Поиск на сайте

 

 

 

Правительство края намерено возродить Ставропольский объединённый авиаотряд, главная задача которого – ювелирно точная и экономная агрохимическая обработка полей

 
Правительство Ставрополья организовало пресс-тур для журналистов в Апанасенковский район. Здесь расположено единственное в крае авиационное фермерское хозяйство.
Вместе с журналистами на ферме-аэродроме побывали министр по развитию восточных районов края Александр Коробейников, первый замминистра сельского хозяйства Сергей Ридный и глава администрации Апанасенковского района Владимир Ткаченко.
Сообща они готовы поддержать неутомимого фермера, который и вынашивает планы по созданию краевого предприятия малой авиации. Оно будет заниматься ранним севом и удобрением растений, у него будет собственная ремонтная база и курсы обучения летчиков-любителей.
Экономический эффект для краевого сельского хозяйства огромен. Это тем более важно в условиях нынешнего экономического курса на импортозамещение, когда ни один рубль, вложенный в АПК, не должен пропасть даром.
 
 
Ювелирная точность авиатора
 

Фермер Александр Никитин сам родом из села Киевка, оттуда уехал учиться в Таганрогский радиотехнический институт, а в родной Апанасенковский район вернулся 17 лет назад. Сейчас в его авиаотряде 25 легкомоторных самолетов СП-34 и дельталетов МД-50, все произведены в Таганроге.

На всех самолетах установлено оборудование GPS и ГИС (электронные карты), электронное управление распылением, метеосистемы (AIMMS), позволяющие экономить топливо и химикаты.

Так что каждый такой самолет идеально подходит для агрохимических работ: с помощью закрепленных под крыльями баков можно опрыскивать поля гербицидами, удобрениями и даже сеять (при этом семена попадают в подготовленную воду током воды – это называется гидросеяние).

Причем авиационная технология обработки полей намного выгоднее для селянина, чем привычная – с помощью трактора. По подсчетам экспертов, обработка полей сельхозавиацией заменяет работу 10 единиц наземной сельхозтехники.

И это при том, что наземная техника еще и губит до 10% посевов, да еще и за счет стекания на землю теряется часть растворенных в воде гербицидов.

Главные преимущества обработки с воздуха – доступность и скорость. Она позволяет «закрасить» большие и удаленные площади, и делает это быстрее, чем любая другая техника. Когда почва переувлажнена, рельеф поля сложен, применению химикатов мешает густая листва или хрупкость растений, остается только один вид обработки – авиационный.

Кроме того, за счет использования сверхмалых (ULV) дозаторов можно с точностью до полуметра обработать даже кромку поля, например, проходящего около лесополосы или дороги. Ювелирная точность!

 
Куда же подевались «кукурузники»?!
 

В 2015 году сельскохозяйственной авиации России исполняется девяносто лет – именно столько лет прошло с первого применения самолетов «Авиахима» для обработки полей в Харьковской области.

Однако её золотые дни далеко позади: из 18 тысяч построенных Ан-2 – самого долгоживущего и самого массово используемого в сельском хозяйстве самолета – сегодня в России используется немногим более трехсот бортов.

В советские годы в России было свыше тысячи аэродромов только гражданского назначения, а уж вертолетных площадок, аэропортов сельхозавиации и других авиационных объектов было вовсе не счесть.

Начиная же с 1993 года объем таких перевозок сократился в 50 раз! Сегодня от отлаженной системы остались только поросшие бурьяном площадки, на которых еще кое-где стоят полуистлевшие «кукурузники».

О возрождении малой авиации говорил и Владимир Путин на встрече со своими доверенными лицами.

«Такая страна, как Россия, с огромной территорией, не может по-другому обеспечить связь между различными регионами, как использовать возможности малой авиации. Конечно, никуда не годится, когда из своего района, края или области нужно через Москву лететь в другой район», – заявил президент.

Применять сверхлегкие самолеты можно не только для аэрохимических работ, но также как воздушное такси, для пожарной разведки МЧС, патрулирования лесов горных плато, оперативной связи, поисково-спасательных работ, борьбы с водными паразитами (именно благодаря малой авиации удалось в свое время победить такие опасные болезни, как малярию и онхоцеркоз, или речную слепоту).

В советские годы в каждом из регионов Северного Кавказа существовал объединенный авиаотряд. Самый крупный, разумеется, был на Ставрополье – более 250 крылатых машин, которые базировались на аэродромах в Ставрополе, Пятигорске и Кисловодске. Летчики занимались опылением сельхозугодий по всему Северному Кавказу.

Сегодня фирма Александра Никитина занимается авиахимическими работами на Ставрополье, в Калмыкии, Астраханской, Ростовской и Волгоградской областях. Это и есть отличная база, чтобы возродить полноценное Ставропольское авиационное предприятие.

Об этом и шла речь на совещании, которое провели представители правительства края и администрации района прямо на ферме Никитина. Тем более что сам фермер еще и готовит будущих летчиков: у него имеется лицензированная школа летчиков любительского класса, тут же и сдают экзамены.

 
Мягкая посадка для малой авиации
 

Каким будет будущее Ставропольского авиационного предприятия, пока сложно сказать. Но лучший опыт можно перенять у других стран, где сельхозавиация переживает не упадок, а расцвет. Достаточно сказать, что уже в семидесятые годы по всему миру в месяц выпускалось 80 легкомоторных самолетов для сельхозработ, а количество используемых удобрений вырастало вдвое каждые пять лет.

Развитие этого бизнеса было связано с бывшими пилотами ВВС, оставшимися не у дел после Второй мировой войны. Взять хотя бы крошечную Новую Зеландию (площадью лишь вдвое больше Северного Кавказа), где существует 10 тысяч частных взлетно-посадочных полос.

В Америке в Национальную ассоциацию сельхозавиации (NAAA) объединено более 1800 малых фирм (как правило, их владельцы – это сами пилоты, как и в случае с Александром Никитиным).

Чаще всего с помощью авиации обрабатывают пять культур: это кукуруза, пшеница, ячмень, соя и люцерна (пастбищные угодья).

Собственной сельхозавиации нет всего в четырех, самых крошечных, штатах США, а также в гористой и таежной Аляске. Средняя стоимость одного самолета – от $100 тысяч до $1,4 миллиона.

При ассоциации существует научно-исследовательский и образовательный фонд, куда вкладывают средства в том числе и сами бизнесмены.

Можно использовать и передовые научные достижения: скажем, в Японии и Южной Корее, где много гористых ферм, для опыления и гидропосева используют беспилотники-дроны (а в самом южном штате США – Калифорнии – для опыления элитных виноградников).

Лучший иностранный опыт изучает и Александр Никитин, который уже разработал бизнес-план создания Ставропольского авиационного предприятия. Оно будет работать в кооперации с Таганрогским авиационным научно-техническим комплексом (ТАНТК), специалисты которого возьмут на себя полный цикл по ремонту и обслуживанию техники.

Также можно использовать и аэродромы РОСТО, сохранившиеся в каждом из районов Ставрополья. Но чтобы собрать все это воедино, нужна политическая воля. И она у краевых властей сегодня, похоже, есть.

 
Антон ЧАБЛИН,
обозреватель «Открытой»
 
Когда верстался номер
 

Самолёт-«призрак» пошёл на таран

 
В понедельник в посёлке Санамер близ Ессентуков произошла авария легкомоторного самолёта Ан-2
 

Совершив жесткую посадку, самолет снес ограждение храма святых Иоакима и Анны и винтом задел стену церкви. Зданию причинен незначительный ущерб: осыпалась штукатурка с внешней и внутренней стороны. Ущерб предстоит оплатить 59-летнему пилоту, который и сам получил сотрясение мозга.

Журналисты телеканала «Россия-24» выяснили: летательный аппарат, который занимался аэрохимическими работами (опрыскивал поля), не был официально зарегистрирован, чтобы уклониться от уплаты налогов (хотя сам пилот и имел регистрацию в качестве индивидуального предпринимателя в Георгиевске). Откуда же тогда в небе над Ессентуками взялся этот самолет-«призрак»?!

На этот и другие вопросы предстоит ответить в ходе проверки, которая уже начата минераловодской транспортной прокуратурой и управлением Ространснадзора по СКФО.

Но и без проверки очевидно, что сегодня над городами Ставрополья бесконтрольно летает кто попало, создавая реальную опасность для людей.

А значит, и правительство края, решившее объединить легкую авиацию региона под своим крылом, стоит на верном пути.

 

 


Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий