Поиск на сайте

 

 

Сто лет назад ставропольские женщины в своих коммерческих талантах не уступали мужчинам

 

О, женщины, о, чудные создания! Сколько прекрасных строк посвятили вам представители сильной половины человечества, сколько страсти и нежности в их пламенных чувствах, сколько любви и трепета, обожания и гордости! Ох уж эта, сводящая с ума, «краса невинности прелестной...» - кто-кто, а Пушкин знал толк в ножках да ужимках, его послужной список покоренных сердец богат и разнообразен.
Куда реже в искусстве встречается знакомый каждому с детства образ женщины - полуджигита, полупожарного, запечатленный в некрасовских строках: «Коня на скаку остановит, в горящую избу войдет...» Но разве это значит, что дамы наши растеряли сноровку и не способны на подвиги? Не верю!
Каждая эпоха создавала свои «надежды милые черты», разгадать которые было непросто. Сегодня за слоем макияжа (ох уж это влияние модных журналов) и вовсе стало задачей трудноразрешимой. Но вопрос моды отдельный и не столь однозначный.
А вот кем вообще была городская женщина Ставропольской губернии в конце XIX - начале XX века, с корреспондентом «Открытой» поделилась старший научный сотрудник отдела этнографии Ставропольского государственного музея-заповедника, кандидат исторических наук, просто душевный и обаятельный человек Татьяна БАРМИНА.

 

- Татьяна Борисовна, что подтолкнуло вас заняться таким не совсем обычным исследованием - составить по историческим документам портрет городской женщины Ставропольской губернии?
- Что же в нем необычного? Для историка любая неразгаданная тайна прошлого представляет профессиональный интерес. А потом, разве вам самому не любопытно узнать, какой была женщина сто и более лет назад, чем занималась, как выглядела?..
- Очень даже интересно. Городская женщина Ставропольской губернии чем-то отличалась от  представительницы прекрасной половины человечества, скажем, соседней Терской области?
- Города Кавказских Минеральных Вод, входившие тогда в Терскую область с центром во Владикавказе, в географию моего исследования не попали. Но если сравнить жительниц Пятигорска и Ставрополя, то между ними была масса различий, чему способствовал сам жизненный уклад.
На курорте - размеренный, в постоянном общении с приезжими, которыми, как правило, были люди высшего света российских столиц. «Водяное общество» во многом определяло род занятий местного населения, занятого в сфере услуг.
В Ставрополе жизнь протекала по иным законам, по преимуществу это был город аграрного типа. Людей кормила земля, жили не только за счет огородов, как сегодня, но и пашен, прилегающих вплотную к окраинам.
- Выходит, основу женского общества в Ставрополе составляли крестьянки?
- По сути вы правы, однако уклад жизни этих мещанок больше походил на сельский. Жили бедно, от зари до зари трудились в поле или дома, свободного времени не оставалось. Работали наравне с мужчинами, чтобы прокормить семью, нередко уходили в наемные работницы. В основном это была беднейшая часть населения города, едва сводившая концы с концами.
Но были и другие мещанки, состоятельные. В основном это потомки первых переселенцев-казаков, осевших в Ставрополе сразу после его основания, в 1777 году. А также обладающие значительными средствами переселенки из других губерний Российской империи. Жизнь их выглядела более размеренно, они владели приличными наделами земли, кое-кто сдавал комнаты, в семьях водились деньги.
Особенно хочу подчеркнуть: горожанки активно участвовали в «сколачивании» семейных капиталов. Более того, часто сами вели торг, распоряжались в торговых лавках, питейных и доходных домах, активно занимались ссудо-залоговыми операциями, даже управляли кирпичными и мыловаренными заводами, как Машкович или Ртищева.
- Достаток, наверное, определял и уровень культуры?
- И культуры, и образования. Всероссийская перепись 1897 года показала, что в Ставрополе образование выше элементарного имела треть женщин. То есть помимо церковно-приходских школ ставропольчанки получали образование в женских гимназиях: Ольгинской или Свято-Александровской, епархиальном женском училище. Становились учительницами, повивальными бабками, машинистками.
В отличие от крестьянок, ходивших в холщовых рубахах и юбках, состоятельные мещанки следили за модой, пользовались парфюмерией и косметикой.
- Ну, кто регулярно следил за течениями в моде, так это, наверное, люди высшего света?
- В Ставрополе это купчихи, дворянки, жены высшего чиновничества. Но времени попусту они не прожигали, любуясь в зеркало, многие занимались благотворительностью - от сбора средств до обустройства богаделен, школ, больниц. Достаточный семейный капитал позволял учреждать именную стипендию для воспитанниц гимназий.
Состоятельные купчихи, как правило, не работали, а потому в качестве разгрузки позволяли себе иметь хобби, выражаясь современным языком. Супруга известного в городе купца второй гильдии Третьякова, например, вела дневник наблюдения за погодой, собрала около четырехсот кулинарных рецептов. Оба документа хранятся в нашем музее.
- Слышал, что Ставрополь в прошлом веке имел нехорошую репутацию города, облюбованного дамами легкого поведения. Это правда?
- Да, это так. Это интересная, в то же время пикантная страница в истории города. О том, что в Ставрополе «падших женщин» было достаточно много, свидетельствуют документы нашего прославленного краеведа Иосифа Бентковского, а также Константина Бахутова, известного врача, оставившего очерки по медико-топографии и санитарному состоянию губернского города Ставрополя. Именно высокая численность женщин легкого поведения, подтвержденная документально, позволяет выделять их в особую прослойку.
Делились проститутки на «явных» и «тайных». Первые отмечались в полицейском участке, посещали врача. Вторые работали нелегально - то, что сегодня называют теневым бизнесом. Была среди жриц любви даже такая категория, как «арфянки», скорее всего получившая имя по названию музыкального инструмента. Они были неотъемлемой частью ставропольских гостиниц. Бахутов пишет: «Арфянки отчасти пением и музыкой, а главное, своим присутствием привлекали в гостиницы посетителей».
- Ваше исследование завершается 1917 годом. В новое время за-глянуть не пытались?
- После революции все сословия смешались воедино, имущественные и социальные границы были размыты, стремительно формировался новый, совершенно особый тип советской женщины. Но это тема отдельного исследования.

 

Беседовал
Олег ПАРФЁНОВ

Теги: история


Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий