Поиск на сайте

 

Историю в лицах описал наш известный краевед Герман Беликов

 

Из-под пера Германа Беликова в свет вышла очередная книга «Ставропольские генерал-губернаторы», став началом большого исследования о главнокомандующих Кавказа – не только ставропольских, но еще астраханских, екатериноградских, георгиевских, наместниках в Тифлисе.
Тема покорения (завоевания, колонизации, освоения…) Северного Кавказа Россией, начиная с казачьей вольницы, возведения Азово-Моздокской линии укреплений, исследователей влекла всегда.
В советское время об этом говорили в рамках идеологии, все то, что считалось вредным, опускалось и замалчивалось. Затем настал период, когда на серьезные исследования никто не решался, проникновение России на Кавказ и сопутствующие этому военные операции, экономические и культурные преобразования стали достоянием прессы, публиковавшей небольшие статьи.
Но этого оказалось достаточно, чтобы вернуть стране из небытия имена, с которыми связаны преобразования на Кавказе, – от рядовых солдат и казаков до прославленных военачальников, губернаторов, наместников административных единиц.
Повествование свое начинает автор издалека, посвятив несколько страниц тому, когда славяне появились на Кавказе. Археологические раскопки и арабские летописи говорят, что уже в VII веке «русы» в составе византийских войск совершали военные походы на земли Северного Кавказа. На ладьях и стругах поднимались по полноводным рекам, ведя торг с местными народами.
Арабский историк Аль-Масуди поведал о походе славян на пятистах судах в 884 году к гавани Абесгуан на берегу Каспия. Другой летописец, Ибн аль-Асир, в середине X века писал: «Ватага руссов отправилась по морю в сторону Ширвана и поплыла морем в реку Куру, и эта река великая. Добрались они до Бердау… объявили в нем помилование и поступили с жителями хорошо».
Прошли века, прежде чем Екатерина II подписала Указ о переселении крестьян на Кавказ из центральной России, Малороссии и Великороссии, ставший началом массовой колонизации. Первому наместнику на Кавказе графу Павлу Потемкину дозволено было «раздавать земли по линии желающим под поселение».
Первыми на линии поселились крестьяне графа Вяземского, Воронцова, Чернышева, князя Безбородко… Началось великое переселение.
Любопытно, что екатерининский правитель на Северном Кавказе Павел Сергеевич Потемкин увлекался писательством, позволившим лучше узнать его на своем посту. Перу наместника принадлежат драмы «Россы в архипелаге» и «Торжество дружбы», где рассказывается о проникновении славян на Кавказ, а также исторические книги «Родоописание кавказских народов» и «История пугачевского бунта». И это не считая многочисленных стихов и поэм.
Немало страниц посвящено противоречивой фигуре генерала от инфантерии, генерала от артиллерии Алексея Петровича Ермолова. Именно ему, к слову, принадлежит особая роль в истории Ставрополя. В 1818 году Ермолов делает обзор правого крыла кавказской линии и отмечает в своих «Записках»: «…со вниманием осматривал я окрестности города Ставрополя, ибо со временем намереваюсь перенести туда губернский город и оставить Георгиевск как место самое губительное для живущих в нем».
Указ за подписью Александра I о переименовании Кавказской губернии в область и перенесении центра области в Ставрополь был подписан в июле 1822 года. Однако и после этого город два года еще оставался уездным. Тогда, как писал И. Бентковский, «в Ставрополе вместе со станицей считалось едва ли пять тысяч жителей, у которых, кроме двух церквей и трех или четырех каменных домов, не было ничего более порядочного».
Весьма любопытный факт из биографии Ермолова: после того, как он вышел в отставку и поселился в имении своего отца в Орловской губернии, на Кавказе у него остались три кебинные (временные) жены, от которых он имел детей.
Жен звали Сюйда, Тотай и Султанум-Бамат-кызы. Старших сыновей называли и европейскими, и магометанскими именами – Виктор (Бахтияр), Север (Аллахъяр) и Клавдий (Омар), под которыми их знали во всех знатных домах. Все получили престижное образование и служили в русской армии.
А вот что записал в своем дневнике прибывший на Кавказ в 1826 году герой Отечественной войны Денис Давыдов:
«24 августа в три часа пополудни я приехал в Ставрополь и остановился у генерал-майора Петра Горчакова… День был прекрасный, я потому ходил вечером по городу, дабы увидеть Эльбрус, но не видел его. Я на Ставрополь смотрел любопытными глазами, ибо прежде думал жить в нем всем моим семейством – два раза А.П. Ермолов представлял покойному императору о назначении меня областным начальником линии и два раза получал отказ…»
О самом городе Давыдов записал: «Ставрополь – город довольно грязный, несмотря на то, что лежит на некоторой возвышенности…»
Интересно, как в городе отмечали столетие закладки крепости, отмечавшееся 22 октября 1877 года. Ставрополь украсили государственными знаменами, портретами Екатерины II и царственного дома Романовых, гирляндами цветов. В Воронцовской роще устроили общественные гуляния с выступлением духовых оркестров, заезжих и местных актеров, циркачей.
Но главное – как готовились к празднику. Омолодили старый сад при Александровском женском училище, для чего из городского леса взяли тысячу саженцев ясеня, липы, карагача, клена. Высадили две тысячи кустов белой акации. Аллеи «девичьего сада», как именовали уголок сада (примерно около здания по ул. Советской, 1), были обсажены пирамидальными тополями и каштанами.
Тогда же был разбит центральный цветник, приведены в порядок частные дачи города, посещаемые публикой, – Павлова дача, Ртищева, Бибердова, Волобуева, Плотникова, Алафузова… Праздник пришелся на губернаторство генерал-майора Владимира фон Дена.
...Книга – это целая галерея ныне забытых, но в свое время творивших историю лиц: Карл Сталь, Георгий Емануель, Алексей Вельяминов, Павел Граббе, Владимир Гурко, Николай Завадовский, Александр Волоцкий, Петр Брянчанинов, Георгий Властов, Николай Никифораки, Александр Вельяминов, Бронислав Янушевич, наконец Сергей Оболенский, «уволенный за болезнью с мундиром и пенсией» Указом Временного правительства от 20 августа 1917 года. Дальше для России и Кавказа началась новая история.
Судьба последнего ставропольского губернатора оказалась трагична. С семьей он перебрался в Ялту, потом в Будапешт и Вену, где вел уединенную жизнь. В 1945-м Оболенский был схвачен органами СМЕРШ и по постановлению особого совещания при НКВД СССР осужден на 10 лет ГУЛАГа, что означало верную смерть.
Так и случилось – 28 февраля 1946 года после невероятных лишений 77-летний Оболенский скончался. Местом его захоронения стала одна из тысяч безымянных братских могил в таежной глуши.

 

Олег ПАРФЁНОВ



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий