Поиск на сайте

 

 

Мне подарили целое состояние, не денежное, но духовное – собрание сочинений Фёдора Достоевского, изданное в 1911 году. И не нахожу человека, который бы искренне порадовался со мной

 

Одни удивляются моей радости вообще: дескать, можно же воспользоваться обычной библиотекой, там наверняка найдутся томики писателя, пусть и более поздних лет издания, но непременно того же содержания.
Другие прикидывают: сколько же будет стоить это собрание лет через сто и как обогатятся мои правнуки, продав его?
Третьи вообще считают, что Достоевский уже несовременен, уж лучше читать В. Пелевина или Д. Донцову.
Но вот мне выпало выступить перед школьными педагогами. Я начал занятие с другой радости, что с нового учебного года, как сказано в послании В.В. Путина Федеральному Собранию РФ, все выпускники будут писать сочинение. Чем не радость?
И тут же я сказал о собрании сочинений Ф.М. Достоевского, подаренном мне: дескать, уж теперь бы я, будь на месте какого-нибудь ученика, сочинение по произведениям этого классика написал бы точно на «5».
Для наглядности продемонстрировал один из томиков, любуясь им и расхваливая, что он и издан качественно, и сохранился хорошо, и пометки содержит людей, когда-то читавших его. Говорю, что это же не книга, это же почти живое существо – икона духовная!
Положил этот томик на стол, и началось собственно занятие. Потом был перерыв. Вернувшись с перерыва, я обратил внимание на то, что томик Достоевского лежит в том же положении, в каком я его и оставил (запомнил это специально ради эксперимента).
Эксперимент весьма и весьма разочаровал меня: никто из педагогов книжечку в руки так и не взял.
Ах, чем не педагогическая драма – учитель, потерявший интерес к книге, может, и не имевший его?! «Почему же никто книгу не посмотрел, не подержал в руках драгоценность такую?» – спрашиваю.
Оправдываются коллеги тем, что нельзя брать чужое. Брать можно – воровать нельзя. Начались обсуждения-споры.
Как и следовало ожидать, зашла речь о том, что традиционная книга устарела, что ей на смену безвозвратно пришли компьютеры, электронные книги, ридеры, смартфоны, планшетки и прочие электронные штучки.
Вспомнили и премьера правительства Д. Медведева, который не расстается с подобными приборами. У него даже есть прозвище в Сети – «Айфончик», но ДАМ не обижается на него.
Спрашиваю: «А Путина вы когда-нибудь видели за айфоном?» Оказывается, нет – никто не видел. Так можно ли делать выводы о человеке, исходя из уровня его компьютерной грамотности? Соглашаются, что выводы делать нельзя, но книга – это всё же вчерашний день.
Пробую действовать логикой, доказываю, что именно книга в её обыденном и традиционном виде лежит в фундаменте человеческой культуры, в том числе и в основе самой электронной книги.
Пробую доказать, что чтение с листа и чтение с экрана дисплея – это разные виды культуры, они не должны подменять или убивать друг друга, точно так же, как Рафаэль и Малевич с его разными квадратами.
Убеждаю, как важно приучить ребенка с самого раннего детства именно к обычной книге, к тем же сказкам А.С. Пушкина с иллюстрациями, и лишь потом переходить к книге электронной.
Разве неправда, говорю, что нейрон сложнее и «мудрее» электрона? Разве электронные системы не формируют у людей и электронные души?
Говорят, что ныне дети рождаются с компьютером в голове. Пусть в голове компьютер будет, но пусть же в сердце будет книга!
Привожу цифры, что и сами дети не всегда приветствуют электронику. С экрана предпочитают читать лишь 42% девочек и мальчиков, среди старшеклассников в 12 случаях из 15-ти дети с экрана читают медленнее, чем с листа, и с гораздо большим числом ошибок.
Улыбаются слушатели, но в массе своей стоят на своем: ваши аргументы – прошлый век. Но и я не сдаюсь. Спрашиваю: «Вы когда-нибудь видели человека, рыдающего над электронной книгой?» Оказывается, никто не видел. Может быть, сами рыдали перед мерцающим экраном? Оказывается, тоже никто не рыдал.
Иное дело – книга. Припомнили даже мультфильм про волка, который выращивал теленка на мясо. Читал этот волк книгу «Муму» и рыдал над нею: дескать, «жалостливая» книга. «Герасим… Муму… Ой, не могу!» – проливал слезы волк-Табаков. А кому из читателей со стажем не приходилось всплакнуть над раскрытой книгой хотя бы однажды в жизни? (Кстати, иные молодые люди уже считают, что «Муму» – это про корову.)
Книга – это не столько средство образования или источник информации, сколько фактор формирования человеческой души. Однако душу, по моему мнению, способна сформировать лишь книга традиционная, классическая.
И в этом смысле, пожалуй, нет лучшего примера, чем жизнь и творчество А.М. Горького. Феноменом этого писателя и человека мы обязаны именно его увлечению книгами.
– Максимыч, – обращаются к нему, – ежели бы ты был богат, что бы сделал?
– Книг купил бы.
– А еще?
– Не знаю.
Книги Горький читал, видимо, как никто. Он вспоминает: «Взяв с полки медную кастрюлю, я отразил ею свет луны на книгу… Но луна не помогла. Тогда я забрался на лавку, в угол, к образам, начал читать стоя при свете лампады…»
А стал бы Горький тем, кем он стал, если бы читал электронные книги? Приведу выдержку из его повести «Детство».
Предваряя её, замечу, что и сегодня, когда читаешь эти воспоминания, гневно сжимаются кулаки: неужели людям на самом деле приходилось жить в условиях, описываемых Горьким? А это нищета, драки, зависть, пьянство, распутство, скотский уровень бытия и интересов, дед, избивающий бабушку и детей, отчим, избивающий ногами мать будущего писателя, и он, бросающийся на отчима с ножом и наносящий ему удар в бок. Не жизнь, а кошмар.
И вот Горький пишет: «Вспоминая эти свинцовые мерзости дикой русской жизни, я минутами спрашиваю себя: да стоит ли говорить об этом? И с обновленной уверенностью отвечаю себе – стоит, ибо это – живучая, подлая правда, она не издохла и по сей день. Это та правда, которую необходимо знать до корня, чтобы с корнем же и выдрать её из памяти, из души человека, из всей жизни нашей, тяжкой и позорной».
Если бы я прочел этот же абзац с экрана монитора, то максимум бы загрустил, но когда его читаешь со страниц книги (в данном случае у меня издание «Детства» 1946 года), ей-ей, грустью не ограничишься.
Открытая книга – что распахнутая душа писателя. Книга может быть святыней, а Интернет – нет!

 

P.S.

Может, современные книги и можно читать с экрана дисплея, но только не классику. В электронной форме классика утрачивает мыслящую силу и чувствующую душу.
Кстати, Билл Гейтс предпочитал читать не с экрана, а иметь дело с распечатанным текстом.

 

Николай БОНДАРЕНКО
Ставрополь



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий