Поиск на сайте

 

 

Знаменитый ставропольский тенор из села Красного считает, что резко поменять жизнь можно в любом возрасте, главное – верить в себя и много работать

 

Всегда приятно узнавать, что кто-то из твоих земляков добился большого успеха. К примеру, знакомые и родные ставропольского певца Андрея Дунаева безумно радуются, когда видят его по телевизору на подмостках лучших и самых известных театров мира, к примеру, французского «Гранд Опера» или итальянского «Ла Скала». 
История Андрея просто уникальна: сельский парень пел в ресторанах, после двадцати лет поехал покорять Москву и добился там колоссального успеха. 
Сейчас о Дунаеве снимают передачи ведущие телеканалы и пишут солидные газеты. Сегодня Андрей - солист двух театров: Большого и оперного театра в Дюссельдорфе. Он является лауреатом целого ряда международных конкурсов, в том числе - имени П. И. Чайковского, где он стал обладателем Первой премии. 
Дунаев за роль Ленского был номинирован на самую престижную театральную премию России  -  «Золотую Маску». Кроме того, артист  был удостоен почетного титула «Золотой тенор России». 
Андрей Дунаев прибыл к нам из Женевы, посетить родные края был важный повод - юбилей мамы Галины Алексеевны. Ей исполнилось 65 лет. Большая дружная семья Дунаевых собралась в родном селе Красном, что в Грачевском районе,  и с песнями отметила торжество. Однако Андрей спел не только для родных, но и для всех своих поклонников. В зале Ставропольской государственной филармонии состоялся его сольный концерт. Был аншлаг. На выступлении присутствовали родители певца и огромное количество друзей, которые просто завалили его букетами. Перед концертом знаменитый тенор Андрей Дунаев пообщался с корреспондентом «Открытой».

 

– Андрей, судя по тому,  сколько у вас здесь друзей и знакомых,  вы, наверное,   коренной ставрополец?
– Я сибиряк, родился в Саяногорске, недалеко от Шушенского и реки Енисей: чудная природа, замечательные края. Там  начали строить Саяно-Шушенскую ГЭС,  и я стал себя плохо чувствовать, задыхаться, тогда мы решили переехать на юг. 
У меня музыкальная семья: мама - певица, у нее редкий голос сопрано, у отца - баритон. У нас был семейный ансамбль. У меня еще ведь две сестры и брат. Семья большая. Как только переехали в Красное, родители стали работать в местном Доме культуры. 
Я окончил Ставропольское музыкальное училище, пел в академическом хоре под управлением В. Короткова. Исполнял в ставропольских  ресторанах эстрадные песни и ни о каких мировых оперных сценах даже не помышлял. Я  и не стесняюсь этого абсолютно. Рестораны - очень хорошая певческая школа.
– Что же вас подтолкнуло поехать в Москву и переквалифицироваться из эстрадника в оперного певца?
– В Москву ехать побудили амбиции и желания. Я считал,  что у меня великолепный голос,  который нужно развивать. Приехал,  поступил в Московский институт культуры. Там я встретил первого своего педагога,  который мне и сказал:  «Андрей, тебе нужно петь в опере, а не по ресторанам, не разменивайся по мелочам. Если хочешь, будем заниматься». 
Я долго сопротивлялся, в то время я даже представить не мог, что буду петь в «Ла Скала»  или «Гранд опера». Тогда я вообще не думал об опере. 
Обучаясь в институте культуры, я прослушался в консерваторию, на тот момент мне было 27 лет. Люди в это время уже заканчивают музыкальный вуз,  а я поступить пытался! К моему удивлению, меня туда приняли. 
– Москва вас встретила дружелюбно?
– Нет, так же, как и всех провинциалов. Бывали и очень тяжелые времена. Приходилось петь и на Арбате, и в переходах. Я своего прошлого не стесняюсь. Три года я прослушивался в «Новую оперу». Ролей не давали. 
– Как вы считаете,  вам помог счастливый случай?
– И счастливый случай, и моя активность. Когда я прибыл в столицу, я ни дня не сидел на месте,  постоянно ходил на прослушивания. И к Надежде Бабкиной, и во все подряд театры. Мой совет всем тем, кто хочет уехать: не сидите на месте, бывайте везде и всюду - и вам обязательно повезет. Я даже представлял Россию на международном конкурсе «Славянский базар».  
– А как вы попали в Большой театр?
– В 2003-м я окончил Московскую государственную консерваторию имени Чайковского, класс Петра Скусниченко,  он меня и порекомендовал  в стажерскую группу Большого театра. Он же мне сказал, что в труппу требуются тенора. Я подумал: «Прослушаюсь,  не убудет от меня». Пошел - и меня приняли в труппу. Сначала давали небольшие роли, а потом все закрутилось, сейчас у меня уже около двадцати ролей.    
– Тяжело было уходить с эстрадных подмостков?
– Да, очень тяжело. Я долго не мог определиться, что мне ближе: эстрада или классика. А когда окончательно сделал выбор, мне стало легче. Работая в Большом театре, я подписал контракт с немецким театром в Дюссельдорфе. Пятый сезон мы живем в Германии, в следующем году я уезжаю работать в Дрезден.
Я очень огорчаюсь, что в России не уделяется должного внимания классике. К примеру,  Дюссельдорф - город небольшой, примерно как Ставрополь. Но там красивейший театр с потрясающей акустикой. В Германии очень активно поддерживается культура, выделяются деньги на ее развитие. В Ставрополе, как я знаю, нет ни одного оперного театра.
– Говорят, что вы участвовали в одной из самых смелых и необычных постановок «Евгения Онегина» в Германии...
– Да. В Дюссельдорфе режиссер Джанкарло Дель Монако предложил свою трактовку образа Ленского. Этакий современный клубный тусовщик в рваных потертых джинсах и с бутылкой виски в руке. К концу действа он напивается и... убивает сам себя.  
Мне, честно говоря, была не очень приятна такая трактовка великого произведения, но играть все равно пришлось. Артисты - люди подневольные.  
– Вам не одиноко за границей, нашли друзей?
– Да, у меня прекрасные друзья-артисты из труппы нашего театра. За пять лет мы уже освоились в Германии: дети ходят в школу,  прекрасно говорят  по-немецки, но и родной язык не забываем. Дома общаемся только на русском.
– Ваша супруга тоже певица?
– Нет, она домохозяйка. Занимается воспитанием сыновей. С Аней мы познакомились давно, она  из Ставрополя. Я учился в музучилище,  а Аня в художественном. Как-то бежал по улице,  увидел ее и влюбился с первого взгляда. Сейчас у нас двое сыновей, старший, Никита, и младший, Максим. Часто ходим с ними на каток. Я ведь сибиряк, люблю зимы, санки, коньки! 
В свободное время языки учу, в совершенстве владею английским, хочу подтянуть французский и итальянский. 
Люблю собраться с друзьями,  попеть в караоке русские народные песни. Так что за границей я вполне освоился и чувствую себя комфортно.

 

Беседовала 
Элла ДАВЫДОВА



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий