Поиск на сайте

 

Пятигорский музей каменных древностей под открытым небом – единственный в своём роде в России

 

На Кавминводах начался курортный сезон: в этом году власти края обещают принять здесь более миллиона отдыхающих. Туристический поток растет, но люди видеть хотят не только рестораны и супермаркеты, но и новые художественные центры – музеи, библиотеки, театры.

Потому особенно приятно, что в Пятигорске появился новый музей (государственный!), где под открытым небом собраны археологические находки (на снимке). Это филиал краеведческого музея, он находится на самой вершине Горячей горы – ровно там, где в 1850 году такой же «музеон» основал газзан (караимский священник) и собиратель каменных древностей Михаил Фиркович.

Фиркович выбрал место неслучайно, ведь вокруг Горячей горы собраны главные «открыточные» виды Пятигорска – кофейня Аршака Гукасова, парк «Цветник», Лермонтовская и Академическая галереи, Ермоловские и Лермонтовские ванны, Китайская беседка… Это сердце пятигорского курорта!

Коллекция Авраама Фирковича выставлялась всего три десятилетия, затем самые ценные экспонаты перевезли в императорский Российский исторический музей. Часть из них уже в советские годы была сохранена в фондах краеведческого музея. О том, что в Пятигорске нужно воссоздать музей каменных древностей, разговоры велись давно.

Наконец, в 2014 году минкультуры Ставрополья получило федеральный грант в размере 2,4 млн. рублей, которые и были потрачены на создание экспозиции. Авторами проекта стали известный пятигорский архитектор Гаспар Срабионян и руководитель проектной мастерской «Энтар» из Ставрополя Александр Тараненко.

Прямо в Государственном историческом музее была изготовлена копия наиболее, пожалуй, известного экспоната «музеона» – статуи Дука-бек. По-караимски так называли легендарного князя Буса Белояра, правителя славянского княжества Русколань (существовала она или нет, до сих пор ломают копья скептики).

Трехметровую статую нашли на древнем кургане хазарской эпохи на правом берегу реки Этока, потому она и получила название Этокская. В нижней части она испещрена древними письменами – славянскими рунами, расшифровать которые исследователи не могут и поныне. Долгое время не могли даже установить точную дату установки камня – то ли IV, то ли XII век нашей эры…

Изготовлением копии Этокской статуи занимались специалисты московской лаборатории «Практика реставрации». Копию перевезли из столицы в Пятигорск и установили в центре нового музея. Точно так, как было в царские времена, когда Дука-бек стоял в Елизаветинском цветнике, а вокруг него располагали привезенные Авраамом Фирковичем со всего Северного Кавказа каменные скульптуры, жернова, чаши, плиты, кресты...

 
 

Добраться до вершины Горячей горы можно прямиком от дверей краеведческого музея. Дорога занимает ровно 630 шагов, о чем туриста извещают несколько указателей. Признаться, их недостаточно, да и вообще о новом музее отдыхающие на Кавминводах знают еще мало. Сам видел, как гуляющие по горным тропам равнодушно проходили мимо музея под открытым небом, хотя тут есть на что взглянуть!

Перед посетителями музея открывается вся многовековая история камня – пожалуй, главного материала на Северном Кавказе. Правда, если в горах камень широко использовался и в бытовой, и в погребальной архитектуре, то для степных районов оставался редкостью. Но вот, скажем, о чем свидетельствуют историки. Четыре тысячи лет назад из равнинных степных районов Юго-Восточной Европы (современная Украина) на Северный Кавказ мигрировали представители так называемой катакомбной культуры.

Сами они были пастухами, каменные инструменты использовали редко, отдавая предпочтение металлу. Зато расселяясь на кавказских просторах, пастухи – предки украинцев – стали охотно использовать изделия местных мастеров камнеобработки: каменные шлифованные топоры, булавы, диски, подвески…

Музейная экспозиция построена как повествование, начиная с бронзового века, когда на Северном Кавказе появилась майкопская культура. Она получила название от места, где был открыт первый грандиозный памятник культуры, – курган Ошад. Следом за майкопской появилась дольменная культура (слово дольмен происходит от древне-бретонского «каменный стол»).

Считается, что дольмены были только частью монументальных комплексов: перед постройками выкладывали из камней дорожки, сооружали площадки, входные коридоры, лабиринты, ограды… Жаль, что все это не сохранилось до наших дней. Сохранны лишь гробницы, которые вырубали целиком в крупных глыбах (рядом с ними достраивали ритуальные ниши, полки, сиденья).

Считается, что дольмены были и на Кавминводах: один из них открыт археологами в тридцатые годы на Острой горе (под Бештау). Краевед Егоров даже сфотографировал его, но потом отыскать этот объект заново уже не удалось. Зато местные эзотерики и самозванные любители древностей объявляют дольменами любые каменные глыбы, которые отыскивают в лесах Кавминвод.

А вот серьезные ученые на просторах Северного Кавказа описывают многие необычные находки. Например, так называемые циклопические кладки – тяжеленные каменные блоки с признаками обработки. Они есть в горной Ингушетии и Чечне, где археологи отыскали самые древние каменные склепы с входами (Эгикал и Гатын-Кале). Жаль только, что туристов сюда сегодня не водят – далеко…

Не каждый дойдет до рассыпаных по лесистым склонам гор каменных глыб с изображениями лабиринтов или громадных сферических камней с выбитыми в них «чашами» и много еще чего необычного. Или припомните Стоунхендж – это когда много камней вкапывали в землю кругом: и на Кавказе такие гигантские сооружения тоже сохранились! 

***

За последние двадцать лет российские археологи в междуречье Малки и бассейнов рек восточного Прикубанья обнаружили доселе неизвестную цивилизацию. На космических снимках как россыпь (почти две сотни!) каменных поселений: в каждом – просторные дома с закругленными углами, построенные вплотную друг к дружке.

Причем в каждом поселении была центральная площадь, перегороженная стеной, и два входа с противоположных сторон. Группы поселений окружают высокие ограды, а промеж них рассеяны склепы. Были в этих стенах и дополнительные «калитки», и необычные прямоугольные постройки. Археологи уверены, что это святилища – некие древние храмы.

Ведь люди той эпохи духов и демонов видели во всем необычном – они почитали за святилища гроты и пещеры, выступы скал особой формы. Причем эти культовые места сохранялись столетиями, вплоть до средних веков. Одно, пожалуй, из самых известных таких капищ, – в окрестностях Кисловодска, в ущелье Мокрой Балки, неподалеку от туристического комплекса «Замок коварства и любви».

В музее каменных древностей рассказывают обо всех этих необычных местах. Рассказывают и о первом государстве, которое возникло на Северном Кавказе, – Кавказской Албании, которое охватывало половину территории современного Дагестана: именно в то далекое время здесь появились прекрасные города с развитыми ремеслами.

Покуда на Ближнем Востоке зарождалось христианство, на Северном Кавказе кочевали сарматы. Считается, например, что это один из первых народов, у которого начала складываться письменность – ученые угадывают ее зачатки в граффити (настенных надписях) и разнообразных значках. Например, были у сарматов тамги – родовые фамильные знаки, которые отпечатывали на камнях (они и поныне распространены у ногайцев, осетин, вайнахов).

Зато именно в эту эпоху на Северном Кавказе почти умерло искусство каменотесов: жили сарматы в землянках с турлучными стенами, а боевыми укреплениями были не каменные стены, а рвы и земляные насыпи. Лишь на Ставропольской возвышенности, как свидетельствуют археологи, местные сарматские племена (сираки, аорсы и прочие) продолжали хоронить покойников в каменных склепах. Пример – Татарское городище.

Следом за сарматами на Северный Кавказ пришли аланы – нет, это не какой-то один народ, а мощная культурная общность, говорившая на древне-персидском языке (это, кстати, сближает аланов с жителями современного Таджикистана). Потом сменяли друг друга на Северном Кавказе гунны, булгары, хазары, строились города-государства Таматарха, Дербент, Семендер, Серир, распространялись мировые религии – зороастризм, христианство, иудаизм, ислам…

***

Северный Кавказ в средние века становится перекрестьем культур, народов и верований. От этой насыщенной событиями эпохи в пятигорском музее – обилие каменных крестов: византийского, армянского, албанского типа, нередко с грузинскими и греческими надписями. Есть и каменные изваяния с исламскими орнаментами: геометрические фигуры и сплетения растений, ведь магометанство запрещает рисовать людей и животных.

Колоссальным ударом по культуре Северного Кавказа было золотоордынское нашествие XIII столетия, а затем разорительные походы Тимура в XIV веке. Зато после того, как кавказские народы воспряли от ига, возродились не только старые культурные центры, но и появились новые. Скажем, для столицы дагестанских ремесел – Кубачи - именно тюркское и монгольское культурное влияние оказалось решающим.

Все это лишь небольшая часть кавказской истории, о которой посетителям рассказывают экскурсоводы в пятигорском музее каменных древностей. Поведают они вам еще и легенду о сторожевой башне, где жила княгиня Адиюх (Светлорукая) в горах Карачаево-Черкесии.

Расскажут об Эльхотовском и Камбелеевском крестах, которые впитали одновременно и дух язычества, и раннего христианства.

Покажут гробницу аланского царя Доргулеля, каменный трон шамхалов (местных правителей) из Согратля, осетинские ритуальные камни.

Побольше бы в России таких увлекательных музеев – глядишь, и не жаловались бы взрослые, что их чада просиживают сутки напролет в Интернете…

 
Антон ЧАБЛИН
 


Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий