Поиск на сайте

Журналистское расследование: ещё раз о тёмном подполье судов

Вопрос ребром 

Понимают ли судьи А.И. Кичко и В.В. Жолобов, что действуют против интересов государства и общества, принимая решения, блокирующие деятельность одного из крупнейших производителей зерна на Ставрополье? 
Понимают ли степень профессиональной, гражданской и возможность уголовной ответственности за деяния, указывающие на превышение должностных полномочий и признаки сговора с коррупционной составляющей? 
 

 

Журналист в судебном заседании – эффективный общественный контроль 

Участие в судебных процессах в роли активного защитника прав и свобод граждан – никоим образом не обязанность журналиста, это, что называется, не его профиль, не специфика, оборачивающаяся для него избыточной трудозатратностью. Но даже не этого избегают представители СМИ, а обстоятельств куда сложнее. 

Человек с обнаженными нервами, коим только и может быть настоящий журналист, из «громких процессов» выходит с разорванными в клочья нервами, выжженными эмоциями изнутри. Поскольку, в отличие от профессиональных защитников - юристов, спокойно и размеренно толкующих на процессах «бездушные» законы, журналист-расследователь горячие коллизии пропускает через себя, через душу, проникаясь всей глубиной переживаний и болью невинно униженных и оскорбленных.  

(«Как шьются заказные дела», «Открытая», №29 от 5.04.2021 г.) 

 

Почему арбитражный суд Ставрополья, отметая требование закона об открытости судебных заседаний, проводит их почти в тюремном режиме - с ограничением числа участников и не допуская на процессы журналистов?  
Ответ напрашивается один: полная закрытость слушаний преследует явную цель - скрыть от публичного обсуждения населением края денежных дел по земле, которую самым наглым образом - с участием судов и высших чиновников - насильственно отнимают у ее настоящих хозяев – тружеников села. Именно в этом причина развала ставропольского АПК и катастрофического обнищания села.  
 

Итак, судьба десятитысячного населения станицы Григорополисской, сбросившей ненавистное ярмо крепостника Пьянова, сегодня в руках краевого Арбитражного суда, по сути, решающего, кому быть председателем.  

У станичников тут сомнений никаких, они выбор сделали: Гринев – и точка. Бывший председатель свой «пролет» прекрасно понимает: кончилось его время – разочаровал он земляков сильно, надо уходить…  

Однако мертвой хваткой вцепился в кресло – и ведь понятно, почему: лично себе он уже не принадлежит - его не отпустят те, кто плотным кольцом стоял вокруг колхозной кормушки, которую любыми способами будут ее для себя сохранять.  

А главные из этих «способов» - бабло и связи по всей вертикали и горизонтали власти, к которой относится и судебная власть – сегодня слишком непредсказуемая и часто шокирующая решениями, где не пахнет ни Законом, ни здравым смыслом, а потому о справедливости и говорить излишне.  

Вот почему наслышанные о судейском закулисье участники процессов встревоженно интересуются у «посвященных»: мол, каков он - рассматривающий их дело судья.  

Я из числа посвященных, поскольку немало времени провожу в судебных процессах, расследуя особо важные в плане общественных интересов истории, и хорошо знаю многих судей как с профессиональной, так и с морально-этической стороны. 

Многим из них давала отводы по недоверию, поскольку прежде уже убеждалась в их профессиональной малограмотности (боже, как много в этой среде попросту недоучек!) или в нарушении принципов их «настольной книги» - Кодекса судейской этики. 

Это когда не стесняются демонстрировать, на какой они стороне и в чью пользу вынесут решение, всячески нужнякам подыгрывают, а их процессуальным противникам слова не дают сказать, затыкают рты, а порой просто хамят. 

Вот и в григорополисской истории меня интересовали судьи, которые будут рассматривать иск Пьянова к «России» и по первым действиям которых можно понять: на кого они одеяло тянут… 

***

Первым судьей оказался арбитражный судья Александр  Иванович Кичко. И у меня сразу возникло смутное подозрение, что попало оно к нему не случайно. 

Еще больше усилилось, когда узнала, как торопливо, в одностороннем порядке он поспешил вынести определение (решение) о так называемых «обеспечительных мерах» - общий смысл которых таков: А.И. Гринева, избранного на общем собрании большинством голосов, таковым не признавать, пока идет процесс и нет-де окончательного решения.  

Еще сильнее укрепилась мысль о неслучайности попадания в руки судьи Кичко григорополисского дела, когда бегом-бегом за ним практически аналогичное решение принял новоалександровский судья В. В. Жолобов. 

Он наложил запрет налоговой инспекции вносить в единый реестр юридических лиц А.И. Гринева как председателя колхоза «Россия» – до окончательного-де решения по поводу собрания – признавать его законным или нет.  

Ведь оба судьи точно понимали, оч-ч-чень хорошо понимали, что своими решениями парализуют работу огромного хозяйства, да еще в период весенне-полевых работ, закладывающих финансово-экономическую базу многопрофильного, многоотраслевого предприятия на год (годы!) вперед. 

Тем более что нынешним посевным работам предшествовали два неурожайных года, а потому григорополисцы рвали жилы, чтоб сверхусилиями в период, когда дорог каждый день и час, добиться достойного урожая, спасая убитое Пьяновым хозяйство за счет высоких ныне во всем мире цен на пшеницу.  

Все эти вышеупомянутые судьи тоже прекрасно знали, но от имени государства (это же надо какой цинизм!!!) препятствовали действиям нового руководства колхоза, пытавшегося преодолеть последствия прошлого недобора зерна. 

Но если новый председатель Гринев не внесен в ЕГРЮЛ, то не имеет и доступа к банковским счетам: как же тогда проводить срочные финансовые операции, но главное, где брать средства для начисления зарплат работающим в колхозе?!  

Им что, митинговать у ставропольского Белого дома, забросив дела?! И звать Пьянова «на царство», чтоб запустить финансовый механизм? 

***

Так ровно эта цель, как я уверена, и преследовалась! То есть судами (арбитражным и районным) для «России» осознанно, намеренно создавался коллапс удвоенной силы - идентичные решения, чтобы борьба за их отмену длилась столь долго, чтоб противники Пьянова «устали пыль глотать».  

Значит, точно был замысел, умысел, сговор судей - направляемый и управляемый из одного центра (безусловно, кабинета высокого лица - не исключено, что как раз главного распорядителя этой аферы мы в нашем сегодняшнем расследовании и назвали).  

Но не лично же кабинетный «режиссер» звонил (или как?) новоалександровскому Жолобову и арбитражному судье Кичко – конечно, доводил им задание через их руководителей – председателей соответствующих судов. 

Без отмашки их начальства на антигосударственные действия (а они именно антигосударственные!) даже самые отмороженные обладатели черных мантий на пойдут – опасно для  карьеры, а может, и свободы.  

Вот с этого места (оставив пока в стороне Жолобова – о нем еще вспомним) и начнем фактами доказывать свою версию о неслучайном председательстве в заседаниях именно судьи А. Кичко с безусловной (по нашей версии) причастности к этому председателя краевого Арбитражного суда Ларисы Анатольевны Лысенко. 

Начнем с того, что целых 12 лет Александр Кичко возглавлял ставропольский Арбитраж, и был «властителем дум» богатеньких буратино целого региона, имея тесные связи (можно догадываться, какие именно) с Арбитражным судом Северо-Кавказского округа (ФАС СКО в Краснодаре, из которого вышел сам (так называемый «кубанский клан»).  

Будучи высшей - кассационной - инстанцией ФАС СКО засиливал (подтверждал) практически все решения, принятые ставропольским Арбитражом, в особенности дела по «судьбе» неких огромных средств или по земельным делам. А уж «промежуточный» суд - апелляционный Арбитражный, базирующийся в Ессентуках и состоящий из бывших ставропольских правоприменителей – вообще, не глядя, штамповал решения подчиненных Кичко, словно включал «бешеный принтер». 

***

Так вот, бессменным заместителем Александра Ивановича все долгие годы была Лариса Лысенко, без сомнения, посвященная во все это закулисье и дела самого А. Кичко, не предназначенные для ушей неближнего круга.  

Но их общие потаенные дела однажды провалились с грандиозным скандалом, о котором «Открытая» в сентябре 2015 года опубликовала статью «Темное подполье краевого арбитража». Прямо в здании суда оперативниками ФСБ был задержан системный администратор со взяткой в два миллиона рублей. Мы писали:  

«Этот факт представляется куда более шокирующим, чем поимка какого-нибудь судьи-мздоимца, который при всей мерзости поступка может являться, так сказать, единоличным «автором» преступления: отписал состоятельному клиенту нужное решение, купил очередную иномарку - и затаился до очередного улова. 

А вот «главный компьютерщик» - фигура ключевая, чрезвычайно важная в системе экономического правосудия, где практически вся документально-информационная база записывается на электронные носители, где каждое судебное заседание проходит под аудиозапись, выступающую как неподкупный цифровой шериф на балу правосудия. 

«Системщик» - особа, не просто приближенная к руководству. Они и связаны, как сиамские близнецы, которые лишь в единоутробном союзе могут обеспечить работу тяжеловесной правосудной машины, регулируя ее, как регулируют часовой механизм. 

А «регулировать» можно и с огромной выгодой для пользователей электронных услуг. Напомним общеизвестное: хакеры легко опустошают кошельки (электронные карточки) людей всего мира на миллиарды денежных единиц - рублей, долларов, евро, фунтов стерлингов… опережая по результативности все финансовые «пирамиды» вместе взятые. 

«Подкрутить», «подправить» компьютерную программу продвинутому системщику труда не составит - технические возможности большие. И вот уже открываются огромные возможности иного рода - для заказчиков услуг «подкрученной» системы, которыми могут быть только обладатели мантий. 

Если судья коррумпирован, то, понятно, он мечтает рассматривать дела, с которых можно крупно поживиться. Но наши судьи не мечтатели, а сугубые практики - и выход нашли, похоже, как раз в сфере электронного мошенничества. 

Любопытно, кому (или от кого?) нес деньги «технарь»? Получил свою «долю» или принял их как посредник от клиента? Неужто подобные «операции» происходят прямо в здании арбитражного суда?!  

Хотя чему тут, собственно, удивляться, если вспомнить долгопамятное и долгоиграющее коррупционное дело, когда многомиллионную взятку доставили прямо в пафосный дворец горадминистрации». 

***

Даже после такого позорища, впрочем, замыленного верхами, А.И. Кичко оставался председателем суда до 2018 года, а потом, имея звание «Заслуженный юрист Кубани», пытался было вернуться в родные пенаты - в Краснодар - на должность зампреда Арбитражного суда.  

Однако его кандидатуру на заседании Высшей квалификационной коллегии судей РФ отказался поддерживать представитель Верховного суда Олег Свириденко, который по всему знал о кандидате достаточно «червоточин», чтобы не давать ему в этом плане возможности развернуться и на Кубани. 

В результате Александр Иванович продолжил работать на Ставрополье, но уже рядовым судьей под началом своего бывшего многолетнего заместителя Ларисы Лысенко, которая в силу тесных связей наверняка не считает его «рядовым» коллегой да еще и «подчиненным».  

И опять же догадываюсь, дела ему достаются «аховые» - по вышеописанным критериям, под которые и подпадает дело григорополисцев.  

Так вот, зная многое о «темном подполье» краевого арбитража, я и решила непременно присутствовать на всех заседаниях по этому делу, на которых председательствует Кичко, с ходу взявшийся топить «Россию». Но, как уже рассказала выше, ни меня, ни юриста редакции Владислава Леонтьева на заседание не допустили.  

Вышел помощник Кичко, который, не представляясь, небрежно отвечая вполоборота (будущий судья, знаете ли), сослался на распоряжение председателя суда об ограничении допуска на заседания «в связи с коронавирусной ситуацией».  

Поскольку я понимала, что опытная Лысенко не поставит свою подпись под распоряжением, противоречащим федеральному законодательству (а уж тем более Конституции РФ), где железобетонно и однозначно прописана обязательность допуска судами любого гражданина, а тем более представителей СМИ на открытые заседания, то я и попросила высокомерно державшегося молодого человека Руслана Цациева (помощника Кичко)  показать мне такое удивительное распоряжение.  

Он куда-то убежал (видимо, «советовался»), но, вернувшись, с еще большим гонором ответствовал: приказано-де не допускать.  

***

Мне было очевидно: Кичко не мог самостоятельно решиться на незаконные действия, выразившиеся в воспрепятствовании профессиональной деятельности журналиста в нарушение федеральных законов и Конституции РФ об обеспечении гласности в судебном процессе. 

Следовательно, судья Кичко это обстоятельство с Лысенко обговорил, которая, выходит, приняла ответственность за беззаконие на себя... 

Одним словом, в этом «Храме  Фемиды» по-прежнему   ничего не меняется: тасуются «кадры», от перемены мест которых ничего не меняется. 

Впрочем, уточняю: в лучшую сторону не меняется качество (в данном случае синоним законности и справедливости) для нас, рядовых граждан - «потребителей правосудных услуг», которые мы оплачиваем своими налогами.  

Но очень-очень хорошо стали за наш счет жить-поживать сами судьи.  

И лучше всех - сама председатель Арбитража Лысенко. За один год председательства ее доход вырос... в 10 раз по сравнению с предыдущим годом в статусе «лишь» зампреда суда - с 2,787 млн руб. до 20,235 млн рублей. В ее собственности числятся две квартиры площадью178 и 134,6 кв. м, нежилое помещение и объект незавершенного строительства.  

Людмила ЛЕОНТЬЕВА 

 

 

Добавить комментарий

Голос за!

Голоса: -5

You voted ‘up’



Поделитесь в соц сетях