиции они и стараются соблюдать (среди них, скажем, – обязательная молитва перед едой).

Зато нынче у старообрядческих приходов есть свои сайты и странички в социальных сетях. У самого Павла Варунина есть аккаунт в Facebook, где он ежедневно делится своими творческими идеями: то нательный крест вырезает, то реставрирует швейную машинку Zinger вековой давности.

А еще делится впечатлениями о путешествиях: за последние месяцы побывал в Белграде, Афинах, Брно. И после этого кто-то еще осмелится назвать старообрядца «замкнутым»?!

Как рыбёшка на велосипеде каталась

В краевом музее изобразительных искусств у Павла Варунина – очередная выставка, привез он в Ставрополь лубок.

Ну-ка, припомните, что это такое? Современному человеку проще всего объяснить так: лубок – древнерусские комиксы. Простые (но не простецкие!) картинки с доходчивыми подписями. Потому называли их еще «потешными» или «народными листами».

Поначалу лубок не рисовали, а печатали или отливали (само слово произошло от «луба» – липовой доски, с которой делали оттиск на бумагу). Правда, после церковного раскола лубок стал подвергаться жесточайшей цензуре, тогда-то технология упростилась – картины стали рисовать вручную (как правило, темперой по карандашному контуру).

Сегодня, конечно, никакой цензуры нет, но Варунин все равно отдает предпочтение рисованному лубку: работает гуашью или гелевой ручкой. И техника, и образы, на первый взгляд, простые, а вот смысл – глубокий.

На ставропольской выставке Варунина есть его иллюстрации к рукописному старообрядческому апокрифу «Двенадцать добрых дел». Есть иллюстрации к Толковой старообрядческой азбуке и «Лесенке добродетели» (своего рода детской памятке «примерному» христианину).

Есть лубки, повествующие о ремеслах и промыслах эстонских староверов: среди них плотники, пастухи, рыбаки, мурники (сиречь каменщики)…

А еще Павел Варунин – автор детской книжки про рыбку Ряпушу, которую он тоже собственноручно иллюстрировал. Это не просто говорящая рыба (она, кстати, на велосипеде ездит): ряпуша раньше в изобилии водилась в Чудском озере, а сейчас стала большой редкостью.

Зато в центре деревни Большие Кольки (она считается «столицей» поморского старообрядчества) есть даже розовый домик Ряпуши. Тут регулярно проходят гастрономические фестивали, а в июле даже отмечают день чудесной рыбицы.

Среди работ Варунина найдете серьезные и назидательные, а есть и безумно смешные (особенно те, что иллюстрируют ядреные частушки, прибаутки и поморские «взбылишные байки»).

Но у всех – узнаваемый, авторский стиль: график придумал собственный шрифт, напоминающий славянский полуустав, да еще и обильно украшает лубок поморскими орнаментами. В общем – взгляд не оторвать!

Антон ЧАБЛИН



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий