Поиск на сайте

 

Сельский художник зарабатывает выездной торговлей, а картины пишет для души

 

Виктор Иванович Рубанов в свое время окончил Краснодарское художественное училище и много лет работал художником-оформителем в совхозе.
- Сколько я лозунгов понаписал, портретов членов политбюро, не сосчитать! – рассказывает художник. - Время было такое, идеологизированное. За это платили деньги, приходилось таким образом хлеб зарабатывать. Но для души, для саморазвития, для творчества это было губительно. Я  чувствовал эту фальшь, поэтому никогда советскую власть не любил, хотя что-то хорошее в те годы, конечно, было.
Когда же идеологию сменил рынок, потребность в лозунгах исчезла, и художников сократили. Но Виктор Иванович горевать не стал, приспособился торговать недорогими вещами. Зато в свободное время полностью отдается творчеству.

 

Была хата - теперь дом
Рубановы живут в небольшом домике, который достался им в наследство от родителей супруги Александры Михайловны. Смотрится он очень симпатично и современно. - А ведь это была типичная сельская хатка первой половины ХХ века, - не без гордости поясняет Виктор Иванович. - Найдете хоть один признак того времени?
И правда, если бы не старый подвал во дворе, покрытый толстенной черепицей, я бы и не догадался о возрасте усадьбы.  Снаружи домик отделан сайдингом, окна со стеклопакетами. А внутри ощущение уюта и простора.
- Это за счет того, что поднял на несколько сантиметров потолки. Здесь были мощные балки, как принято в старые времена, я все это убрал. А чтоб маленькие комнатки казались больше, сделал натяжные потолки. В них отражаются окна, мебель, и создается ощущение глубины пространства.
Ребятам, которые делали потолки, я дал несколько дизайнерских советов, они их приняли, сказав, что в дальнейшей работе будут использовать. Я ж все-таки художник-оформитель, что-то в этом деле понимаю.
Очень органично вписался в интерьер гостиной большой аквариум с золотыми рыбками. По вечерам Виктор Иванович любуется их грациозными движениями – это успокаивает нервы, располагает к размышлениям.
А супруга Александра Михайловна в этой же комнате предается созерцанию своей коллекции пасхальных яиц. Виктор Иванович сделал ей стеллажи, на которых разместилось более 300 экземпляров ее коллекции. Вписалась в интерьер органично.
Во дворе у Рубановых разбит красивый цветник с маленьким декоративным бассейном. Но есть и большой  бассейн, обложенный старым камнем, который служит не только украшением двора, но и купальней. Любимое место внуков.
Со стороны огорода имеется пристройка. Это мастерская Виктора Ивановича.

 

В классики не мечу
Художник показывает свои произведения. В основном это пейзажи. Узнаю старую мельницу, которая стоит на въезде в Донское.
- Я давно ее писал, когда вокруг еще столько зарослей не было, - рассказывает Виктор Иванович, - узнаете? Должны узнать, если бывали в нашем селе. Это в центре несколько старинных торговых зданий.
Под ними такие подвалы! А вот это пейзажи с моей родины. Я родом из поселка Псебай Краснодарского края, это на границе с Карачаево-Черкесией.
Высказал несколько лестных слов в адрес автора. Пейзажи замечательные, написаны широкими мазками в духе импрессионизма.
- Да, мне импрессионисты близки, - соглашается художник и берет со столика книгу о Сезане, - видите, как начинал. Типичный реалист. А вот куда эволюционировал. Человек не должен на месте стоять, нужно слушать свое «Я», идти своим путем, тогда в искусстве чего-то добьешься.
Как вспомню времена моего оформительства, жутко становится. Еще страшнее, когда смотрю советскую хронику, как мы строем шагали. Нельзя быть стадом!
Подумав немного, Виктор Иванович добавил:
- Я, можно сказать, профессионал, хотя и не состою в Союзе художников. Участвовал во многих краевых и даже всероссийских выставках. Сейчас бросил. На одном и том же уровне неинтересно топтаться, нужно идти вперед. Я знаю свой уровень. Потому и пишу на ДВП, а не на классическом холсте. Это гораздо дешевле. Иллюзий, что мои произведения будут жить в веках, не питаю. Творю для себя.

 

Второе призвание
Виктор Иванович говорит, что заработать деньги в селе на творчестве невозможно. Очень редко удается продать свои картины, несмотря на низкие цены. Народ сельский не очень понимает различие между авторской работой и репродукцией, отпечатанной на цветном принтере.
На жизнь Виктор Иванович зарабатывает торговлей. Но и здесь он верен своему жизненному принципу – быть самим собой, не копировать бездумно устоявшиеся стереотипы.
Он избегает рынков, где сегодня торговцев больше, чем покупателей, а развозит товары своим клиентам по домам. В его ассортименте простые, но необходимые для сельского человека вещи: галоши, домашние тапочки, носки, белье, недорогие рубашки, брюки.
Спрашиваю Рубанова:
- В последнее время торговцы жалуются на кризис: мол, доходы резко упали то ли из-за снизившегося уровня жизни, то ли из-за большой конкуренции. А как у вас идут дела?
- Я ничего не заметил. Торгую стабильно, как и в прошлые годы. У меня ж специфика – работать с постоянными клиентами. А вообще, я понял, что у  меня призвание к торговле. Она меня совершенно не тяготит, как многих, кто вынужден был пойти на рынки после перестройки. Получаю удовольствие от общения с людьми, убежден, что делаю полезное для них дело.
Рубанов использует свои торговые вояжи и для творчества. Обязательно берет в поездки фотоаппарат и снимает понравившиеся пейзажи. Потом переосмысливает их уже за мольбертом. От фотографической картинки порой остается только основа.
- Я, наверное, счастливый человек, потому что почти ничего не делаю против души и совести. Живу в согласии с собой, - закончил разговор мой собеседник.

 

Сергей ИВАЩЕНКО



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий