Поиск на сайте

 

Под напором ставропольских фермеров краевые власти согласились пересмотреть нашумевший законопроект об увеличении нормы выдела из земель сельхозназначения. Теперь бьют тревогу руководители крупных хозяйств, которые стали потенциальными жертвами  залётных «инвесторов»

 
Аграрная компания с иностранными корнями решительно нацелилась на ставропольскую  пашню. Выработать меры по защите местных производителей сегодня - главная задача правительства края, ибо здесь, как на войне - промедление смерти подобно
 
 
То за правых, то за левых…
 

Прежде чем разбираться в вопросе, вкратце напомним его предысторию.

В последний день марта краевая дума в первом чтении приняла закон о регулировании земельных отношений, повышающий минимальный размер земельного участка с 30 до 2500 га. Шаг более чем серьезный, однако власти решились на него без предварительного публичного обсуждения, хотя в обоснование и привели ряд доводов.

Главный из них в том, что только на больших угодьях возможно применение современных агротехнических технологий, а также использование высокопроизводительной техники, что позволит сохранить традиционно сложившиеся севообороты.

Логика, безусловно, в этом есть. Так, на 1 января этого года в крае действовало 1490 сельскохозяйственных организаций разных форм собственности и 10100 крестьянских (фермерских) хозяйств. Площадь угодий под зерновыми для сельхозорганизаций составила 1,8 млн. га при урожайности 40,8 ц/га, а для КФХ - 0,5 млн. га при урожайности 31,2 ц/га. Разница налицо.

По сути, пайщиков навеки закрепили за арендаторами - чтобы воспользоваться своими землями, нужно сформировать земельный кусок в 2500 га, что невозможно в принципе. Именно этот вопрос - текучести пайщиков - и стал главным во всей этой истории.

Для фермеров такое положение дел означало поставить крест на собственном развитии. В нескольких районах края прошли собрания, на которых фермеры четко дали власти понять: или законопроект будет снят с рассмотрения, или свои голоса на предстоящих выборах огромная армия сельских тружеников отдаст политическим оппонентам единороссов. И эта тактика сработала.

На очередном собрании фермеров в селе Новоселицком губернатор Владимиров заявил, что законодательную инициативу об увеличении выводимой земельной доли до 2,5 тысячи гектаров решено дорабатывать в соответствии с пожеланиями, которые высказывают как крупные хозяйства, так и мелкие владельцы паевых земель.

«Итогом должно стать всеми согласованное решение, которое поможет сохранить крупные хозяйства и не допустить, чтобы нерадивые владельцы получили паевые земли в свою собственность», - подытожил Владимиров.

 

Чтобы найти выход, власть не должна делить аграриев на правильных и неправильных, тех, кого можно поддержать, и тех, кого можно «кинуть».Надо собирать всех за круглым столом и совместно искать компромисс.

 
Зачем французу русское село?
 

Губернатор и дума пошли навстречу фермерам, но в равной степени они пошли теперь против крупных хозяйств, за которыми остается значительная доля в аграрном секторе края. И вот тут возникает вопрос: что значит «доработать закон» и соблюсти при этом интересы как фермеров, так и крупных землевладельцев?

Чего вообще добивались директора колхозов и СПК, когда ратовали за увеличение земельной доли? Сколько лет жили не тужили, а в самый последний момент, накануне массовой кампании по перезаключению договоров аренды, вдруг решили поставить на пути пайщиков барьер.

Если колхоз на плаву, исправно выполняет взятые на себя обязательства, бояться ему нечего. К тому же в районах между фермерами и руководителями хозяйств давно существует негласная договоренность и по размеру арендной платы, и по натуроплате. То есть делить им между собой было нечего.

Однако директорам колхозов есть чего бояться, и касается это пока только нескольких северо-западных районов в крае. Впервые ситуацию как она есть прояснил министр сельского хозяйства Владимир Ситников на встрече, посвященной 25-летию ставропольского фермерства. Он попытался убедить фермеров в том, что поправки в закон - мера вынужденная, и направлены они были не против них, а против пришлых толстосумов, положивших глаз на ставропольские земли.

Сказал министр об этом аккуратно, чтоб не испортить инвестиционного климата. Понять Ситникова можно, он чиновник, а потому обязан быть гибким, вести взвешенную политику, никого не обижать. Более детально свою позицию министр прояснил на экстренном совещании, где подробно разбирали ситуацию, сложившуюся в трех районах - Новоалександровском, Труновском и Красногвардейском.

От фирмы «Агро-Стед» пайщики получили здесь «письма счастья» с предложением заключить на десять лет договор аренды на земельную долю, обещая за это «премию» в 100 тысяч рублей, либо продать пай за 400 тысяч. Для селян деньги баснословные. Однако эта неслыханная  щедрость таит в себе большую опасность, и прежде всего для крупных хозяйств, земли которых сосредоточены в одном месте.

Что это за фирма, готовая отвалить за землю ломовые деньги? И тут есть своя предыстория.

Еще в прошлом году на плодородные земли Новоалександровского района нацелилась французская группа компаний Sucres et Denrees (Sucden). Агрохолдинг - крупнейший сахарный трейдер в Бразилии, Мексике, Чили, Перу и России, являясь главным поставщиком мировых гигантов пищевой индустрии, таких как  Coca-Cola, PepsiCo, Mars, Nestle, Kraft Foods, Danone, Heineken.

В России Sucden появилась лет 10-12 назад через российское представительство - ООО «СДИ»,  которое, в свою очередь, владеет аграрными предприятиями в нескольких регионах: Краснодарском крае, Липецкой и Пензенской областях. Все они занимаются выращиванием сахарной свеклы и ее переработкой.

Скажем, на Кубани Sucden контролирует Тбилисский сахарный завод в одноименной станице и ООО «Успенский агропромсоюз» в Белоглинском районе на границе со Ставропольем.

ООО было создано на базе нескольких колхозов, и сегодня входит в тройку крупнейших свеклособирающих хозяйств России (посевной клин - около 70 тысяч гектаров). Именно через эту фирму французская корпорация и повела активную экспансию в Ставропольском крае. Два года назад «Успенский агропромсоюз» выкупил 76% сельхозпредприятия «Агро-Стед», которое владело крупным земельным участком в Новоалександровском районе, а в прошлом году пакет акций покупатели довели до 100%. Вслед за этим компания купила еще одно аграрное предприятие - ЗАО «Донское» в Труновском районе.

Сегодня на обоих предприятиях выращивается сахарная свекла, которая вывозится для переработки на заводы, подконтрольные группе Sucden.

 
Социалка чужим не нужна
 

Однако аппетит, как известно, приходит во время еды.

Еще в прошлом году от имени «Агро-Стеда» в Новоалександровском районе стали рассылать пайщикам «письма счастья», сманивая их обещаниями заплатить 100 тысяч рублей за смену арендатора и 400 тысяч рублей за продажу пая, то есть в полтора раза больше сложившейся в районе цены.

В районе все понимали, что ничего хорошего ставропольскому селу французы не принесут. Земельные отношения между арендатором и арендодателем выстраивались полтора десятилетия. Трудно, но поступательно село двигалось вперед, развивалось, и стимулом для этого, в том числе, была нормальная, здоровая конкуренция.

Теперь на пути фермеров и СПК встала компания с французскими корнями «Агро-Стед». Социалка, о которой в районе в той или иной мере заботится любой сельхозпроизводитель, этой фирме не нужна - ей нужна только высокая норма прибыли.

Интересной арифметикой в прошлом году поделился с нами руководитель одного из крупных хозяйств района. На 9,5 тысячи гектаров у него сегодня приходится около полутысячи работников. Для эффективного ведения производства, столько ему совсем не нужно, но сократить их он не имеет морального права - увольнение автоматически нанесет удар по селу, нуждающемуся в постоянной заботе.

Иными словами, руководители крупных хозяйств могли бы стать эффективными менеджерами, но, понимая меру ответственности перед малой родиной, добровольно взяли на себя социальную функцию по поддержке села.

И таких примеров полно по всему краю. Приди «рачительный» хозяин - он тут же оставит не более ста человек, знать не зная о социалке. Этот принцип экономии, кстати, исповедует и «Агро-Стед» - небольшая мобильная бригада и сеет, и пашет.

Год назад фермеры и руководители крупных хозяйств были по одну сторону баррикад, выступив единым фронтом против залетных «инвесторов». Сегодня этого единства достичь не получилось. Сначала краевая власть поддержала крупных землепользователей, а когда возмутились фермеры, встала на их сторону. Теперь жертвой агрессивной тактики «Агро-Стеда» стали СПК.

Если ничего не делать, то в ближайшие два года аграрную отрасль на Ставрополье будет всерьез лихорадить с последствиями для края очень печальными. Сегодня 3,5 млн. гектаров сельскохозяйственных угодий в регионе находятся в коллективно-долевой собственности у 350 тысяч пайщиков. Почти полмиллиона гектаров, которыми владеют 70 тысяч пайщиков, находятся в пользовании фермеров по договорам аренды, оставшиеся - у крупных аграрных предприятий.

Договоры аренды паевой земли в основном заключались в 2007-2009 годах, и сейчас наступает время их перезаключения на очередной срок. Скажем, в этом году перезаключить договоры предстоит 53 крупным сельхозпредприятиям из 23 районов края.

Чтобы найти выход, власть не должна делить аграриев на правильных и неправильных, тех, кого можно поддержать, и тех, кого можно «кинуть». Надо собирать всех за круглым столом и совместно искать компромисс.

Почти год назад сельхозпроизводители Новоалександровского района со страниц «Открытой» обратились к ставропольским властям взять ситуацию под контроль, довести ее до сведения депутатов Госдумы РФ и членов Госсовета. Они просили инициировать изменения в действующее российское законодательство, запрещающее передачу пахотных земель фирмам с иностранным капиталом.

Но вместо того, чтобы действовать активно и твердо, защищать своих людей, власть заняла выжидательную позицию. Теперь чиновники и депутаты в растерянности. Сами же пайщики не всегда понимают, что заграница им не поможет. Отдав сегодня пай богатому собственнику, можно получить круглую сумму. А ведь завтра все равно придется выстраивать жизнь со своими, местными производителями, с которыми вместе поднимались, нащупывали пути развития.

Между тем проблема сама собой не рассосется, а речь идет о будущем трех районов. Сегодня потеряем землю, завтра потеряем село.

 
Егор ЕСЕЛОВСКИЙ,
обозреватель «Открытой»
 
 
 


Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий