Поиск на сайте

 

 

 
Заклятые друзья, непримиримые враги:
 

Россия и Германия в Первой мировой войне

 

Двадцатый век обещал миру благополучие и процветание. Казалось, ничто не предвещало приближения мировой катастрофы. Петербург выглядел преуспевающим и беспечным. Роскошные выезды с лакеями, сверкающие жемчугами и бриллиантами витрины магазинов. По вечерам девы-лебеди кружились на сцене Имперского балета. Росли как грибы после дождя частные банки. Дымили трубы фабрик и заводов. Появились биржи со спекулятивной горячкой и маклерами, акционерные общества.

Наряду с карточной процветала биржевая игра. В большую моду входило танго. Газеты пестрили сенсационными судебными процессами и смаковали убийства на почве страсти или самоубийства от неудачных сделок и разорения.

Таким описал Петербург накануне войны великий князь Александр Михайлович, сын наместника Кавказа – Михаила Николаевича Романова.

Биржевая истерия и беспечность царили и в странах Западной Европы. И только выстрел в Сараево прозвучал неожиданно и тревожно.

Воевать из-за недоразумения Австро-Венгрии и Сербии? В это не хотелось верить, и потому с удивлением читали вскоре появившиеся в европейских газетах и на уличных тумбах объявления о мобилизации. В последние дни июля 1914 года во всех церквях и соборах крупных городов России шли молебны и чтения Манифеста об объявлении войны в ответ на ультиматумы Австро-Венгрии и Германии.

Как России не вступиться за братьев славян в очередной раз? Но уже в августе 1914 года воевали друг с другом пять государств, а в итоге было втянуто в войну 38 государств всех континентов. Такой мировой мясорубки человечество ещё не знало.

Но у каждой войны есть причины и поводы. Поводы всегда на виду, а причины маскируются и скрываются. Первая мировая война исключением не стала. Её кровавый опыт позволяет порассуждать, какие подводные течения то сближают, то разделяют страны, превращая их  из союзников во врагов и наоборот.

 
 
Николай II с генералами Янушкевичем, Рузским и Брусиловым
 

Как известно, Россию Германию связывали не только интересы в мировых делах, но и династические браки. В ряде случаев разногласия удавалось преодолевать, пока Германия не объединилась и не стала претендовать на свой кусок пирога в поделенном мире.

Пока наращивались военные мускулы, Германия решила использовать против России экономические санкции. Поскольку в конце ХХ века эта страна была главным кредитором России и русские займы размещались на берлинской бирже, канцлер Бисмарк распорядился всем держателям русских акций и других ценных бумаг продать их, а Германскому банку – прекратить выдавать под них ссуды и принимать в залог. Но результат оказался противоположным ожидаемому.

Вместо того чтобы пойти на поклон к Германии, российское правительство стало размещать займы во французских банках. Кроме того, Германия лишилась льгот на покупку российского зерна. Началось сближение России и Франции. Но войны развязывали ещё и личности, находящиеся у власти.

Весной 1888 года умер престарелый германский кайзер Вильгельм I. Его сын и преемник Фридрих III скончался через три месяца, и на германском престоле оказался его сын Вильгельм II. Новоиспеченному императору не было и 30 лет.

Но дело не только в возрасте. Лидером нации стал человек с огромным самомнением и закаленной волей от постоянных физических страданий - его постоянно мучили  боли от родовых травм: у него был порван плечевой нерв, искривлена шея, а левая рука короче правой на 15 см. Физические недуги породили комплекс неполноценности и развили манию самоутверждения везде и во всем.

В его окружении острили, что новому кайзеру на чужой свадьбе хочется быть невестой, на крестинах – новорожденным, на похоронах – покойником, т.е. в центре внимания. Не случайно троюродный брат Вильгельма II российский император Александр III, здоровяк и тугодум, однажды сказал, что способен выносить своего кузена только до обеда.

Поскольку Вильгельм II не доверял никому и не терпел возражений, он стал удалять наиболее опытных и независимых политиков. Прежде всего получил отставку канцлер Бисмарк. В первую очередь он не устраивал кайзера, поскольку избегал открытого противоборства с Англией и Россией. Новый канцлер Лео фон Каприви и министр иностранных дел барон Фридрих фон Гольштейн с благословения Вильгельма II взяли курс на «дипломатию силы».

 
 

Вскоре на российском престоле сменился император. Им стал деликатный и нерешительный Николай II. Волевой и напористый «дядя Вилли» стал давать советы своему «племяннику».

Прежде всего Вильгельма II устраивал курс России на закрепление на Дальнем Востоке, подальше от европейских дел. С германской стороны было сделано всё, чтобы столкнуть Россию с Японией, набирающей силу в регионе. Сокрушительное поражение в русско-японской войне заставило Россию искать более тесные контакты в Европе. Возможное сближение России с Францией и Англией совсем не устраивало Германию.

В июле 1905 года, во время совместной прогулки на Балтике, кайзер Вильгельм II предложил Николаю II подписать союзный договор между их странами. Царь уступил напору «дяди Вилли» и поставил свою подпись. А вернувшись с прогулки, Николай II попал под пресс своих министров, доказывавших царю, что без финансов Лондона и Парижа России не обойтись. Царю пришлось отзывать свою подпись под предлогом невозможности договора без Франции, давнего недруга Германии.

Раздосадованный такой легкостью «племянника», Вильгельм II поручил ген-штабу разработку плана войны на два фронта – против Франции и России. С Францией планировалось покончить за 39 дней, с Россией – за несколько месяцев.

Немцы полагали, что у русских, ослабленных войной с Японией, будут проблемы с людскими ресурсами, вооружением и снабжением. Отложить войну почти на 10 лет Вильгельма II заставила мощь военно-морского флота Англии, растущая финансовая сила США, нестабильная политическая обстановка внутри германского общества.

 
 
Кавказский фронт. Пулеметная команда
 

Первая мировая война, как и всякая другая, затеянная в тиши кабинетов, оказалась непредсказуемой.

Никто не мог предвидеть ни её сроков, ни масштабов, ни последствий. Виновные в развязывании войны, австрийский император и кайзер Вильгельм II, не предполагали, что их империи рухнут вместе с Российской, что Франц Иосиф I умрет естественной смертью в 1916 году в возрасте 86 лет, а Николай II будет расстрелян за четыре месяца до окончания бесславной для России войны, несмотря на чудовищные жертвы.

К Вильгельму II судьба окажется более благосклонной. Он благополучно доживет до развязывания Гитлером Второй мировой войны, но не увидит позорного для Германии конца. Отойдя в мир иной в 1941 году, он не узнает об утрате своей малой родины – Пруссии с её Кенигсбергом.

Поумнел ли ХХ век? К сожалению, нет. Та же дипломатия силы и экономических санкций. Те же амбиции вождей наций. Тот же хрупкий мир, способный взорваться от ракеты, пущенной с провокационной целью…

 
Тамара КАМАЛОВА
 
 
 
 
 


Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий