Поиск на сайте

 

Не только районные прокуроры, но и сотрудники краевой прокуратуры демонстрируют полное незнание норм УПК и пустыми отписками поощряют беззаконие 

Расследование: на личном опыте

Откройте Уголовно-процессуальный Кодекс, в конце концов! 

В первой статье первой главы УПК РФ, то есть буквально с первых же строк, прямо сказано: «Порядок уголовного судопроизводства, установленный настоящим Кодексом, является обязательным для судов, органов прокуратуры, органов предварительного следствия и органов дознания, а также иных участников уголовного судопроизводства». 

Таким образом, с момента подачи заявления о преступлении гражданин вправе рассчитывать, что органы следствия, прокуроры и судьи будут делать то, что предписывает Уголовно-процессуальный кодекс. 

Мне неизвестно, почему это требование УПК тотально нарушается как органами дознания и следствия, так и прокурорами, но факты, как говорится, налицо. 

В статье «Загон для двуногих скотов» (№15-16 от 20 июля 2020 года) я упомянула о ситуации, когда вослед четырем поданным заявлениям о признаках преступлений, которые подавались мной и моей доверительницей, простой жительницей поселка Нежинского Жуковой в прокуратуру Предгорного района еще в марте - мае этого года, развернулась прямо-таки вакханалия беззакония, которая продолжается до сих пор. 

Прокурор А. Бураменский почему-то отписал заявления о преступлениях своему заместителю Н. Сбируновой, которая не надзирает за следствием и ОВД, а занимается общим надзором. Мы получили от нее бодрые ответы, что, мол, ваши заявления о преступлениях отправлены в … краевую жилищую инспекцию.  

Предусматривает это УПК? Разумеется, нет! Мало того, будучи в Ставрополе, я специально сходила на прием в жилинспекцию края, и там мне ответили, что ничего к ним от Сбируновой не поступало! 

Возмутившись этими ответами, которые, по сути, означают, что заявления о преступлении сокрыты от учета, я пошла с жалобой к прокурору Бураменскому, который уверил меня: мол, не волнуйтесь, мы все отправили в полицию.  

Однако, как потом выяснилось, в полицию были направлены ксерокопии заявлений, что также не предусмотрено УПК РФ. А где же оригиналы?! Ни в жилинспекции, ни в полиции их нет! 

Поскольку ни по одному из четырех заявлений (вопреки требованиям статьи 148 УПК РФ), мы с Жуковой не получили процессуального постановления, то мы обратились в прокуратуру с жалобами на бездействие сотрудников полиции в порядке статьи 124 УПК РФ, в этой статье русским по белому написано, что жалоба рассматривается в течение трех дней, по ее результатам выносится постановление, которое незамедлительно направляется заявителю. 

Но зампрокурора Р. Ряхин уверен, что законы написаны чисто для красоты, а он волен поступать, как его левая нога захотела. По мановению его левой ноги наши жалобы в порядке статьи 124-й превратились в «обращения», рассмотрены они не в трехдневный срок, а почему-то по 59 ФЗ, который дает уже не трое суток, а все 30.  

Но проблема в том, что этот закон в данном случае неприменим - мы же помним про часть1 главы первой УПК! 

Соответственно, и ответы оформлены не как постановления, а как простые письма. В ответах было указано, что, мол, в информационной карточке написано, что ответы Жуковой посылались, значит, «жалобы необоснованны». 

Пришлось делать следующий шаг, и обжаловать уже непроцессуальные отписки господина Ряхина прокурору Бураменскому, который точно также наплевал на требования УПК по рассмотрению жалоб, никаких нарушений «не усмотрел», постановлением это не оформил. 

Я еще тогда удивлялась: почему наши прокуроры действуют так безоглядно? Я ведь могу к краевому начальнику обратиться! 

Время показало, что совершенно обоснованно никто не боялся жалоб в край – ибо и там сидят точно такие отписонщики, только зарплаты у них побольше. Впрочем, обо всем по порядку. 

Прокуроры «закапывают» нарушения, суды «откапывают» 

Почти одновременно мы с Жуковой подали жалобы в суд уже в порядке статьи 125 УПК РФ с той же просьбой – разберитесь, почему полиция не направляет нам процессуальные постановления. 

И суды разобрались! Наши жалобы попали к трем разным судьям: Евгению Масленникову, Владимиру Железнякову и Евгению Максимову.  

Судьи, в отличие от прокуроров, запросили реестры почтовых отправлений – и копии реестров были предоставлены. Я почти уверена, что, если бы наши с Жуковой суды прошли не подряд, то судьи вполне могли отказать в наших жалобах, ибо в копиях реестров зафиксировано, что письма в наш адрес-де направлялись. 

Однако (хватило же ума!) на один суд была предоставлена одна «копия», а на второй — якобы та же «копия», но совершенно другая! Отличались и тексты, и место расположения печатей. «Копии» были заверены подписями представителя ОВД Ирины Алышевой, судя по сведениям в Интернете, это консультант по правовым вопросам, подполковник полиции.  

Именно она, выражаясь юридически, совершила деяния, подпадающие под уголовный кодекс – фальсификацию доказательств. И что нам тогда спрашивать с остальных?!  

А что же представитель прокуратуры на процессе? Вот судья Масленников при рассмотрении первой жалобы под аудиозапись обозревает две разные «копии» одного и того же реестра, фиксируя отличия. Я заявляю ходатайство - истребовать подлинник.  

«Ваше мнение?» - спрашивает судья молоденького помощника прокурора Валерию Федорченко. «Я возражаю, считаю, что копии достаточно!» – уверенно заявляет она.  

Не только я онемела, но и судья, мягко говоря, опешил. И, разумеется, постановил – истребовать подлинник. На вот оно – будущее прокуратуры в лице Федорченко, с первых шагов уже деревянные-оловянные-стеклянные! 

Возмущенная, я написала жалобу на поведение В. Федорченко на имя прокурора района, приложила аудиозапись, указала минуты и секунды этого эпизода. И… получила ответ от того же Ряхина, что, мол, у Федорченко не было оснований настаивать на предоставлении подлинника!  

Этому «надзорнику» неведомо, что, даже если и нет очевидных признаков «фальшака», то копию документа судья всегда обязан сличать с оригиналом! Вот так они и в уголовных делах к доказательствам относятся! 

В итоге, все судьи: Е. Масленников, В. Железняков, Е. Максимов вынесли постановления о том, что наши жалобы подлежат удовлетворению, а судья Максимов даже вынес частное постановление в адрес участкового уполномоченного, нарушившего права Жуковой. Отдельное спасибо!  

Пришлось приложить немало усилий, чтобы во втором процессе представитель прокуратуры уже перестал ставить палки в колеса, а к третьему процессу суду уже было предоставлено многостраничное представление прокуратуры о том, что после проведения проверки было установлено, что полиция, мол, массово нарушает права граждан, не направляя им ответы. А раньше-то (годами!) куда смотрели? 

И это еще не все. Даже после этого грозного представления, после того, как постановления судов вступили в законную силу и после того, как я съездила на личный прием в начальнику ОВД Сергею Поминову на личный прием по этому поводу - ни одно нормально оформленное постановление нам с Жуковой так и не было направлено: Жуковой, правда занесли домой несколько распечаток с компьютера по различным заявлениям без единой подписи, а мне вообще ничего нет.  

И что - снова идти в прокуратуру? За новыми сказками от «шахеризад» в погонах о том, что «ваши права не нарушены», вот вам исходяший номер и идите лесом?  

С такой мелочью пришлось идти  на личный приём к прокурору края 

30 июня по приеме у прокурора края А. Лоренца вкратце рассказала про системную невозможность получить процессуальные постановления от полиции и про полное укрывательство этого безобразия прокурором района Алексеем Бураменским и его подчиненными, а затем подала и письменную жалобу в порядке статьи 124 УПК РФ. 

Конкретно по этой ситуации я получила ответ от начальника отдела (непонятно какого) советника юстиции С. Козыревой. На приеме я была 30 июня, ответ датирован 30 июля, оформлен он как простое письмо, а не как постановление.  

Соответственно, и госпожа Козырева, сотрудница краевого (!) надзора, абсолютно неправомерно рассмотрела мою жалобу в порядке статьи 124 УПК по 59-ФЗ. И чего мы ждем тогда на местах?! 

В жалобе мне было отказано, потому что, как пишет прокурорская дама, «…доводы обращения о том, что заместителями прокурора Предгорного района Сбируновой Н.В. и Ряхиным Р.А. незаконно подписываются ответы на обращения несостоятельны, поскольку зам прокурора Предгорного района Сбируновой Н.В. ответы на обращения даются в части федерального законодательства, а заместителем прокурора Ряхиным Р.В. – в части уголовно-процессуального законодательства».  

Просто песня! Даже если закрыть глаза на то, что в одном и том же предложении г-ну Ряхину поменяли отчество, но ведь самый неискушенный в уголовном праве читатель уже понял абсурдность ответа. Разве я оспаривала «право» заместителей прокурора подписывать документы? Разве текст моей жалобы был написан по-китайски?  

Я же писала о том, что получила отписки без проведения проверок (доказано судами!), что ответы не оформляются процессуально и нарушаются сроки ответов. Ведь ничего не опровергнуто, просто нагло пишет - «ваши доводы несостоятельны».  

Так и хочется сказать – сами вы несостоятельны, дама, и незаслуженно носите синюю прокурорскую форму! 

В публичном поле госпожа Козырева упоминается как зампрокурора Ставрополя. Как она попала в краевую прокуратуру, по какому конкурсу? По результатам сочинения «Как я провела лето, штампуя отписки»? Вот просто слов нет! И именно поэтому наши прокуроры на местах сидят спокойно – нарушай не хочу, в крае все прикроют! 

В наших с Жуковой заявлениях хотя все доказательства противоправных деяний уже зафиксированы, а если бы это было не так? Пока месяцами добиваешься процессуального документа, часть доказательств уже утрачена, видеозаписи с камер перезаписаны, свидетели забывают важные детали и т.д. – и все это должно пресекаться прокуратурой, но, увы, прокуратуру этот бардак почему-то устраивает. 

Собираем «богатый  урожай» прокурорских отписок 

На приеме было подано еще две жалобы: одна по поводу того, что вопреки требованиям УПК РФ не были проведены проверки по фактам, изложенным в моих статьях, 11 статей я приложила на CD-диске. 

И еще одна моя жалоба касалась очень важного вопроса: в прямое нарушение действующего законодательства приставы-исполнители на Кавминводах подменяют получателя присужденных судами средств по делам, в которых участвует в качестве представителя ессентукская ассоциация собственников недвижимости «Партнер»: в решении судов и в исполнительных листах написано, что долги должны быть взысканы в пользу ТСЖ, а приставы перечисляют их на расчетный счет «Партнера».  

Таким образом, в распоряжение председателя правления «Партнера» Дмитрия Захарьящева ежегодно попадают огромные деньги, которые он расходует бесконтрольно и, как считаю, небескорыстно. 

Подав жалобу на имя прежнего прокурора района А. Козловцева, что присужденные судами суммы с меня и с моей доверительницы В. Жуковой незаконно перечислены «Партнеру», я получила от него документ, который позволил бы закрыть эту проблему раз и навсегда, поскольку такая практика происходит по всем Кавминводам, он направил проект представления в краевую прокуратуру.  

Смысл этого документа был в том, чтобы краевая прокуратура подписала и направила это представление в краевое управление судебных приставов, а управление, в свою очередь, спустило бы это представление в низовые отделы с требованием прекратить незаконную практику. 

Но направленный А. Козловцевым проект постановления как в воду канул: ответа не получила ни прокуратура, ни мы с Жуковой. Было это еще в 2015 году, и, судя по тому, что незаконная практика продолжилась годами как ни в чем не бывало, прокуратура проект постановления не подписала. 

А почему? – раз за разом я пыталась добиться ответа, приходила на приемы к разным представителям краевой прокуратуры, подавая запросы, но в ответ - тишина или для разнообразия пустые отписки не по существу. Я бы сказала – тишина, пахнущая коррупцией. 

Этот же вопрос я подняла снова на приеме у прокурора Лоренца: разрешите же эту загадку - кто же «затормозил» проект представления А. Козловцева и по каким основаниям? 

И что же я получаю от той же госпожи И. Козыревой? Сказочный винегрет из недомолвок и передергиваний, ничего по существу! 

По первой жалобе, касающейся статей в «Открытой», она пишет, что в 2011 году Ессентукский городской суд отказал в иске прокуратуры о ликвидации «Партнера». Это действительно так, но судья указала, что, по мнению суда, такой иск должен был подать минюст края, а не прокуратура.  

И кто мешал обязать минюст подать такой иск? Ведь почти 10 лет прошло! 

Затем классическая отписчица Козырева пишет, что в 2013 году Предгорным районным судом был удовлетворен иск В. Жуковой об оспаривания соглашения между ТСЖ «Тополек» и АСН СК «Партнер», согласно которому передавалось право «Партнеру» получать средства собственников. Но краевым судом это решение отменено.  

И опять дьявол кроется в деталях! Краевой суд отказал в с формулировкой «…В. Жукова не доказала, что у нее не было возможности вносить свои платежи именно на расчетный счет своего ТСЖ».  

Но при этом суд не подтвердил право ассоциации собирать платежи на свой расчетный счет, чем он успешно занимается вплоть до сегодняшнего дня! Я уж не говорю о том, что на сегодняшний день все соглашения давным-давно перезаключены, так зачем отписываться по поводу того, что давно не действует? 

Далее еще «смешней». Мне «разъясняет» госпожа Козырева, что минюстом края в 2019 году проведена проверка и выявлены нарушения действующего законодательства «в части… несоответствия предмета деятельности ассоциации «Партнер», закрепленного в уставе, действующему законодательству». Что же смешного – скажете вы?  

Ну, во-первых, право ассоциаций управлять домами изъято из Жилищного кодекса еще в 2011 году, а в уставе «Партнера» оно сохранялось минюстом аж до 2019-го – и опять от такой слепоты минюста разит коррупцией.  

Во-вторых, эта проверка была проведена именно по моим настоятельным жалобам.  

А в третьих, повторюсь, «Партнер» и сегодня спокойно продолжает заниматься этой незаконной деятельностью, ничего не опасаясь. 

Писала я и том, что были «распилены» огромные средства на программе по ремонту крыш, в том числе и с помощью фальсификации документов: дома (в том числе мой), были искусственно состарены на несколько десятилетий.  

С изумлением читаю из ответа Козыревой, что «выявлен факт отстутствия материала, прокуратурой района направлено требование о принятии мер по его восстановлению». Какого «материала»?!  

Были возбуждены несколько уголовных дел, проведены экспертизы, установившие завышение смет почти вдвое (об этом мне сообщал прокурор Козловцев) и, получается, что все уничтожено?! Концы в воду?  

Вместо уголовных дел «требование о восстановление материала», за неисполнение которого влепят аж две тысячи штрафа?!  

В качества вишенки на тортик мне сообщили, что в отношении главы администрации Б. Радченко, который подписывал «фальшак» с состаренными домами, вынесен отказ в возбуждении уголовного дела. Ну правильно, он же не картинки в Интернете постил, а всего-навсего помогал воровать миллионы бюджетных денег, за что ж его наказывать? Премию ему!  

И только к самому концу ответа госпожа Козырева добирается до приставов, сообщая мне, что краевым судом было установлено, что пристав-исполнитель И. Саакянц незаконно перечислила задолженность Жуковой на счет «Партнера», и что она привлечена к дисциплинарной ответственности.  

Ну, во-первых, это решение было вынесено по иску Жуковой, и этого решения мы с ней добивались в тяжелых судах, при бездействии прокуратуры.  

Во-вторых, уже по следующему суду с той же Жуковой ее долг снова был перечислен на счет «Партнера», на сей раз уже приставом-исполнителем Андреем Долбиным. Если и это не коррупция, то что это?! 

Проект представления А. Козловцева был составлен именно по этому поводу, что такой практикой занимались все приставы в делах с «Партнером», а вовсе не одна Саакянц – и куда этот проект делся?  

А вот про это госпожа Козырева не пишет, она сообщает мне, что копии ответов вам направлялись, идите, мол, лесом и возвращает мне обе мои жалобы вместе в приложениями. Браво!  

Ещё раз об уголовном деле в отношении Д. Захарьящева 

Про уголовное дело в отношении г-на Захарьящева отписались аж два краевых прокурора: все та же Козырева и Александр Шашкин. В жалобе я писала, что уголовное дело по признакам части 2 статьи 171 УК РФ («Незаконное предпринимательство») возбуждено еще в марте 2019 года, но в суд до сих пор не передано. Мало того, ни один потерпевший (в том числе и я) не опрошен.  

Я писала, что, на мой взгляд, это связано с тем, что г-н Захарьящев рвется в депутаты краевой Думы, и ему нужно успеть проскочить туда «чистеньким, а потом попробуй засудить краевого депутата! Руки прочь! Ну и вторая версия – увести от ответственности за истечением срока привлечения.  

Я просила истребовать дело в краевую прокуратуру для контроля, но, судя по ответам, истребовано оно не было. 

Причем предварительная проверка по этому делу была проведена в краевом ОЭБ и ПК (бывший ОБЭП), материал передан в следственный отдел Ессентуков уже с готовыми цифрами, которые мусолятся следствием без малого полтора года!  

При этом все это время «Партнер» продолжает заниматься ровно той же самой незаконной деятельностью, никаких обеспечительных мер не наложено, Захарьящев от руководства «Партнером» на время следствия не отстранен, денежки капают, служба идет, контора пишет. 

И Ирина Козырева, и Александр Шашкин уверяют меня, что надзор за этим делом никаких вопросов у них не вызывает. Кто-нибудь удивлен в свете вышесказанного? 

Добавлю, что феерические отписки от этих же прокуроров получили и некоторые другие участники приема, но места не хватит про все писать — речь о том, пойдет позже. 

На все эти отписки я напишу жалобы. Мне отпишется кто-то повыше должностью, скорее всего, начальники управлений, также не в срок и непроцессуально. Напишу жалобы и на них – получу похожую картину от кого-то из замов А. Лоренца. Я все это не раз проходила! 

И тогда ответ по следующей жалобе на заместителей прокурора должен будет дать сам прокурор края и вот тогда наступит момент истины, и ради этого все и затевалось. Нам очень важно знать – пришел ли в край настоящий прокурор? 

И мы обязательно напишем про развитие событий. 

Раиса АБРАМОВА,  
лауреат и призер конкурса  
«Суд будущего»  
(Москва, 2015 год) 

 

Добавить комментарий



Поделитесь в соц сетях