Поиск на сайте

 

 

Украинских  беженцев размещают в  сёлах Ставрополья

 
Ехали мы на поезде из Москвы в Ставрополь. Вышли погулять по перрону на станции Лихая, где поезд стоял достаточно долго. Обратили внимание на подходивших к вагону двух мужчин в жилетках с надписью «УФМС» (Управление федеральной миграционной службы). С ними четыре человека с поклажей. Старенькая бабушка, женщина и мужчина средних лет, парень лет 20.
Сразу подумалось – беженцы из Украины. Мужчины предъявили проводнику билеты. Помогли их спутникам зайти с багажом в вагон, пожелали счастливой дороги. «В Ставрополе вас встретят». Все очень четко, по-деловому и вместе с тем доброжелательно. Никакой казенщины и напускной важности со стороны чиновников. Я как-то сразу к ним симпатией проникся. Хорошие мужики.
 
Растерянные
 

Семейство показалось каким-то неловким, нерасторопным. Почему-то не хотели поначалу стелить постель, которая входила в стоимость билетов и была им выдана. Даже поговаривали, что всю ночь спать не будут до Ставрополя. Моя спутница Лариса вмешалась.

- Да вам еще ехать 10 часов, отдыхайте спокойно, вы же намыкались небось? Бабушке-то вашей сколько лет? Устала, бедненькая…

Бабушке оказалось 82 годочка. Она несильно упиралась, пока ее неуклюже укладывали на постель. Наблюдать за этим без сострадания было нельзя. Какие-то они все потерянные. И мужичок, достаточно молодой и крепкий, казался каким-то расслабленным, безынициативным. Мы предложили им оставшуюся у нас провизию. Мужчины, поблагодарив, отказались. А женщина сказала, что возьмет все, так как неизвестно, что им предстоит завтра и вообще в будущем.

- Нелегко ей будет с тремя детьми, - тихо сказала мне Лариса.

- С какими тремя?

- Ну, с сыном, бабушкой – старый, что малый, и с этим… Сразу видно, что проку от него немного, без няньки не привык.

Муж и правда отказался лезть на верхнюю полку, отправив туда жену. Зато все время называл ее прилюдно «Зайкой». За это она готова была ему простить все.

 
Там жить невыносимо
 

Самым разговорчивым оказался парень – Игорь. Ему 20 лет, слегка заикается. Видимо, по этой причине к службе в армии не годен. Хотя сказал, что украинские власти всех подряд гребут. А вот в ополчение - только добровольно. Он добровольцем не стал, хотя всецело на стороне тех, кто борется с режимом.

В поселке Новосветловка Луганской области, где жила семья, работал на шахте слесарем на оборудовании по откачке воды. Расслабленный мужик – его отчим. Бабушка – мама его мамы. Сама родом из России, из города Дзержинска Нижегородской области. Думает, что едут туда, ей так сказали, чтоб меньше волновалась. Делать им там нечего, так как все бабушкины связи уже давно в мире ином да в ее воспоминаниях. А у отчима какие-то родственники есть  на Ставрополье, вот туда и едут.

- А что ж так поздно собрались? Вон уже перемирие объявили, может, уже и не стоило бы дергаться? – спрашиваю Игоря.

- У нас денег не было, чтоб выехать. А перемирие - больше на словах. Вот и когда мы ехали, по нам стреляли. Там жить невыносимо. В шахте платили гроши, а сейчас вообще все стало. Нас там ничего не держит. Жили на съемной квартире. Все наше имущество в этих сумках. Думаем остаться в России навсегда. Здесь, кажется, гораздо лучше.

- Да уж, - неодобрительно заметила соседка по плацкарту, - чего вы едете? У нас ничего хорошего вас не ждет. У меня дочь в Лисичанске живет. Сейчас он под контролем украинских властей. Нормально там.

Игорь спорить не стал, но дал понять, что не согласен. Да, единства в оценках ситуации нет не только среди украинцев, но и между нами, россиянами. Но дама явно оказалась в меньшинстве. Хорошо хоть дальше спорить не стали.

 
В деревню… в глушь…
 

Я дал Игорю свой телефон. Мол, звони, если что.

...Раннее утро, шесть часов. Беженцев уже встречали. В другом вагоне ехала еще одна семья. Может, как обычно бывает со случайными попутчиками, больше и не встретимся никогда?

Через пару дней Лариса сказала мне, что может посодействовать устройству Игоря на завод в Михайловске, где она работает инженером. Я позвонил ему. Но оказалось, что он далеко от Михайловска. Где-то в Благодарненском районе, в пункте временного размещения. А вообще, их отправляют в Арзгирский район, на северо-восток края. Места там засушливые, непростые для жизни. И с работой там  плохо, отчего местные потихоньку эмигрируют, уступая земли предков выходцам из Дагестана.

Отправляя туда беженцев, власти края, видимо, пытаются хоть таким образом сохранить разумную пропорцию между славянским населением и выходцами из кавказских республик.

В конце концов наши знакомые оказались в селе Каменная Балка. Там еще живо сельхозпредприятие «Рассвет», где работает полтораста человек. Помимо небольшой социальной инфраструктуры – школа, детсад, несколько магазинов, почта – работать больше негде. Об этом Игорь мне и поведал. Явно разочарован. Думают, как дальше жить.

Я позвонил главе села Наталье Луценко, чтоб узнать, как складывается судьба моих случайных знакомых.

- Предоставили им жилье. Полкоттеджа из четырех комнат. Есть даже ванная. Хозяйка дома там сейчас не живет. Государство ей оплачивает арендную плату и коммунальные услуги. А беженцы получают в день по 250 рублей на человека. Итого у них тысяча на семью в день выходит. У большинства местных таких денег нет.

- На этой почве нет зависти, недоброжелательства. Мол, понаехали тут!..

- Открытого недоброжелательства мы не замечали. Наоборот, люди им сочувствуют, помогают. Муж временно устроился в колхоз, на посевную. Остальные пока не работают. Конечно, с работой у нас плохо. Но если ты нормальный – руки на месте, не пьешь – то и в колхоз возьмут. И вообще, по селу много разовой работы.  Кому огород вскопать, кому что-то починить. Захочешь – заработаешь. У нас тут недавно семья табасаранцев поселилась. Поначалу им туго было. Сейчас уже машину купили, никаким заработком не брезгуют.

Я вспомнил главу семьи с его расслабленностью. Потянет ли он такой режим? Но пособия не вечны. По данным службы социальной защиты населения края, пособия будут платить до 20 декабря 2014 года. А там - сами впрягайтесь, что, наверное, справедливо.

Вообще, халява, даже если это и искренняя помощь, хороша в меру. В избытке она развращает людей. Так что хочется пожелать моим знакомым не слишком надеяться на нее, а засучивать рукава и набираться силы духа.

 
Сергей ИВАЩЕНКО
 
 
 
 
 


Поделитесь в соц сетях


Комментарии

Slavyan26
Аватар пользователя Slavyan26

Да, Игорь без очков первого канала увидел, как людей вне города душат безисходностью. Ваша газета сама пишет, сколько ограничений создаётся для бизнеса не на федеральном уровне, так на региональном, а проще сказать - работать мешают. http://www.opengaz.ru/stat/spravorossy-shtrafuyut-stavropole
Я неговорю, что это плохо, но, например, последние налоги для ИП в 2014 - наглость.

Потом соберут всех жителей России в городах, если уже не собрали, и жахнут биологичесим оружием.

Добавить комментарий