Поиск на сайте

 

 

Вниманию прокурора Ставропольского края Юрия ТУРЫГИНА

 
Промышленный райсуд Ставрополя присудил коммунальный долг нищей старушке, проживающей в чужой квартире. Во исполнение неправедного решения приставы-исполнители арестовали имущество на сумму в пятьсот рублей в пользу директора СГРЦ Светланы Фоминой
 
Навязали квартиру взамен отнятого участка
 

Эта история беззакония и издевательства над беззащитной пенсионеркой Татьяной Держиной длится с начала 2000-х годов. Травлю женщины, начатую строительной компанией «Аспект», продолжила Светлана Фомина, руководитель СГРЦ. Защиту их коммерческих интересов обеспечили суды, прокуратура и служба приставов.

Итак, глава строительной фирмы «Аспект» Н. Дяденко присмотрел в центре Ставрополя (напротив медакадемии) земельный участок, на котором в том числе находился и домик Т. Держиной. Собираясь объединить несколько земельных участков для строительства жилой девятиэтажки, фирма, согласно закону, обязана была выкупить участок вместе с находящимися на нем домовладением и постройками. Однако пошла иным путем.

В феврале 2002 года из письма за подписью Ивана Тимошенко, тогда главы города, а также руководителя «Аспекта» Дяденко пенсионерка Держина вместе с другими домовладельцами узнала, что они подлежат выселению якобы для муниципальных нужд.

Как следовало из письма, еще в 2001 году «Аспекту» был предоставлен в аренду объединенный земельный участок, в состав которого входил и надел Держиной. Проще говоря, за такой формулировкой скрывалась мошенническая схема отъема частной собственности в пользу «Аспекта».

Накануне госрегистрации договора аренды земельного участка администрация города и «Аспект» под видом реконструкции квартала и сноса домовладений стали понуждать Т. Держину и ее соседей к переселению, но исключительно на условиях, выгодных фирме. Держина отказалась, и тогда строительная фирма побежала в суд.

Судья Октябрьского районного суда З. Кравченко иск «Аспекта» удовлетворила и вынесла решение о принудительном переселении Держиной в чужую квартиру. Представленные Держиной доказательства и правоустанавливающие документы суд во внимание не принял. Как и то, что навязанная пенсионерке квартира стоила в пять-шесть раз меньше, чем отнятый у нее участок.

Судья Кравченко так торопилась узаконить обманную схему, что вынесла решение не только о принудительном вселении Держиной в чужую квартиру, но еще признала за ней право на жилплощадь.

И только спустя месяц после вынесения судебного решения эта квартира была выкуплена «Аспектом» и прошла госрегистрацию права собственности, но не за Держиной, а за самой фирмой. До настоящего времени собственником квартиры фактически является «Аспект», а сама Держина прописана по адресу ее снесенного дома.

После этого, взломав замки, выставив окна и двери, судебные приставы Ленинского района ворвались в дом Держиной и стали там беспардонно хозяйничать, швыряя ее вещи. Покидав их в машину, приставы насильно перевезли женщину в квартиру, принадлежащую «Аспекту». На жалобы Держиной во многие инстанции реакции не последовало.

 
Обязали платить за чужую собственность
 

Но и на этом издевательства над Татьяной Держиной не закончились, а в истории появляется новое действующее лицо - руководитель СГРЦ Светлана Фомина.

Не имея возможности содержать квартиру, Держина в сентябре 2002 года обратилась в СГРЦ по поводу получения жилищной субсидии. Там ей разъяснили, что субсидия ей не положена, поскольку сама Держина не является ни нанимателем, ни собственником жилья. Собственником жилья является фирма «Аспект»,  согласно закону, именно она обязана нести бремя содержания своего имущества.

Понимая, что за долги у нее могут отключить газ, свет и воду, Держина обратилась в ресурсоснабжающие организации для заключения индивидуальных договоров. Электрики и газовики согласились, а «Водоканал» в заключении договора категорически отказал, потребовав платить только по платежкам СГРЦ, которые на тот момент, напомним, выписывались на «Аспект».

В июне 2006 года фирма долги все же погасила, но больше оплачивать коммуналку не стала. А с 2008 года СГРЦ от своего имени стал закидывать суды исками о взыскании с Держиной в свою пользу задолженности. Несмотря на то, что иск подан был не по адресу, а для принудительного взыскания предусмотрен трехлетний срок, судья  Промышленного суда Т. Журавлева незаконно взыскивает с Держиной долги. Взыскать-то взыскала, но денег у пенсионерки, лишенной приусадебного участка, а с ним и дополнительного дохода, не было. 

 
Отняли пенсию, обрекая на голодную смерть
 

И вот в июне прошлого года в Сбербанке Держиной заявили, что на ее пенсионный счет наложен арест судебным приставом-исполнителем Ленинского отдела Бражником. И хотя после обжалования противоправных действий пристава с банковского счета Держиной арест сняли, женщина смогла получить пенсию лишь три месяца спустя.

А с ноября 2013 года уже судебные приставы Промышленного района по исполнительному листу с пенсии Держиной  стали удерживать сначала половину, а потом и всю пенсию, не оставляя ни копейки. В угоду Фоминой нищую пенсионерку умышленно обрекли на голодную смерть, поскольку пенсия, которую она не получает уже восемь месяцев, была ее единственным источником дохода.

Но и этого Фоминой оказалось мало. По ее жалобе в июле этого года пристав-исполнитель Промышленного района Л. Аджигельдиева в сопровождении еще трех сотрудников явилась в квартиру, где проживает Держина, для описи  имущества в пользу СГРЦ. Приставы забрали старый неработающий телевизор, а потом на протяжении нескольких часов боролись с пенсионеркой, отстаивающей свою единственную ценность - старый компьютер, да так, что на руках женщины остались синяки. И хотя жесткий диск в результате сложных переговоров с приставами вернули, процессор все же отняли.

 
Почему миллионеров признают неимущими?
 

Описывая неработающий телевизор, приставы оценили его... в 400 рублей, а процессор без жесткого диска - в 100 рублей. И ради этого «имущества», которое невозможно реализовать, приставы несколько часов изматывали плачущую пенсионерку, в жилье которой - хоть шаром покати - ни мебели, ни бытовых предметов.

Если ее нищенское «имущество» не будет реализовано (а других вариантов и быть не может), его должны передать взыскателю, то есть Фоминой, которая купается в коммунальных деньгах, отсуживаемых у горожан. Посмотреть бы на эту замечательную сцену, когда Фоминой будут вручать сломанный телевизор нищей пенсионерки.

Хочется поинтересоваться у руководителя службы судебных приставов края Николая Коновалова: всегда ли его подчиненные с таким рвением исполняют свои обязанности?! Или это касается только тех, у кого нет денег и связей?

А заодно хотелось бы узнать, описано ли имущество осужденного Л. Козлова, помощника бывшего главы администрации И. Бестужего, которому суд присудил штраф в сто миллионов рублей? Может, этого господина, на протяжении нескольких лет оказывающего посреднические услуги между администрацией и застройщиками (понятно, небескорыстно), судебные исполнители признали неимущим?

 
Любовь ЧЕРНОВА, руководитель общественной организации
«Протестный комитет»;
Татьяна НИКИТУШКИНА, руководитель городской общественной организации
«Общественный контроль»
 
P.S.
В этой службе ничего не меняется годами
 
Да, в службе судебных приставов действительно ничего не меняется годами, и в этом мы убедились на собственном примере. Еще пять лет назад в публикации «Плодожорка» съела грант» (№23 от 10 июня 2009 года) мы рассказывали о том, как обманным путем одна ушлая гражданка А. Федотова переписала на себя общественную организацию «Протестный комитет Ставрополя», сняла с ее счета 68 тысяч рублей и потратила на свои нужды. Суд признал действия Федотовой незаконными, обязав вернуть всю сумму похищенных денег.
Однако приставы решение суда исполнять не торопились, наврав, что найти Федотову не представляется возможным, поскольку в квартире по месту регистрации она не проживает (живет в ней и сейчас как ни в чем не бывало).
После долгой волокиты приставы, наконец, сообщили, что направили в Пенсионный фонд постановление о ежемесячном взыскании с Федотовой мизерной суммы. Но и тут, похоже, обманули: никакого письма в Пенсионном фонде не получали.
За полтора последующих года приставы Промышленного района с А. Федотовой не удержали ни рубля. Оставшись без средств, городской протестный комитет был разорен и ликвидирован. А вслед за этим на свет родилось постановление о прекращении исполнительного производства в отношении должника А. Федотовой. Так служба судебных приставов выгородила человека, незаконно укравшего у общественной организации 68 тысяч рублей, а заодно фактически способствовала ее уничтожению.
А теперь сравните обе истории, рассказанные нами. Эти сравнения могут привести только к одному выводу: служба судебных приставов давно превратилась в самоуправную репрессивную структуру, использующую государственный ресурс для мести лицам, неугодным ей самой, или в интересах «третьих лиц», которых вдруг начинает отечески «опекать».
 
 
 
 


Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий