Поиск на сайте

 

Наш земляк собрал большую коллекцию военной одежды

Федор Колпаков – подполковник запаса. Сейчас живет в Воркуте, но детство и школьные годы его прошли в селе Донском, куда он почти каждый год приезжает в гости к родителям. Здесь мы и познакомились.
Федору 43 года. То есть он молодой военный пенсионер. Если бы не служба на Севере, то и не набрал бы положенную выслугу. Он окончил знаменитую Военно-космическую академию имени Можайского в Санкт-Петербурге.
Будучи  курсантом, понял, что инженерная стезя – это не его призвание, он – гуманитарий.  Но остался в армии и пошел по политико-воспитательной части. Судя по его рассказам, хорошо вписался в службу, найдя здесь свое призвание. В армии он и увлекся коллекционированием военного мундира.
Сейчас у него более 400 комплектов военной одежды разных времен и родов войск. Колпаков еще в армии организовывал выставки в музеях воинских частей и тех населенных пунктов, где довелось служить.
Сейчас Федор работает в музее города Воркуты, где создал экспозицию военного мундира на основе своей коллекции. Продолжает собирать военные мундиры, пишет статьи по мундирологии.
 

ФУНДАМЕНТ АРМИИ

У нас с Федором есть кое-что общее. В свое время я тоже учился в военном училище и так же, как он, понял, что инженерное поприще не для меня. Но в отличие от Федора я бросил училище и ушел на гражданку.

- При всем моем разочаровании в армии, помню, какое особое светлое чувство вызывали у меня разводы на занятия по субботам, когда играл духовой оркестр, как мы чеканили шаг по плацу, держа равнение налево, где стояло руководство вуза.

Гениальный марш «Прощание славянки», ощущение локтя товарища, идущего с тобой в одном строю, и чувство единения огромной массы людей – это сильные чувства. Наверное, каждый военный испытывал подобное. В этом ощущении силы и единства – суть армии.

- Согласен. Я тоже испытывал подобные чувства. И военная форма как раз усиливает их. Не случайно у всех народов и во все времена военные имели форму. Она необходима армии, как фундамент зданию. В этом единообразии посыл к восприятию единоначалия и дисциплины,  без которых нет армии. Так что военный мундир – это серьезно, здесь есть над чем размышлять, что исследовать, – говорит Федор.

ОТ ПЕРВОЙ ДО ВТОРОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ

Когда Колпаков служил в Приморском крае, он, обновляя музей части,  тогда впервые выставил свою коллекцию. И командование, и  многочисленные проверяющие одобрили. Так он понял: что интересно ему, может быть востребовано и в воспитательной работе среди военнослужащих. С тех пор, где бы он ни служил, постоянно организовывал выставки, и не только в пределах части, но и в местных музеях, школах. Сам проводил экскурсии.

- Федор, так вы собираете коллекцию реальных исторических мундиров, за которыми история конкретных людей, или?..

- Рад был бы иметь в коллекции исторические мундиры, но, увы, так не получается. Часто приходится самому шить форму разных времен. Понятно, чем дальше от нас отстоит эпоха, тем труднее найти раритетную форму. Но тот новодел, который есть у меня, отвечает всем критериям историчности.

- Так я не ослышался, сами шьете?

- Да. У меня есть швейная машинка «Подольск», она гораздо лучше подходит для шитья военной формы, чем импортные, так как у нее хорошая сила удара иглы. А у жены - импортная машинка. Это так – баловство. Я сам крою форму по выкройкам, которые нахожу в специальных журналах. Сейчас все это доступно. Потом сам и шью, ткань стараюсь подбирать в соответствии с эпохой. А супруга моя выступает в роли ОТК. Я ценю ее мнение.

Самый «древний»  мундир – это форма стрельцов русской армии XVI века, на которую у Федора ушло много времени, так как там надо было даже из дерева вытачивать некоторые детали. А самая интересная историческая коллекция – мундиры русской армии 1812 года. Колпаков готовил ее четыре года, к 200-летнему юбилею первой Отечественной войны.

Второй глобальный проект – реконструкция одного из эпизодов Сталинградской битвы – взятие в плен немецкого генерала. Этот, можно сказать, спектакль Федор Николаевич готовил к 70-летию Победы. В нем было задействовано несколько десятков человек - от учеников воркутинских школ до военнослужащих. Сколько надо было сшить образцов формы Великой Отечественной войны, изготовить муляжи вооружения!

- Получилось очень неплохо. Мы сделали эту реконструкцию накануне 9 Мая. Просто восторг! Но я потратил столько сил, что на сам День Победы даже из дому не вышел.

НЕ ОДИН В ПОЛЕ ВОИН

Представляю, какую огромную работу надо было провести. Без помощников это невозможно. А Федор и не один. Только в Воркуте есть три таких, как он, коллекционера, с которыми Колпаков дружит, обменивается мундирами, проводит совместные выставки. Есть у него друзья по увлечению и в Подмосковье, и в столице.

- Николай Алексеевич Трухин как раз коллекционирует только исторические мундиры, которые принадлежали реальным людям. Это очень сложно, но у него есть такие возможности, много связей в Москве. Он, например, знает чуть ли не в лицо всех участников исторического Парада Победы. Однажды говорит мне: «Хочешь знать, чем кормили перед парадом участников от 1-го Белорусского фронта?» Достал оригинал того меню и показал.

Есть подобный исторический экспонат в коллекции и у Колпакова. Это офицерская гимнастерка, которую подарил ему его хороший приятель  Виктор Петрович Кретов. Ему уже 80 лет. Он из поколения детей войны. Отец погиб в самом начале Отечественной, вскоре умерла мать. Мальчишку воспитывала тетя. Потом его определили в детский дом для детей  погибших офицеров.

Конечно же, после такого заведения судьба была фактически предопределена – в армию. Он окончил Рязанское училище. Много лет служил на космодроме в Байконуре.

Когда в 1961 году состоялся запуск космического корабля с Гагариным на борту, Кретов присутствовал при этом историческом событии. Гимнастерку, в которую был одет в тот день, он и подарил Колпакову. Мечта любого коллекционера мундиров!

ПОЧЕМУ ФОРМА ТАКАЯ?

Спрашиваю у Федора, почему в каждую эпоху своя форма и по какому принципу она эволюционирует?

- Скажем, XVIII-XIX века... Мундир, особенно офицерский, – это красота, изысканность. А потом, чем ближе к нашему времени, тем все проще и проще. Неспроста ведь?

- Конечно. Форма всегда определялась способами ведения войны. Скажем, гусарский мундир начала XIX века почему так красив? Он подчеркивал особость этих войск,  их привилегированность и лихость в бою. Это должно было воспитывать гордость за принадлежность к таким войскам. Потому особая форма и у гвардейских полков.

Отличимость подчеркивалась и мундиром, и погонами. Военный должен был гордиться мундиром, форма всегда была средством воспитания воинского духа.

Русско-японская война и особенно Первая мировая – это так называемые тотальные войны. Здесь форма стала носить чисто практический характер. Яркость, узнаваемость уже стали вредны, так как способствовали бы банальному отстрелу офицеров противником. Раньше оружие не было таким точным и мощным, поэтому можно было и покрасоваться на поле боя.   А теперь незаметность – первейшее дело, потому все и перешли на цвет хаки.

- Помню, как сам в армии носил суконную шинель. Да, зимой тепло, но воротник шею натирал. А чуть потеплеет – сваришься. Явно неудобно.

 Да, шинель двести лет верой и правдой служила русским военным. Я даже для детей написал такой сказ о нашей шинели, где попытался проследить, как она влияла на формирование военного мундира. Но все в этом мире меняется, пришло время и шинели покинуть его.

Сейчас новая форма - бушлаты, так называемые афганки. Они легкие, теплые, имеют множество карманов, что для современного ведения боя, оказалось, очень даже необходимо. Погоны на полевой форме еле отличимы. Опять же, для чего? Чтоб противник не мог в бинокль или оптический прицел высмотреть командиров.

- А пресловутый сердюковский погон, прости господи, на пузе! Это что, тоже для маскировки? Мракобесие какое-то, плевок вековым армейским традициям! И Юдашкин – конструктор военной формы… Ненормально это, издевательство над всем военным сословием.

- Конечно, глупость. Хорошо, что поправили. Но это тоже отражение нашей жизни, ошибки руководства. Коррупция... в конце концов известно же, чем закончилось правление Сердюкова.  Есть у меня в коллекции и эти образцы формы.

Из песни слова не выкинешь. Но глубоко убежден, что история русского военного мундира – это славная история, давшая нам множество примеров беззаветного служения Отечеству.

Сергей ИВАЩЕНКО
Фото автора и из архива Федора Колпакова
Воркута – село Донское
 

Добавить комментарий



Поделитесь в соц сетях