Поиск на сайте

 

 

Обвинение сельхозинвестора Андрея Кухаря – чистая сказка, но бесталанная: страшилок напридумано много. Но... Катастрофически не сходятся концы с концами

Защита Андрея Кухаря заявила ходатайство о прекращении уголовного дела, поскольку обвинительное заключение в значительной степени противоречит установленным нормам закона, не говоря уже о несоответствии  логике и здравому смыслу

Напомним, в Промышленном районном суде города Ставрополя уже почти полгода идет нашумевший уголовный процесс по делу сельскохозяйственного инвестора из Ипатово Андрея Кухаря.
Кухарю инкриминируется преступление в сфере предпринимательской деятельности. Вот что указано в постановлении, страшно корявом по стилистике (но уж потерпите, внимательно его читая) о привлечении его в качестве обвиняемого: «А.Н. Кухарь, являясь до 10.11.2015 учредителем, а после 10.11.2015 фактическим владельцем ООО АПК «Петропавловское»…, не позднее октября 2015 года, узнав, что ООО «Агро-Русь» в соответствии с соглашением от 30.09.2015 к договорам аренды земельных участков… передает ООО «Парижская Коммуна» свои права и обязанности арендатора земельных участков…, которые ранее обрабатывали подконтрольные Кухарю предприятия - СПК «Россия» и ООО АПК «Петропавловское», желая не допустить выбытия указанных земельных участков из фактического пользования ООО АПК «Петропавловское», действуя с прямым умыслом, осознавая противоправный характер своих действий, из корыстных побуждений решил приобрести права на чужое имущество путем обмана».
Почему обвинительное заключение по уголовному делу в отношении Кухаря не соответствует нормам процессуального кодекса, и вследствие чего его защита заявила в судебном заседании ходатайство о прекращении уголовного дела, рассказывает защитник предпринимателя в этом судебном процессе Александр Забусов (на снимке).

 
Обвинители дошли до абсурда

Из текста обвинительного заключения ясно, что предметом посягательства Кухаря явились земельные участки, которые находились в пользовании ООО АПК «Петропавловское». Это подтверждается решениями арбитражного суда, которые имеются в материалах уголовного дела.

Обвинение выглядит по меньшей мере абсурдным: предприятие в реальности обрабатывает землю, и эту землю у него хотят забрать. Сельскими тружениками действия Кухаря в первую очередь будут восприниматься как попытки противостояния рейдерскому захвату земель, а никак иначе. И преступными они быть не могут.

Вместе с тем, мошенничество (попытка мошенничества, которую вменяют Кухарю), трактуется законом как хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием.

Обвинители, которые в данном случае действуют, как обычные рейдеры, совсем не обращают внимания на содержание документа.

Ведь по факту выходит, что никакого хищения чужого имущества и нет, и не предполагалось даже - а было лишь намерение перевести права субаренды (с сохранением собственника!), и то не на Кухаря, а на юридическое лицо, которое, к тому же, эту землю и обрабатывало!

К месту вспоминается мне хоть и большевистский, но абсолютно справедливый лозунг: «Землю тем, кто ее обрабатывает!» Этот момент следует отметить как одно из оснований для прекращения уголовного дела в отношении Кухаря.

Дознаватель всё одеяло натянул на себя

Я, как бывший сотрудник краевой прокуратуры, ранее надзиравший за Следственным управлением, ни за что бы не подписал и не согласовал подобное обвинительное заключение, в котором столько процессуальных ошибок и фактологических противоречий. А тут кроме ошибок еще и нарушения ст. 41 Уголовно-процессуального Кодекса.

Напомним, поводом для возбуждения уголовного дела послужил рапорт оперуполномоченного отдела «М» УФСБ России по Ставропольскому краю на имя своего начальника отдела.

После проведения оперативно-розыскных мероприятий, организованных на основании этого рапорта, оперативник составил рапорт на имя начальника УФСБ по Ставропольскому краю.

И его большой начальник в этот же день поставил на этом рапорте свою резолюцию: зарегистрировать материал в КУСП №1 и направить по подследственности в ГСУ СК РФ по СКФО.

На имя оперуполномоченного пришло вскоре уведомление, подписанное дознавателем УФСБ России по Ставропольскому краю, о том, что сообщение о преступлении вместе с собранными материалами передано по подследственности.

Дознаватель - такой же оперативник из отдела «М», который участвовал вместе с автором рапорта в оперативно-розыскных мероприятиях. Сведений в деле, что он назначен дознавателем, никаких нет.

И вот этот в едином лице и оперативник, и дознаватель регистрирует в книге учета и направленное своему коллеге уведомление, и постановление о передаче сообщения о преступлении по подследственности в Главное Следственное Управление Следственного комитета РФ по СКФО.

Дознаватель в соответствии со статьей 144 УПК РФ должен принимать одно из следующих решений: о возбуждении уголовного дела в порядке статьи 146 УПК, об отказе в возбуждении уголовного дела, или (как в нашем случае) о передаче сообщения по подследственности в соответствии со ст. 151 УПК.

Но мудрый Уголовно-процессуальный Кодекс (ст.41) не допускает возложения полномочий по проведению дознания на то лицо, которое проводило или проводит по данному уголовному делу оперативно-розыскные мероприятия.

То есть, наш дознаватель просто не имел процессуальных полномочий выносить постановление о передаче сообщения о преступлении по подследственности, а значит, оно не отвечает требованиям УПК РФ (ч.4 ст.7).

Да и в Главное Следственное управление по СКФО материалы направлены ошибочно. Среди обвиняемых, кроме Андрея Кухаря, его адвокат, плюс еще трое человек с дагестанскими фамилиями. Адвокат - спецсубъект.

При наличии спецсубъекта, коим в данном случае является адвокат, в соответствии со ст. 448 УПК РФ уголовное дело возбуждает руководитель Следственного органа по субъекту Федерации.

Но дознаватель, чтобы показать значимость проделанной его отделом «М» оперативной разработки, направил материалы не в краевой Следственный орган, а в Главное управление по СКФО, где полномочий на возбуждение уголовного дела в отношении спецсубъекта попросту нет. То есть опер-дознаватель и проявил мало знаний о законах, но много амбиций!

Считаю это постановление о передаче сообщения о преступлении, вынесенное 12 апреля 2016 года дознавателем из отдела «М», незаконным. А незаконный документ не влечет правовых последствий. То есть и само направление сообщения о преступлении с материалами проверки в Главное Следственное управление по СКФО незаконно.

Об этом я тоже заявил в ходатайстве о прекращении уголовного дела.

Обвинительные документы: домыслы и натяжки

Это только в сказке бывает: «В некотором царстве, в некотором государстве…». А в документах уголовного дела должно быть ясно и четко написано, что человек сделал, где, когда, в чем именно состоит его вина.

Неясности и неточности в деле Кухаря присутствуют уже с самых первых обвинительных документов. Так, оперуполномоченный из отдела «М» краевого УФСБ пишет в своем рапорте, ставшем точкой опоры для всех остальных действий:

«…В ходе осуществления оперативно-розыскных мероприятий мною были получены оперативные данные, свидетельствующие о том, что в настоящее время на территории Ставропольского края действует организованная преступная группа, состоящая из неустановленных должностных лиц правоохранительных органов СКФО и работников адвокатуры, которая специализируется на совершении тяжких и особо тяжких преступлений, связанных с вымогательством денежных средств и рейдерскими захватами бизнеса…».

Пишут о том, что обнаружена ОПГ, а при этом состоит она якобы из неустановленных должностных лиц! Что за ОПГ такая, из кого конкретно состоит, из обвинения абсолютно непонятно!

В обвинительном заключении указано, что весь преступный план по уговорам Андрея Кулакова на сделку по передаче прав субаренды у Кухаря возник осенью 2015 года, не позднее 4 ноября 2015 года. У Кулакова в это время, судя по обвинительному заключению, должны были идти проверки его бизнеса структурами ГУ МВД РФ по СКФО.

И вот тут «злодей и мошенник» Кухарь, пользуясь случаем, решил наобещать Кулакову их прекратить, если тот передаст права аренды земельных участков ему? По крайней мере, до сих пор все так понимают смысл обвинительного заключения.

Но мы, защита Кухаря, проверили: оказывается, запросы из ГУ МВД на проведение проверок на предприятиях Кулакова направлены были только 5 февраля 2016 года (теперь сравните эту дату с выделенной выше). То есть о чем мог договариваться с ним Кухарь, что обещать, если темы для разговора на тот момент еще не было?

Такое обвинение просто не может отвечать требованиям ст. 73 УПК РФ, оно создает правовую неопределенность и невозможность защищаться от предъявленного обвинения. В состязательном процессе это недопустимо, разве только, если суд сам возьмется устанавливать время «возникновения преступного плана».

Этот момент мы тоже отметили в ходатайстве о прекращении уголовного дела.

Кто ответит за провокацию?

Уголовное дело подлежит прекращению и в связи с провокацией преступления. Об этом мы тоже заявили в ходатайстве.

О провокации свидетельствует текст постановления врио начальника УФСБ по Ставропольскому краю (газета об этом уже писала в статье «Отчего тюрьма пуста не стоит», №3 от 24 января 2018 г.). В постановлении говорится следующее:

«…в марте 2016 года А. Кухарь и его установленная связь - предприниматель Р. Гасанов под угрозой привлечения А. Кулакова к уголовной ответственности склонили его к подписанию договора безвозмездной переуступки права собственности на земельные участки примерной общей площадью 3500 га, пообещав прекращение проведения сотрудниками правоохранительных органов СКФО проверочных мероприятий в отношении всех принадлежащих Кулакову предприятий.

Подписанный представителем Кулакова договор переуступки аренды Кухарь или его преступные связи намереваются предоставить в регистрационные органы для осуществления регистрационных действий, направленных на получение последним права долгосрочной аренды…».

Обратите внимание, это постановление было вынесено 22 марта, и на тот момент временно исполняющему обязанности начальника уже было известно, что на следующий день, 23 марта, документы будут сданы на государственную регистрацию, именно на этот день были назначены им мероприятия по изъятию этих документов.

А если спецслужбы знали заранее, что будет совершено преступление и не сделали ничего для его предотвращения, то это как раз и свидетельствует о провокации преступления.

Игнорируя территориальную подсудность

Кроме указанных выше нарушений УПК РФ в оформленном обвинительном заключении на Кухаря есть и другие досадные для стороны обвинения промахи. Я изложил их подробно и аргументировано в своем ходатайстве.

Мы заявили также повторное ходатайство о возвращении уголовного дела в прокуратуру.

Первоначально, как я уже говорил, уголовное дело о покушении на мошенничество было возбуждено в отношении еще четырех лиц, помимо Андрея Кухаря - его адвоката и трех дагестанцев.

«Адвокат по назначению», не разъяснив своему подзащитному правовые последствия, склонил Кухаря пойти на сотрудничество со следствием. И его дело было выведено в особое производство.

А что такое «особое производство»? Это ведь не просто сотрудничество со следствием, это непременное признание своей вины со всеми вытекающими отсюда последствиями - судебный процесс идет фактически без разбирательства, без заслушивания свидетелей, предъявления доказательств, без установления конкретных обстоятельств дела. И самое главное, оспорить решение судьи потом нельзя - сам ведь во всем признавался.

На понуждение к сотрудничеству со следствием Андрей Кухарь повелся, но вот с обвинением был категорически не согласен.

В дело Кухаря мы вступили недавно и сразу же заявили ходатайство о возвращении материалов дела в прокуратуру, поскольку он отказался от сотрудничества со следствием. Судья Кущ в удовлетворении этого ходатайства отказала и продолжала вести процесс.

На последнем судебном заседании 5 февраля я подал еще одно ходатайство о возвращении дела в прокуратуру. Добавил оснований для этого, ссылок на законы. А еще указал на неверно установленную территориальную подсудность этого дела.

Сейчас дело Кухаря рассматривается в Промышленном районном суде, так как документы на регистрацию прав были сданы И. Гурбановым по доверенности от ООО «Парижская коммуна» в МФЦ, который находится по ул. 50 лет ВЛКСМ в Промышленном районе города Ставрополя.

Сама же регистрация происходит по другому адресу - по улице Комсомольской в краевом управлении Росреестра. А это уже Ленинский район. А уж составлены и подписаны документы для регистрации и вовсе были в Арзгирском районе, а это уже юрисдикция Арзгирского районного суда.

Так что дело по обвинению Андрея Кухаря если и должно рассматриваться, то либо в Ленинском, либо в Арзгирском районных судах Ставропольского края. Никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом (ч.1 ст.47 Конституции РФ).

К тому же предварительное следствие проводилось в краевом Следственном управлении по улице Абрамовой, 2, что тоже относится к Ленинскому району.

Заявленные стороной защиты Андрея Кухаря ходатайства будут рассмотрены на очередном судебном заседании, которое состоится на этой неделе.

Александр ЗАБУСОВ,
юрист

 



Поделитесь в соц сетях


Комментарии

Николай (не проверено)
Аватар пользователя Николай

Удивляет, конечно, что вся эта следственная компания, не районного уровня, столько времени расследовала спор между хозяйствующими субъектами по поводу использования земли, отвлекаясь от расследования более важных дел. Не понятно как можно покушаться на хищение права аренды чужого имущества, а не на право владения самим имуществом, о чем говорит ст.159 УК РФ....

Николай (не проверено)
Аватар пользователя Николай

Удивительно, как можно покушаться на хищение права аренды земельных участков, тогда как ст.159 УК РФ, помимо непосредственно хищения чужого имущества, определяет в качестве преступления и хищение права на чужое имущество с целью в последующем обратить его в свою пользу...А есть ли вообще заявление от собственника имущества? Из предъявленного обвинения усматривается, что другой заинтересованный арендатор земельных участков является потерпевшим, а не собственник имущества...Представляется что следственные органы все это время расследовали спор между двумя пользователями земли в лице конкретных юридических лиц...

не Вася (не проверено)
Аватар пользователя не Вася

ну да... под уголовное дело маскируется спор двух хозяйствующих субъектов, рассматривать который надо в гражданском процессе в арбитражном суде

Tigran (не проверено)
Аватар пользователя Tigran

Год назад я писал в редакцию об аналогичном деле! Дело под копирку! Абсурдное обвинение, полный идиотизм! И результат-все осуждены. Поэтому вангую - будет приговор. И все эти ходатайства в пользу бедных. Нет в этой стране следствия и тем более суда!

Добавить комментарий