Поиск на сайте

 

«Мусорный» рейтинг губернатора. Часть 5

«Открытая» завершает серию аналитических публикаций, посвящённых итогам пятилетнего правления губернатора Владимира Владимирова. Мы опирались на мнение ведущих политологов страны: за пять лет работы во всех возможных губернаторских рейтингах глава Ставрополья провалился вниз.

На днях подоспела очередная порция подобных новостей: на «Бирже губернаторов» по итогам октября Владимиров резко опустился вниз, так же, как и в «Народном рейтинге губернаторов».
Судя по отзывам самих избирателей, которые ложатся в основу «Народного рейтинга», самые провальные направления работы – это деловой климат и имидж региона, борьба с коррупцией…
О том, что бюджетные средства на Ставрополье тратятся бездумно, свидетельствуют и многочисленные проверки Счетной палаты России. «Открытая» собрала вместе все выводы аудиторов, сделанные за последние пять лет.
И открылась картина... Картина тотального развала
Ну сколько ещё «чёрных шаров» Москва должна выкатить губернатору В. Владимирову, чтобы он наконец осознал: пора уходить?!
Ведь с таким количеством провалов в работе идти на выборы – это уже верх цинизма

 


Только Контрольно-счетная палата Ставрополья с начала 2014 года предписала устранить финансовые нарушения более чем на 200 млн рублей. За это время к дисциплинарной ответственности привлечены 323 чиновника, по материалам аудиторских проверок возбуждено более ста уголовных дел.

Минфин края с начала 2014 года выявил на Ставрополье финансовые нарушения на 5,8 млрд рублей. Нецелевое, неправомерное и неэффективное расходование бюджетных средств (это прямые коррупционные нарушения) «потянуло» более чем на 310 миллионов.


Фикция вместо бюджета

Счетная палата нужна не только для того, чтобы выявлять и устранять финансовые нарушения. Главное – предотвращать коррупционные злоупотребления.

А ведь благодатную почву для них создают чиновники-головотяпы, которые наплевательски относятся к планированию бюджета.

Состояние регионального бюджета на Ставрополье Счетная палата проверяла дважды: сначала в 2014 году аудитор Татьяна Мануйлова, а затем в 2017 году аудитор Юрий Росляк.

Они установили: годы прошли, но все выявленные бюджетные проблемы на Ставрополье остались нерешенными!

Скажем, еще в 2014 году Счетная палата пеняла губернатору Владимиру Владимирову, что в регионе стремительно растет государственный долг. Это значит, что размеры обязательств, которые взваливают на себя власти, значительно превышают их финансовые возможности.

Тогда губернатор объяснял, будто госдолг растет из-за экономического спада, который приводит к сокращению налогов. Правда, вскоре выяснилось, что истинная причина плачевного состояния бюджета края вовсе не в этом: рост налогов, поступающих в бюджет Ставрополья, оказался значительно ниже, нежели в соседних регионах.

Значит, бизнесу на Ставрополье существовать некомфортно, да и сам Владимир Владимиров надеется не на собственные силы, а на «подачки» из Москвы. Если по итогам прошлого года бюджет края зависел от федеральных трансфертов на 36,3%, то в нынешнем году, согласно всем принятым поправкам, – уже на 39,5%.

Уже в прошлом году аудитор Юрий Росляк был вынужден констатировать: пока власти отчитываются о победе над экономическим кризисом, государственный долг продолжает расти, а финансирование социальной сферы сокращается.

В частности, на Ставрополье катастрофически занижены нормативы оказания медицинской помощи (и, соответственно, финансовых затрат на здравоохранение за счет средств регионального бюджета).

Уже два года назад региону не хватало на эти цели 5,4 млрд рублей (22% от общего объема средств), а сколько сейчас?!

О социалке заботятся лишь на словах

Несмотря на заявления губернатора о том, что бюджет края социально ориентированный, Ставрополью остро не хватает денег на образование и на помощь малоимущим.

В здравоохранении края Счетная палата выявила очень высокий процент совместительства: почти каждый четвертый медработник вынужден трудиться на двух работах.

А вот судя по опросу Фонда независимого мониторинга медицинских услуг и охраны здоровья человека «Здоровье», работают более чем на одну ставку, чтобы прокормить семью, треть докторов!

Дети-сироты вынуждены стоять в очереди на получение жилья, гарантированного государством, в среднем два-три года. Как выяснил Юрий Росляк, систематически затягиваются сроки переселения граждан из аварийного жилья, а также – ветеранов, инвалидов и семей, имеющих детей-инвалидов…

Если ничего не изменится, на завершение «жилищной» госпрограммы Ставрополью потребуется почти двадцать лет! Кстати, из-за того, что по итогам 2014 года в крае вовремя не успели расселить людей из аварийного жилья, действие госпрограммы даже пришлось приостанавливать – Москва «перекрыла» финансовый кран.

Правительство края отчиталось тогда, будто все нарушения исправлены… и слукавило. Уже по итогам 2017 года Счетная палата России снова была вынуждена констатировать: «жилищная» программа не выполнена, людей из аварийного жилья расселяют с огромной задержкой!

Выходит, Владимир Владимиров заботится о социально незащищенных гражданах только на словах. Зато еще на заре своего губернаторства он принял закон, которым «замораживались» расходные полномочия краевого бюджета на общую сумму 2,6 млрд рублей.

В частности, правительство края полностью отказалось от 17 видов социальных выплат и прекратило индексацию (повышение) почти всех оставшихся. В их числе компенсации многодетным и патронатным семьям, ежемесячное пособие на ребенка, выплаты труженикам тыла, ветеранам труда, ВИЧ-инфицированным, проживающим на селе бюджетникам…

Ловкость рук… и никакой работы

Против такого решения Владимира Владимирова категорично выступила прокуратура Ставрополья, которая констатировала: губернатор нарушает конституционные права жителей края. Ведь получается, что социальные выплаты и льготы – это фикция, не подкрепленная реальными деньгами.

Прокуратура потребовала либо «бумажные» льготы окончательно упразднить, либо все же отыскать в бюджете деньги. Однако, невзирая на доводы Счетной палаты и требование прокуратуры, губернатор «размораживать» льготы не стал. И потому точку в этом деле были вынуждены ставить Верховный и Конституционный суды России.

В августе 2014 года по исковому заявлению прокуратуры края Верховный суд обязал Владимира Владимирова вернуть гражданам отобранное им право на получение жилых помещений по договорам социального найма. Ну а в марте 2018 года Конституционный суд РФ признал незаконной «заморозку» губернатором выплаты материнского (семейного) капитала.

Положение дел в социалке на Ставрополье вообще крайне плачевное – и дело вовсе не только в отсутствии денег, а скорее в отсутствии у чиновников желания работать. Об этом свидетельствует еще целый ряд проверок, проведенных Счетной палатой.

В частности, в начале 2017 года аудитор Александр Филипенко изучал, как на Ставрополье развивается театральное дело. Проверяющий поставил «неуд» краевой концепции развития театров. Ее авторы из краевого минкультуры честно признавались в сокращении количества театральных мероприятий и числа зрителей на спектаклях.

Ставрополье поставило «антирекорд» и тем, что именно в нашем крае оказалась самая ничтожная государственная поддержка театров – всего 44 рубля на человека (в среднем по стране – почти 380 рублей).

Неоднократно выкатывали аудиторы «черные шары» правительству и губернатору из-за неадекватной дороговизны детских садиков (они оказались почти в 30 раз дороже, чем в соседней Северной Осетии) и чрезвычайно высокого количества ДТП (на порядок больше, чем в соседнем Краснодарском крае).

Федеральные средства падают в «черную дыру»

Выяснилось, что в крае вовремя не могут даже использовать средства, выделяемые из федерального бюджета, на инновационные гранты – почти 22 млн рублей мертвым грузом пролежали в правительстве три года. И их бесстыдно вернули Москве…

А в 2015 году Ставрополье было вынуждено вернуть Москве субсидию, выделенную на закупку автобусов и спецтехники для ЖКХ, работающих на газомоторном топливе. Зато как сладко губернатор пел про развитие «экологичного» автотранспорта!

Дважды Счетная палата России была вынуждена проверять, как на Ставрополье расходуются федеральные средства на развитие спорта (в том числе на строительство спортивных сооружений, на которые выделена федеральная субсидия). И оба раза выводы оказались удручающими.

Скажем, в 2015 года аудитор Владимир Катренко обнаружил нарушения при реконструкции стадиона «Юность» в селе Александровском (на его месте строился физкультурный комплекс с бассейном), а в нынешнем году – при строительстве физкультурно-оздоровительного комплекса (ФОКа) с универсальным игровым залом и легкоатлетического манежа (оба должны появиться на территории училища олимпийского резерва в Ставрополе).

Или как вам еще один такой чудный факт, обнаруженный аудитором Счетной палаты Бато-Жаргал Жамбалнимбуевым еще в 2015 году. Федерация регулярно увеличивает размеры субсидий, выделяемых на поддержку ставропольских аграриев – только вот деньги словно в черную дыру проваливались.

В рамках госпрограммы импортозамещения Ставропольскому краю в пять раз увеличили размер субсидии на поддержку садоводства… а площадь садов не увеличилась. На сохранение посевных площадей денег дали в полтора раза больше – и тоже никакого эффекта. Чудеса! Быть может, на Ставрополье действительно нет «лишних» денег, чтобы платить их нуждающимся? Да ничего подобного!

Кто проел «гарантийные» деньги?!

Регион сегодня просто купается в деньгах (краевой бюджет уже зашкалил за 100 миллиардов), но тратятся они бездумно. И об этом свидетельствуют также многочисленные аудиторские проверки.

В частности, еще в 2016 году аудитор Александр Жданьков выявил массу нарушений в работе краевого Фонда поддержки предпринимательства. Эта структура призвана распределять субсидии, в том числе на развитие инноваций и поддержку экспорта, а также оказывать информационную, консультационную и методическую помощь…

Но это лишь на бумаге, а на деле – пшик. Ежегодно минэкономики края (которое курировал вице-премьер Андрей Мурга) исправно получало в Москве субсидии на поддержку предпринимательства, а затем вкачивало их в фонд. Но десятки миллионов рублей так и оставались лежать на счетах фонда мертвым грузом.

Почему? Вот лишь один пример. Субсидии для поддержки экспортно-ориентированного бизнеса подчиненные Мурги распределяли вообще без конкурса.

При этом чиновники даже не пытались понять, какова экономическая отдача от этих субсидий – какие конкретно товары малый бизнес Ставрополья отправляет на экспорт и сколько зарабатывает на этом.

Но это не мешало краевому минэкономики предоставлять в правительство России фиктивные справки о положении малого бизнеса, чтобы претендовать на получение очередной федеральной субсидии.

А чего еще можно было ожидать от кадров, которые рассаживал в подчиненные ему госструктуры Андрей Мурга (ныне из правительства со скандалом уволившийся)?!

Скажем, в апреле 2014 года краевой Фонд поддержки предпринимательства возглавил Александр Гопа… в отношении которого год спустя было возбуждено уголовное дело по факту хищения бюджетных средств. После возбуждения дела он скрылся и был объявлен в федеральный розыск. А в фонде с тех пор сменилось уже четыре (!) директора.

Бюджетная отчётность лживая и ложная

Когда проверка Счетной палаты завершилась, Жданьков направил суровый отчет губернатору Владимиру Владимирову с требованием устранить нарушения… Но ровным счетом ничего не изменилось!

Это подтвердил уже другой аудитор Андрей Перчян, который в конце 2017 года провел суровую проверку краевого ГУП «Гарантийный фонд». На момент проверки этот фонд возглавлял Владимир Манжура – двоюродный брат тогдашнего вице-премьера Андрея Мурги. Причем не просто родственник, но и в прошлом бизнес-партнер Мурги.

Проверка Счетной палаты России установила, что почти каждый пятый потраченный гарантийным фондом рубль не нашел отражения в финансовой отчетности. Рентабельность фонда ежегодно снижалась (и никогда, кстати, не достигала плановых показателей).

Несмотря на низкую эффективность деятельности ГУП «Гарантийный фонд», его уставный капитал постоянно увеличивался, в прошлом году превысив 1 млрд рублей.

Однако все эти деньги оставались для малого бизнеса недоступными: воспользоваться услугами фонда (он выступал поручителем при получении кредитов) реально могли менее 0,1% малых предприятий Ставрополья.

Зато на бумаге, в отчетах для Москвы, у ставропольских чиновников, отвечающих за развитие малого бизнеса, все было тип-топ. Как так? Да просто в региональном министерстве под чутким руководством Мурги писали для Москвы заведомо липовые отчеты – цифры для них брали фактически с потолка.

Единственный показатель, который рос не на бумаге, а в реальности, – это зарплата руководства гарантийного фонда. Скажем, на момент проверки Владимир Манжура получал почти 90 тысяч рублей в месяц. После того, как шокирующие результаты проверки гарантийного фонда стали достоянием общественности, Манжура ушел в отставку.

Команда Владимирова танцует на граблях

Аудитор Бато-Жаргал Жамбалнимбуев побывал в 2015 году на Ставрополье не единожды: проверял он не только краевой минсельхоз, но также и министерство природных ресурсов, которое призвано бороться с паводками. Но это, как принято у ставропольских чиновников, – лишь на бумаге.

Аудитор установил, что министерство не устанавливает границы водоохранных зон и прибрежных защитных полос и даже не ведет реестр бесхозяйных гидротехнических сооружений (плотины, дамбы, шлюзы).

А вот чем министерство занималось успешно, так это тем, что самовольно изменяло условия проектно-сметной документации на ремонт и строительство гидротехнических сооружений и без согласования с Росводресурсами завышало стоимость работ. Зато потом в Москву лихо предоставляли недостоверную отчетность (например, о мощности построенных объектов).

Подрядчики не страховали строительно-монтажные риски и гражданскую ответственность за причинение вреда третьим лицам. Зато минприроды Ставрополья закрывало на это глаза, почему-то не считая нужным штрафовать подрядчиков даже за срыв сроков строительства.

Самый скандальный объект – это укрепление берегов реки Бугунта в Ессентуках. Напомним, что в 2002 году в городе произошло катастрофическое наводнение, разрушившее почти тысячу домов. Спустя три года было принято решение заключить бурную речку в бетонное ложе длиной пять километров.

Деньги, выделенные на укрепление берегов Бугунты, банально разворовывали. В сентябре 2014 года попался на взятке протеже губернатора – директор ГКУ «Управление строительного контроля и строительства сооружений природоохранного назначения» Олег Гоноченко: вымогал 60 млн рублей у компании-подрядчика, которая вела работы на Бугунте.

Лишь по требованию Счетной палаты были уволены замминистра природных ресурсов края Дмитрий Дегтярев и его подчиненный – директор краевого управления строительного контроля и строительства сооружений природоохранного назначения (оно выполняет функции заказчика-застройщика) Николай Бобровский.

«Стрелочников» уволили, однако порядка в природоохранном ведомстве Ставрополья это не прибавило. Масштаб разгильдяйства стал очевиден после наводнения в мае 2017 года, в результате которого в крае пострадали 22 тысячи человек, а без крыши над головой остались 572 семьи. Два человека погибли.

Обманывают государство и обирают людей

Сразу после наводнения по требованию президента на Ставрополье прибыли сразу три аудитора Счетной палаты (небывалый, кстати, случай!) – Владимир Катренко, Бато-Жаргал Жамбалнимбуев и Максим Рохмистров. Они констатировали: катастрофу можно было предотвратить, если бы не бездействие краевых властей, которые многие годы не занимались обустройством и расчисткой водоотводных канав, ливневой канализации, береговых полос рек и ручьев.

Массу нарушений выявили аудиторы Счетной палаты в работе краевого управления строительного контроля и строительства сооружений природоохранного значения – того самого, прежнего директора которого Владимиров демонстративно уволил.

Управление не оформляло разрешения на эксплуатацию гидротехнических сооружений, не регистрировало право оперативного управления, не оформляло право пользования на земельные участки, где расположены плотины и дамбы.

Всего же на территории Ставрополья аудиторы Счетной палаты обнаружили почти 1,3 тысячи бесхозных сооружений.

Аудиторы Счетной палаты установили, что власти Ставрополья не только палец о палец не ударили, чтобы предотвратить наводнение, но и наплевательски отнеслись к его жертвам. Людей, потерявших кров и имущество, даже не информировали об их правах, о порядке получения выплат, государственных жилищных сертификатов, эвакуации и размещения в пунктах временного размещения, а также об оказании бесплатной юридической помощи.

Счетная палата на своем «Портале государственного и муниципального финансового аудита» предложила жертвам наводнения самим оценить работу краевых чиновников. И результаты опроса говорят сами за себя.

70% опрошенных сообщили, что у них не принимали заявления на выплату материальной помощи в связи с утратой имущества первой необходимости.

41% подтопленцев рассказали о грубейших нарушениях при составлении актов обследования утраченного имущества (на их основе рассчитывали размер компенсации).

12% подтопленцев рассказали, что чиновники требовали от них платные справки. От людей, которые и так потеряли абсолютно всё!

Были, конечно, нарушения и куда серьезнее. Зачастую акты обследования домов подписывали даже не собственники жилья, а неизвестно кто. Также в актах были «подчистки» и незаверенные исправления.

Впрочем, для губернатора Ставрополья суровые выводы сразу трех аудиторов Счетной палаты оказались, похоже, побоку. После наводнения прошло полтора года – а десяткам семей, потерявших кров, до сих пор негде жить!

Какие только отговорки Владимиров ни придумывал, чтобы оправдать бездействие: мол, нет «взаимопонимания» между разными ведомствами, которые выделяют компенсации пострадавшим. Но как тут не вспомнить избитую истину из Корана: для желания есть тысяча возможностей, для нежелания – тысяча причин.

Антон ЧАБЛИН,
кандидат политических наук


Поделитесь в соц сетях


Комментарии

fkbyf алина (не проверено)
Аватар пользователя fkbyf алина

А где же конкретные фамилии виновников-руководителей министерств, отделов, управлений?Почему автор так деликатно обходит и обобщает этот вопрос? Вина губернатора как раз таки косвенно выглядит, а о главных лицах почему то умалчивается!! А где роль депутатов краевой думы, сплошь начальников и руководителей? Не они ли рекомендовали кандидатуры на должности министров и прочих руководителей, впоследствии попавших под следствие? Может поэтому и стараются убрать сейчас губернатора, чтобы край уже обанкротить наряду со своими предприятиями?

Юндин (не проверено)
Аватар пользователя Юндин

Во всем виноват я

fkbyf алина (не проверено)
Аватар пользователя fkbyf алина

Нет,не Вы! При условии что Вы не производственник! В думе заседают руководители крупных производственных предприятий солидного возраста и опыта!! Чем они там заняты, неужели их коллективный опыт и разум не позволяет прекратить банкротство предприятий,влекущих за собой сокращение рабочих мест и ещё большую безработицу для населения? Или их цель обанкротить край?

Добавить комментарий