Поиск на сайте

 

 

Под занавес семнадцатого века Россию снова потянуло на смуту.

Причина старая – кому царствовать? Спор решался с помощью стрелецких бунтов, потом – стрелецких казней

В истории России передача верховной власти часто служила поводом для социальных потрясений. Не случайно отсутствие прямого наследника у московского самодержца воспринималось как… бич божий. Осиротевший трон всегда манил к себе немало соискателей. И между ними разворачивалась нешуточная борьба. Как правило, без заговоров и крови не обходилось.
Царевне Софье как раз выпало жить в такое роковое время – ее брат царь Федор Алексеевич умер бездетным. Наследники «второй линии» - его братья, родной Иван и сводный Петр, были еще детьми. Сама судьба даровала Софье шанс стать правительницей. Вполне законно – временно: регентшей при малолетках. Но разве нет ничего более постоянного, чем временное? К тому же если еще приложить усилия…
А Софья девицей была волевой. Властолюбивой. Хорошо образованной. И не глупой. Учителем у нее был знаменитый богослов и публицист Симеон Полоцкий. С его помощью выучила польский и греческий языки. Не лишена была творческих дарований: сочиняла вирши и даже пьесы, которые потом разыгрывались. «Царевна-богатырь», «пример исторической женщины, освободившейся из терема, но не вынесшей из него нравственных сдержек и не нашедшей их в обществе», - охарактеризует ее Сергей Соловьев. «Великого ума и великий политик», - произнесет современник.
Историки и сегодня задаются вопросом: как бы развивалось русское общество - перехвати Софья власть? Правительство, которое она сформировала, было, как сказали бы сегодня, либеральным. И не провела бы она реформы мягче, чем ее сводный брат.
 
«Царевна Софья в Новодевичьем монастыре». Илья Репин.

Мушкет рождает власть

Учиться управлять Софья начала, состоя помощником при своем младшем брате, царе Федоре Алексеевиче. Он хоть и был очень молод и слаб здоровьем, но в реформаторских начинаниях преуспел. Сергей Соловьев писал, что «во второй половине XVII века русский народ явственно тронулся на новый путь; после многовекового движения на восток он начал поворачивать на запад». И Федор Алексеевич из тех, кто этому успешно способствовал. Правда, из-за болезни он нередко вынужден был не покидать покои. И тогда старшая сестра не просто ухаживала за ним, но и брала на себя роль посредника между царем и боярской Думой.

Внезапная смерть царя в апреле 1682 года вызвала, как и следовало ожидать, политический кризис. Кого в цари? Родного брата Федора (у обоих мать Мария Милославская) Ивана, старшенького, но на ум ущербного, или сводного брата (мать Наталья Нарышкина) Петра, крепенького, но совсем ребенка? Патриарх и боярская Дума высказались за Петра.

Сделанный выбор лишал Софью возможности осуществить заветную мечту – получить в свои руки бразды правления. Вся власть переходила Нарышкиным, а мать Петра становилась регентшей при сыне. Для Милославских наступали худые времена…

Но, как нередко бывает, вмешался случай. Ударились в бунт стрельцы. Они давно имели зуб на своих полковников, которые не только присваивали их жалованье, но и всячески утесняли другими способами.

Пересмена во власти воспринялась ими как удобный момент свести счеты с проворовавшимися командирами. И под барабанный бой, при оружии, стрельцы явились в Кремль. Перепуганные Нарышкины согласились со всеми их требованиями. Полковники были выданы на расправу.

«Революционная ситуация» сама шла Софье в руки. Ей только оставалось исподволь направить «праведный гнев» в нужном направлении. Что она умело и сделала.

В итоге стрельцы не только перебили ряд знатных бояр, в том числе и из семьи Нарышкиных, но и заставили провозгласить вторым царем царевича Ивана. А его сестру Софью назначить регентшей при несовершеннолетних правителях.

«Так совершалось похищение верховной власти при помощи войска, напоминавшего римских преторианцев и турецких янычар», - читаем у Николая Костомарова.

Когда Софья праздновала свою победу, ей было двадцать пять лет.


«Сцена из истории Стрелецкого бунта. Иван Нарышкин попадает в руки мятежников». Алексей Корзухин.

Стрельцы выволакивают из дворца Ивана Нарышкина. Пока Петр утешает мать, царевна Софья наблюдает с удовлетворением.


Прозападный канцлер

Перехватив власть, Софья понимала: на троне она временщик. На что она могла надеяться, хотя бы в глубине души? Вот если бы народ, довольный ее правлением, возжелал бы с нею не расставаться…

Главной фигурой – канцлером - в правительстве Софьи стал Василий Голицын. Широко образованный и до мозга костей пропитанный западничеством боярин. «Голицын, - пишет Василий Ключевский, - думал о распространении просвещения и веротерпимости, о свободе совести, о свободном въезде иноземцев в Россию, об улучшении социального строя и нравственного быта».

Как пишет он далее: «Преобразование государства Голицын думал начать освобождением крестьян, предоставив им обрабатываемые ими земли…» Основанием для таких утверждений служили «Записки о Московии» французского посла де Невилля, с которым, беседуя с глазу на глаз, канцлер делился своими планами.

Иностранцы были частыми гостями в доме Василия Голицына. Как записал другой иноземный посол: «Разговор шел на латинском языке обо всем, что происходило важного тогда в Европе».

Ну и чего же добилась Софья за семь лет своего царствования? Вот мнение князя Бориса Куракина, сподвижника Петра I: «Правление царевны Софьи Алексеевны началось со всякою прилежностью и правосудием всем и ко удовольству народному, и все государство пришло во время ее правления через семь лет в цвет великого богатства; также умножилась коммерция и всякие ремесла, и науки почали быть восставлять латинского и греческого языку... И торжествовала тогда довольность народная».

Хотя, если следовать сохранившимся источникам, ничего из ряда вон осуществить Софье не удалось. Для воплощения либеральных замыслов Голицына, с которыми она могла соглашаться, ей не хватало полномочий. Все понимали: царь она не настоящий – до поры до времени. В таком ранге на вековые традиции руку не поднимешь. Софья пробовала убедить патриарха венчать ее на царство, но понимания не нашла.

Как нужен был ей оглушительный успех, способный произвести неизгладимое впечатление и тем самым облегчить возложение короны на ее голову…

Отомстить неразумным хазарам…

Казалось бы, неожиданно и случай подходящий подоспел. Василию Голицыну удалось подписать с Польшей договор о вечном мире на выгоднейших условиях. Наконец-то строптивые паны отказались от притязаний на Киев и Левобережную Украину в пользу Москвы. Но взамен потребовали присоединиться к антитурецкой коалиции. И начать войну с восточным соседом.

Удобней, конечно, было дотянуться до главного турецкого вассала и своего извечного врага – крымских татар. Разгромить басурман-злодеев, отомстить за причиненные беды было давешней мечтой московских правителей. Вот где лежал путь к настоящему триумфу…

Героем, который эту мечту сделает явью, как полагала Софья, будет ее любимец Василий Голицын.

Под его руководством и были совершены два крымских похода – в 1687 и 1689 годах. И оба раза без ожидаемого успеха. Хотя Голицын во второй раз и достиг Перекопа, рассеяв татар при столкновении, без запасов воды и продовольствия вторгнуться на полуостров он не рискнул.

Внимательно наблюдал за последним походом и Петр, к тому времени достигший совершеннолетия. И понимавший, что на кону… Голландский посланник Иоганн фон Келлер доносил: «Если случится, что эта вторая кампания не будет для русских более удачной, нежели первая, нет оснований сомневаться, что в стране разразится всеобщий мятеж».

Софья встречала Голицына как победителя, осыпав его разными наградами. Петр в ответ кривил губы и наотрез отказался встречаться с «триумфатором». «Никакая это не победа», - твердил он. Давая понять окружающим, к чему приводит бабье правление… Конфликт между ним и сестрой достиг апогея.

А потом ночью, когда он находился в селе Воздвиженском, ему донесли, что Софья со стрельцами вот-вот выступит против него. И Петр, перепуганный, в одном исподнем вскакивает на коня и скачет в Троицкую лавру, чтобы спастись за ее стенами.

«Князь Василий Голицын». Художник неизвестен.


Горе побеждённым

Никакого заговора не было. Но образовавшийся раскол между сестрой и братом стал уже непреодолимым.

Перетягивание каната длилось недолго и завершилось в пользу Петра. Знатный и служилый народ, поколебавшись некоторое время, за более надежное посчитал стать на его сторону. И двинулся, сначала поодиночке, затем целыми толпами, в Троицкую лавру, чтобы засвидетельствовать свои верноподданнические чувства.

Софья осталась в Кремле в окружении лишь немногих сподвижников. Потом она была заточена в Новодевичий монастырь, а Голицын со всей семьей отправился в ссылку, где и умер.

А что же случилось с идеями преобразований в России, которые вынашивали Софья и Голицын? Многие из них были осуществлены Петром.

Да, в своих деяниях он зачастую придерживался замыслов, авторами которых были его предшественники на троне. Но при этом царь-преобразователь отличался крайней необузданностью нрава. И осуществляя задуманное, «от души» налегал на своих подданных.

Виктор СПАССКИЙ, иcторик

 



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий