Поиск на сайте

 

Многочисленные заявления о грубейших нарушениях прав жителей Ставрополя администрацией А. Джатдоева бесследно исчезают в ведомстве главного надзорника города С. Степанова. А следовательно, деятельность городской прокуратуры заслуживает только отрицательной оценки.

Так считает известный адвокат Вадим Панков

Бесчестные приёмы нейтрализации граждан

«Реакция прокуроров всех уровней на несоблюдение закона, на нарушения прав и свобод людей должна быть незамедлительной и действенной, только тогда ваш труд получит заслуженно высокую оценку тех, для кого мы все работаем, - граждан России», - особо подчеркнул глава государства на заседании Генпрокуратуры РФ, посвященном 295-летию создания «ока государева».

И эту главную функцию прокуратуры Владимир Путин обозначает для людей в синей форме уже не однажды.

Воодушевившись этим посылом президента России о роли и месте прокуратуры, мы, граждане, с надеждой на защиту и пишем заявления, жалобы на чиновников, на нарушения своих законных прав и интересов, на несправедливость…

И что же наша местная прокуратура, а конкретно - доблестный городской надзорный орган, которым руководит С. Степанов? Как реагирует на жалобы и нарушения закона в краевом центре, где городская власть, донельзя осмелев от безнаказанности, давно и вызывающе «шалит» с законом и правами людей?

Покажу это на примере собственного обращения на имя главного прокурора города С. Степанова, которому я изложил факты грубейших нарушений законодательства РФ при организации деятельности платных парковок в Ставрополе.

И, в частности, рассказал о том, как административная комиссия Октябрьского района, члены которой не имеют ни малейшего понятия об основах права, конвейерным способом штрафует автомобилистов, не оплативших «платное парковочное место». Такими местами стали карманы вдоль уличных дорог и переулков, выскобленные от зеленых насаждений администрацией Джатдоева в интересах заезжего предпринимателя.

Понятно, что такие «штрафбаты» борзо работают по всему городу. Но глубоко непонятно и глубоко возмутительно то, с чего бы это муниципальные работники, получающие зарплату за счет наших налогов, в поте лица «трудятся» на карман чужого бизнеса?

И пусть нам не говорят, что «тут ни при чем Джатдоев», который ведь не организовал платную парковку под окнами собственного благоустроенного жилья, не вырубил для этого у себя деревья и кустарники. Но в праве жить  в условиях элементарного благоустройства отказал тысячам жителей города, который неизвестно как и неизвестно кем вдруг «признан» самым благоустроенным городом России.

А хоть кто-нибудь когда-нибудь опрашивал ставропольцев, как им живется в городе? В городе, где незаконная застройка идет по «красным линиям», где беззаконно вырубаются городские леса, где целые районы задыхаются без очистных сооружений, где катастрофа с общественным транспортом и полный коллапс движения в окраинных новостройках, где сотни миллионов вбухиваются якобы в ремонт городских дорог, который проводится без всяких согласований и проектов, что позволяет «зарыть», то есть украсть, огромные средства...

Именно об этом идет поток заявлений в прокуратуру, которая освоила бесчестные приемы нейтрализации этих заявлений. А именно:

- один письменный жанр - отписки по многолетнему шаблону, забитому в каждый прокурорский компьютер;

- один вид бюрократического спорта - игра в пинг-понг, спуская жалобы вниз или тому, на кого жалуются;

- один цирковой фокус - подмена субъекта права: им заявитель твердит про Фому (про конкретное преступление), а они ему - про Ерему (про отдельный частный момент);

- театральный прием - изображать внезапный отказ органов слуха и зрения:  «ничего не вижу, ничего не слышу...»

Жалобу на «шалости» спустили в унитаз

Эти приемы использовали в городском надзоре, когда готовили ответ на мое заявление прокурору Степанову (напомню, что целиком заявление было опубликовано в «Открытой» (№13 от 5.04.17 г.). И мы обещали, что проинформируем читателей о том, какой будет официальная реакция адресата. Те, кто читал мое заявление, знают: указанные в нем нарушения носят массовый характер, распространяются на все платные парковки в Ставрополе, расположенные в самых неподходящих местах.

Городская администрация вместе с краснодарскими коммерсантами наплевали на безопасность движения в городе. Ведь парковки они воткнули прямо вдоль уличной дорожной сети, что категорически запрещают делать действующие законодательные нормы.

Они захватили придомовые территории многоэтажек, лишив жителей перенаселенных микрорайнов последних островков мизерного комфорта, возможности даже безопасно передвигаться в пределах своего дома, не говоря уже о пожилых людях, детях, родителях с детскими колясками…

Нарушаются все нормы пожарной, экологической безопасности. Отобраны в коммерческих интересах краснодарских парковщиков - не по праву, не по закону - прилегающие площадки у магазинов (резко потерявших товарооборот и прибыль), образовательных, лечебных учреждений и прочих социальных объектов, создав массу проблем горожанам, враз потерявшим право на свободное передвижение в родном городе.

Господин Степанов, конечно, назубок обязан знать наказ президента «незамедлительно и действенно» реагировать на нарушения прав граждан. И я, разумеется, надеялся на то, что он поручит тщательно проверить мои доводы.

Так вот, в конце апреля на свое заявление я получил ответ из прокуратуры Ставрополя, но не за подписью Степанова (к которому обращался в связи с важностью темы отнюдь не частного порядка), а за подписью одного из его замов С. Козыревой.

Кто не знает «тонкостей» чиновничьей кухни, поясню: когда тема обращения касается беззакония большого чина, острого вопроса, обязывающего руководителя ведомства действовать принципиально, то есть строго по закону, а он от этого бежит как черт от ладана, то, как правило, отписки маркируют его заместители.

В случае чего, при изменении «направления ветра», начальнику можно сыграть сценку озабоченности и театрально пожурить подчиненного, который-де не справился с поручением.

Весь ответ Козыревой уложился, по сути, в следующее:  «В части доводов о несогласии с действиями административной комиссии Октябрьского района Ставрополя ваше заявление направлено для рассмотрения в прокуратуру Октябрьского района».

А что же «в части» остального в заявлении, то есть самого главного - фактов беззаконий с платными парковками во всем городе?

Вот остального-то в заявлении «не заметили» - отмазались, открестились и, возможно, успокоили городскую верхушку: мол, не волнуйтесь - в очередной раз жалобу на ваши шалости мы в унитаз спустили.

Точно так же поступила и Октябрьская прокуратура, и оттуда не пришло никакого ответа. Конечно, никакой проверкой ни там, ни там не заморачивались, просто одна прокурорская контора спихнула жалобу другой конторе-заединщице, и обе умыли руки.

Раскрою и этот секрет правоохранительной и надзорной кухни, продемонстрированный вышеупомянутыми органами. Когда их сотрудники играют с жалобами вот в такой пинг-понг, «замыливая» проверку нарушений закона, это со всей определенностью говорит об одном: ставропольские надзорники в договорном порядке объединяют усилия по защите должностных лиц, что бы муниципальная верхушка ни вытворяла. И такая защита, означающая полный отход от прямых указаний генпрокурора и президента России, может быть только корыстной, типа «услуга за услугу».

Как сказал классик, «отрицательный результат – тоже результат». Своим незаконным бездействием наша городская прокуратура в очередной раз продемонстрировала свое истинное лицо, свои целеустремления: ведомство Степанова защищает не наши с вами права, не закон России, а администрацию Ставрополя.

Напряжённость растёт, доверие падает

Мы часто сетуем на Кремль, обвиняя руководство страны в наших местных бедах, хотя на многих примерах взаимоотношений с местным чиновничеством видим - наши беды в них. Это они незаконным бездействием, а порою и явно незаконными действиями дискредитируют государственную власть, разрушают государственные основы, формируют взрывные отношения в обществе.

Что же делать? Единственным реальным механизмом защиты наших с вами законных прав и интересов становится только суд! Много пишется о процессах самоочищения, которые начались в судейском сообществе Ставрополья после прихода на должность председателя краевого суда Е. Кузина.

Как адвокат, я практически ежедневно участвую в судебных процессах и ощущаю медленные, но очевидно позитивные изменения в судебной практике. Хочу сказать, что с уходом в почетную отставку многих «опытных и заслуженных» служителей Фемиды правосудие на Ставрополье теряет свои устоявшиеся кривосудные черты.

Оно становится более ориентированным на соблюдение наших с вами законных прав и интересов, а ведь раньше ее сугубым приоритетом была защита интересов чиновничьих групп по принципу «ты мне – я тебе».

Но в судебную систему приходят новые люди, многие из других регионов страны, где коррупционный, клановый принцип работы, как говорят знающие люди, и близко не имеет той фундаментальной базы, которая сформировалась на Ставрополье.

Например, с недавним назначением в Ленинский райсуд Ставрополя нового председателя судьи этого подразделения перестают наконец «отфутболивать» жалобы, поданные в порядке ст. 125 УПК, в которых граждане обжалуют незаконные действия должностных лиц при производстве предварительного следствия.

Мало того, судьи начали признавать незаконными действия следственных работников даже тогда, когда прокуратура (как и в случае с моим заявлением о платных парковках) эти незаконные действия покрывает, а само заявление «замыливает», отправляя его на рассмотрение в тот же орган, на который подается жалоба.

Вот и я на днях получил ответ за подписью замначальника краевого управления МВД по надзору за уголовно-процессуальной деятельностью С. Пильтяй, который «традиционно», не рассматривая мою жалобу на незаконные действия полицейского следователя А. Арутюняна, направил ее в тот же орган, на который я и жаловался. Но теперь у меня есть надежда, что суд, в котором я обжалую эту привычную уловку полицейских чинов, как прежде, уже не поддержит.

Анализ деятельности органов надзора Ставрополья и, в частности, городской прокуратуры однозначно указывает на высокую степень их профессионального неблагополучия: прокурорские работники на Ставрополье (за исключением отдельных лиц) категорически устранились от выполнения своей основной функции - надзора за соблюдением законности, отчего - по ощущениям и известным фактам - криминальная напряженность в краевом центре не спадает, а недоверие граждан к власти нарастает.

Конечно, вывод напрашивается сам собой: орган надзора крайне нуждается в обновлении и самоочищении.

Но большой-большой вопрос: кто будет это проводить? Ведь ситуация неблагополучия в ставропольской ветви государствообразующего органа зашла, как представляется, слишком далеко. И местных сил на запуск процесса оздоровления вряд ли хватит, что подтверждается полным отсутствием таких признаков сегодня.

Вадим ПАНКОВ,
адвокат (на фото)
 


Поделитесь в соц сетях


Комментарии

Раиса Абрамова
Аватар пользователя Раиса Абрамова

Опрашивали меня недавно в Предгорной прокуратуре.  Предмет жалобы был - бездействие краевой прокуратуры и  сдаваась жалоба в Генеральную прокуратуру.

А рассматривать прислали в Предгорную. Вот так эта прокурадура "работает".  Я,  конечно, написала, что предмет моей жалобы вне компетенции Предгорной прокуратуры,  и я не вижу смысла принимать участие в имитации бурной деятельности,  ни на какие вопросы отвечать не вижу смысла.

Раиса Абрамова
Аватар пользователя Раиса Абрамова

Вот решение по КАС для тех. кто понимает  https://rospravosudie.com/court-kislovodskij-gorodskoj-sud-stavropolskij...                                                                                                                                                                                          Тем, кто считает, что проверку по жалобе на краевую прокуратуру может проводить Предгорная прокуратура, просьба не читать, чтобы не повредить головку

Раиса Абрамова
Аватар пользователя Раиса Абрамова

Краевая меня уже опрашивала по этим же вопросам

Алексей (не проверено)
Аватар пользователя Алексей
Горожанка (не проверено)
Аватар пользователя Горожанка

Краевая прокуратура отреагировала на наше заявление от общественников после назначения нового прокурора СК. Появилась надежда, что изменения "не за горами". Честные судьи - это хорошо, но честная работа прокуратуры еще важнее. От нее зависит объективность и справедливость решения суда.

Добавить комментарий