Поиск на сайте

 

 

В фильме «Золотое сечение» режиссера Сергея Дебижева есть элементы и приключенческой драмы, и мистическоготриллера, есть экшен и даже стилизация под ретро

 

С культовым режиссером Сергеем Дебижевым я познакомилась в  минувшем ноябре, когда он привозил на Кавказские Минеральные Воды свой новый фильм «Золотое сечение».  Фильм принимал участие в краевом кинофестивале «Панорама современного российского кино». 
А премьера картины состоялась в июне прошлого года на «Кинотавре» и вы-звала ажиотаж среди зрителей. В декабре, сразу после кинофестиваля на  Ставрополье, фильм отправился в Нью-Йорк на Неделю российского кино, где тоже не был оставлен без внимания.  
Беседовали мы с Сергеем Дебижевым не только о его новой ленте.  Ведь самые первые страницы его биографии тесно связаны со Ставропольем,  режиссер родился и вырос в Ессентуках.

 

- Сергей Геннадьевич, я читала и слышала много разных отзывов о вашем фильме. И зрительских, и профессиональных критиков. Когда говорят об интеллектуальном кино, о вашем новом  фильме  можно услышать: «Ребята просто решили развлечься».
- Никто из нашей съемочной группы не развлекался, уверяю вас. Когда снимаешь картину в такой стране, как Камбоджа, там не только не развлечься, но и не расслабиться. Страна вся заминирована, здесь обитает огромное количество змей и очень опасных насекомых…
Конечно, в произведении искусства должна быть легкость. И совсем не обязательно, чтобы это тебе легко далось. Но важно эту легкость  суметь донести до зрителей.
- Зрители сравнивают ваш фильм кто  со знаменитым «Индианой Джонсом», кто со скандальным «Кодом да Винчи». А кинокритики относят фильм к жанру приключенческого «дорожного кино». Но и те, и другие отмечают своеобразность подачи сюжетной линии и использование  богатейшей палитры художественных средств.
- Мы старались сделать крайне необычную картину, я думаю, это у нас получилось. Делать то, что делают все остальные, тратя на это годы своей жизни, не имеет никакого смысла.
Конечно, я предпочитаю снимать  только абсолютно новаторское кино. Я очень много занимался изобразительным искусством и историей искусств, поэтому для меня более важна эстетическая сторона изображения, я больше работаю с кадром. И фильм  получился довольно разнообразным по эстетике. 
Жанры в нем все время меняются, «плавают». Как мне кажется и как считают критики, изобретен новый жанр – «кино-картина» - если можно так буквально понимать.
Сюжетного кино, снятого в русле прямой логики, делается очень много. То, чем занимаюсь я, фундаментальная наука, которая дает почву для развития уже последующей киноиндустрии. Кто-то ведь должен заниматься этим, чтобы остальные могли брать на вооружение новые эстетические приемы.
-  В фильме такая динамичная смена мест действия, что происходящее порой кажется мистическим.
-  Конечно, я старался, чтобы место действия было разнообразным. Съемки проходили и в Париже, и в замках под Парижем, и в Венеции. Основные же съемки были в Камбодже, в стране, о которой наше поколение ничего, кроме «красных кхмеров», не знает, а молодежь туда не едет, потому что там опасно. А мне это как раз было интересно.
Мистики в фильме тоже предостаточно. Мистическую тему в своих работах я открыл в 1992 году, когда снял свой первый игровой художественный фильм «Два капитана-2» с Борисом Гребенщиковым и Сергеем Курехиным. Тогда получилась такая полудокументальная, абсурдно-мистическая картина. В  новом фильме вся мистика совершенно на другом уровне восприятия, потому что это уже другое время, другие запросы зрителя.
-  Сценарий для ленты вы сами  написали?
-  Идея этой картины родилась из серии документальных фильмов о мировых культурах и религиях, которые я делаю для Первого канала. Когда снимал это в первый раз, понял, что надо обязательно эти сюжеты перенести и в игровое кино. 
В Камбодже находятся всемирно известные храмовые комплексы, в частности Ангкор, который официально считается восьмым чудом света. Это очень впечатляющее сооружение. Мимо такой фактуры пройти было невозможно. Особенно после того, как я увидел на горе, окруженной дикими реликтовыми джунглями, заброшенное казино, построенное в начале века. Одну только дорогу туда рубили сквозь непроходимые джунгли четыре года. 
Я понял: это как «Титаник» заброшенный, но не под водой, а на горе. Сегодня он так и стоит в запустении, а ведь там были и виллы, и жили несколько поколений колониальной французской аристократии. Это было очень популярным местом. И я понял, что из этого можно сделать целую историю, которую я потом и досочинил.
И нашлись безумцы-продюсеры, которые выделили деньги, даже зная, что я снимаю необычное кино. Сейчас идет шествие фильма по нашим кинотеатрам, на 3 недели даже был продлен его прокат.
Он  успел побывать на целом ряде кинофестивалей, совсем недавно участвовал в Неделе современного российского кино в Нью-Йорке. Причем был заявлен как главное событие этого фестиваля. 
Фильм купил Первый канал, уже снята передача с Александром Гордоном «Закрытый показ». В общем, судьба картины складывается вполне прилично. 
- Вы сняли много рекламных роликов. Когда появилось желание снимать художественное кино?
- Я бы не сказал, что много снял... Просто надо поддерживать определенный уровень достатка, содержать большое количество людей, которые вокруг тебя. Теперь я сказал себе - все! С этим покончено. Большие и легкие деньги развращают, съедают твою жизнь. 
Поначалу кажется, что рекламный ролик мы снимаем за 10 дней. А потом выясняется, что после этих дней бешеной нагрузки еще месяц надо в себя приходить. Поэтому в какой-то момент понял: рекламой  больше заниматься не буду.
- Желание себя выразить в самостоятельном творчестве все-таки победило?
- Разумеется. Хотя я никогда не брался ни за какую противную рекламу, как, например, стиральных порошков. У меня были в основном имиджевые ролики банков, крупных компаний. 
- Как и главный герой «Золотого сечения», вы, насколько я знаю, еще и известный клипмейкер.
- Я много занимался музыкальными клипами, в основном из дружеских побуждений, потому что делал их для моих друзей - Бориса Гребенщикова, Юрия Шевчука.
Первое, что я вообще сделал в своей творческой жизни, это знаменитый сейчас «Поезд в огне», где-то году в 1986-м. Это был первый полноценный отечественный клип, он очень ярко тогда прозвучал.
Недавно закончил еще один клип Гребенщикову на песню «Зом, зом, зом». Только что снял клип, в котором принимали участие все рок-н-ролльщики страны. Их было больше 200 человек.
Они специально съехались, чтобы спеть припев. Были все - и Шнуров, и все старые составы «Аквариума» и «Странных игр». Я даже подумываю заглянуть в Книгу рекордов Гиннесса, есть ли вообще клипы, в которых поет такое количество людей.
- Как следует из афиш, в фильме «Золотое сечение» тоже звучит музыка Гребенщикова?
- Главный композитор картины - Виктор Соллогуб, один из лидеров группы «Странные игры». Он сейчас много работает в кино и как никто другой очень хорошо чувствует изображение. 
Борис Гребенщиков - человек сам по себе творческий, его просить писать музыку под изображение я бы никогда не стал. Хотя я неоднократно использовал в картинах его музыку, но это были почти всегда уже готовые, а не специально написанные произведения.
- Сергей Геннадьевич, насколько я знаю, вы родились в  Ессентуках?
-  Я в Ессентуках родился и учился в школе до 9-го класса. Кстати, здесь мне пришлось поучиться в трех школах. Самая моя первая школа, где я пробыл до 3-го класса, располагалась в дореволюционной часовне в центре Курортного парка. Как раз там, где сегодня выстроили огромную Пантелеймоновскую церковь, у нас было футбольное поле.  
Потом была 4-я школа, она находилась тогда в курортной зоне на улице Пятигорской. Я прекрасно помню, как однажды к нам пришел лектор и рассказывал, какой прекрасной, с бассейном, будет школа в 2000 году. Сегодня 4-я школа в городе действительно с бассейном, но уже совсем в другом месте. 
После 8-го класса я поехал поступать в художественное училище в Ленинград, но вернулся. Увидел, что уровень моей подготовки был довольно слабым, я даже поступать не стал. В 9-й класс я уже перешел в 7-ю школу Ессентуков. 
Меня сильно поразило, что девятиклассников в этой школе ставили в угол. Я приложил все усилия, чтобы  переменить ситуацию, после моего появления в школе эта ужасная традиция ушла в прошлое. А я усиленно занимался весь год и после 9-го класса все-таки поступил в художественное училище имени Серова в Ленинграде.
Родителей моих, к сожалению, уже нет, но в городе осталось огромное количество родственников. Садово-парковая атмосфера Ессентуков сыграла большую роль в формировании моих эстетических взглядов. Очень жаль, что сегодня все это разрушается, ведь город строили лучшие архитекторы Санкт-Петербурга.

 

Беседовала 
Елена СУСЛОВА



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий