Поиск на сайте

 

О судебных тяжбах с медиками, чья безответственность привела к тяжёлым последствиям для их пациентов, рассказывает известный адвокат Евгений Жуков

Здравствуйте, уважаемая «Открытая»! В октябре прошлого года в №39 вы опубликовали мое письмо «Запачкали белые халаты», в котором описана история маленького пациента, моей дочери Кати Жуковой, которая пострадала от врачей городской детской больницы Ставрополя.

Во время лечения в педиатрическом отделении больницы она была заражена внутрибольничной инфекцией. Мы, родители Кати, выдержали все судебные тернии и получили присужденную компенсацию: Фемида непреклонно по всем инстанциям (вплоть до Верховного суда России) поддержала маленького пострадавшего.

Свою борьбу с бездушием врачей мы начинали с малого – жалобы на имя главного врача детской больницы Вячеслава Кашникова. Возможно, все могло бы на этом и завершиться, если бы главврач принес своевременные извинения и оказал лечение зараженному ребенку.

После того как мы обратились с жалобой в больницу, главврач Кашников позвонил мне и предложил поучаствовать в рассмотрении этой жалобы. Однако, придя в больницу, я сразу же понял: руководство медучреждения желает не загладить свою вину, а найти «противоядие» в отношении подателей жалобы и силой усмирить их.

Кашников во время «рассмотрения жалобы» родителей пригласил дежурного врача-педиатра – Анну Цатурову, на которую в числе прочих я и жаловался. Зайдя в кабинет руководителя обиженная, врач с порога заявила мне, будто я ее оклеветал...

Дело в том, что я указал в жалобе, что на предыдущем месте работы Цатуровой во время ее дежурства ребенок был доведен до крайне тяжелого состояния, а на следующие сутки умер.

А вот какие слова из моей жалобы доктор Цатурова и посчитала клеветой: «Как может «специалист» с таким профессиональным прошлым работать врачом, в том числе дежурным, в городской детской больнице?»

Она подала на меня заявления в следственный комитет и в краевую адвокатскую палату, требуя привлечь к уголовной ответственности за клевету. А следом обратилась в суд с иском о защите своей чести, достоинства, деловой репутации. Видимо, она была убеждена, что ее «врачебная тайна» никогда не будет раскрыта. Но тайное рано или поздно становится явным.

Я нашел родителей малыша, который умер в роддоме Шпаковской ЦРБ на следующие сутки после рождения. Почти три года семья жила, как в кошмарном сне, ведь медики всеми силами пытались навязать им версию, будто в смерти ребенка... виновата сама мама.

Однако эту лживую версию полностью опровергли медицинские документы, которые лишь спустя три года(!) сумели получить родители погибшего ребенка. Из заключения следовало, что у новорожденного были переломы теменных и затылочных костей, разрывы вен, кровоизлияния, размозжение левой темной и затылочной долей, массивный ушиб ткани печени и многие другие травмы.

В суде по иску врача городской больницы Анны Цатуровой, предъявленного к родителям Кати Жуковой, мама умершего малыша дала свидетельские показания. Разумеется, суд отказал в иске врачу, признав все изложенные мною в жалобе на имя главврача Кашникова факты соответствующими действительности.

После этого родители ребенка, умершего в роддоме Шпаковской ЦРБ, обратились ко мне за помощью уже как к адвокату. Вместе с другим адвокатом Наталией Чубаркиной мы подали иск к Шпаковской ЦРБ о компенсации морального вреда за смерть новорожденного.

Больница иск не признала: «квалифицированные» специалисты продолжали упорно утверждать, будто в смерти ребенка виновна сама роженица. Причем медики изворачивались как могли: сначала женщину обвинили в том, что во время родов она села на головку новорожденного малыша. Затем причину трагедии пытались найти во внутриутробных инфекциях роженицы (из-за которых якобы и возникли многочисленные переломы). Но ни одна из подобных «версий» не выдержала критики.

Представители больницы попросили суд назначить судебно-медицинскую экспертизу, чтобы установить истинную причину смерти младенца.

Экспертизу просили поручить ставропольскому бюро судмедэкспертизы. Однако суд, похоже, усомнился в объективности местных экспертов и направил дело для экспертизы в Санкт-Петербург.

Экспертная комиссия пришла к выводу, что сотрудники акушерского отделения, говоря сухим языком, «допустили дефекты оказания медицинской помощи», что и стало причиной смерти младенца. Кроме того, на течение основного заболевания у ребенка негативное влияние оказали «дефекты оказания помощи в послеродовом ведении младенца».

Но даже получив это экспертное заключение, юристы Шпаковской ЦРБ призвали на помощь ставропольских медиков для дачи показаний в суде: видимо, чтобы они посеяли сомнение в правильности выводов питерских коллег.

Скажем, профессор кафедры акушерства и гинекологии Ставропольского медицинского университета Валерий Рыжков предположил, что травмы у новорожденного ребенка возникли из-за внутриутробной инфекции... а также ошибки патологоанатома, производившего вскрытие трупа.

Но суд к этим выводам, конечно, отнесся критически (тем более что опровергнуты они и судмедэкспертизой). Да и сама врач-педиатр Анна Цатурова (которая еще недавно отстаивала свою честь и деловую репутацию в суде) пояснила суду, что родовые травмы у ребенка не были видны и не могли образоваться от внутриутробной инфекции.

Вскрытие трупа младенца производили летом 2013 года. При этом присутствовали врачи – акушер-гинеколог и неонатолог, никаких замечаний не высказали, заключение за три года не оспорили... Вплоть до рассмотрения данного дела, когда действия врачей Шпаковской ЦРБ начал исследовать суд. Не правда ли, странно?!

Еще более странную позицию заняла внештатный неонатолог министерства здравоохранения края Ирина Тищенко. Она уже проводила разбор смерти ребенка и в своем заключении (сделанном на основании акта вскрытия трупа) указала: нет убедительных данных о наличии у ребенка родовой травмы.

Хотя в самом акте, который «изучала» неонатолог Тищенко, прямо говорится о наличии у ребенка родовых травм. Выходит, вывод, сделанный специалистом на основании конкретного документа, опровергался самим же документом!

В общем, все приглашенные в суд медики всеми правдами и неправдами пытались «обелить» Шпаковскую ЦРБ. Но одно дело – мнения врачей, а совсем иное – документальные доказательства, которые указали на бесспорную вину врачей в смерти новорожденного.

В итоге суд постановил: взыскать в пользу родителей погибшего младенца со Шпаковской ЦРБ денежную компенсацию в размере 750 тыс. рублей. Шпаковская больница не стала повторять безрезультатный опыт городской детской больницы Ставрополя (которая упорно обжаловала аналогичное решение суда), согласилась с судебным актом и приступила к выплатам.

...На днях родители умершего ребенка получили первую часть взысканной суммы.

Евгений ЖУКОВ,
адвокат Адвокатской палаты
Ставропольского края
 


Поделитесь в соц сетях


Комментарии

Чихладзе Наталь... (не проверено)
Аватар пользователя Чихладзе Наталья Эдуардовна

В нашем Красногвардейском районе произошел примерно такой же случай в Красногвардейской ЦРБ в результате некачественно оказаной помощи Гализдра Е.В. новорожденному была причинена неонотальная травма шейного отдела позвоночника и тот же самый эксперт Валерий Рыжов обвинил Женю что ее ребенок умер в результате внутриутробной инфекции В этот период времени главным врачом Красногвардейской ЦРБ был все тот же Усов С.Б. который всячески пытался скрыть данный факт, медицинские документы Гализдра были умышленно уничтожены, история болезни
переписана, прокуратура бездействует, Новоалександровский МСО сделал отказной материал даже не опросил заявительницу, но мы на этом не остановились продолжаем борьбу дальше. представитель Гализдра

Евгения Гализдра (не проверено)
Аватар пользователя Евгения Гализдра

Все правильно написала Наталья Чихладзе. Я не получила никаких извинений от врачей и от самого главврача Усова С.Б. Были конечно же утеряны мои документы. Я была удивлена также работой Новоалександровского МСО... меня даже и не опросили.. сразу закрыли дело!!! Действительно эксперт Рыжов настаивал прям на том,что у меня была якобы инфекция... хотя все анализы и УЗИ в норме; также результаты на инфекции в норме!!! Я в свою очередь задала вопрос о том, какая же по его мнению была инфекция у меня... Рыжов не смог мне ответить!!! Ушел от ответа!!! Конечно же я знаю,что мой ребенок был абсолютно здоров!!! Врачи роддома Красногвардейского не раз предлагали мне написать отказную от моего сына....хотели "прикрыть" одно место!!! Только в реанимации...В Ставрополе я узнала, что у моего ребенка серьезное повреждение шейного отдела позвоночника!!! На 40е сутки он умер!!! До сих пор нет справедливости!!!

Галина Яровая (не проверено)
Аватар пользователя Галина Яровая

Евгения, могу тебе помочь. Хороший адвокат, который написал статью и выиграл этот суд Жуков Евгений Витальевич 8-9624509790. Обращайтесь от моего имени.

Евгения Гализдра (не проверено)
Аватар пользователя Евгения Гализдра

Спасибо Вам большое!!!

Сергей Яровой (не проверено)
Аватар пользователя Сергей Яровой

Евгения, телефон адвоката Жукова Евгения Витальевича 8-9624509790. Обращайтесь!

Евгения Гализдра (не проверено)
Аватар пользователя Евгения Гализдра

Спасибо!!!

Добавить комментарий