Поиск на сайте

 

 

 

С предпринимателей края дерут шкуру все, у кого власть и сила

 

На прошлой неделе в канун празднования Дня российского предпринимателя по инициативе нового губернатора Ставрополья Валерия Гаевского в правительстве края состоялось заседание Совета по развитию малого и среднего бизнеса. Это событие вдвойне важно для ставропольского бизнес-сообщества, так ведь данный Совет не собирался целых два года – с тех пор, как Гаевский был отправлен прежним губернатором в отставку с поста «экономического» зампреда краевого правительства.
Об итогах совещания, родившихся после него надеждах и перспективах корреспондент «Открытой» газеты беседует с руководителем краевого отделения Всероссийской организации малого и среднего бизнеса «ОПОРА России», кандидатом экономических наук Сергеем ХАРИТОНОВЫМ.
 

- Сергей Алексеевич, на прошлой неделе Ставрополье получило нового губернатора. Какие надежды на него возлагаете?
- Валерий Вениаминович - это очень целеустремленный, активный, принципиальный человек, который прекрасно знает специфику нашего региона. Очень весомый плюс: то, что он экономист по образованию и сам долгое время работал в бизнесе, поэтому не понаслышке знает проблемы предпринимательства. Мы знакомы с ним еще с 2000 года, когда вместе работали в краевом предвыборном штабе Путина. Гаевский тогда курировал в правительстве экономический блок, а я возглавлял краевой Фонд поддержки предпринимательства.
Итогом знакомства стало то, что Гаевский предложил мне постоянно присутствовать на планерках в правительстве в качестве одного из лидеров краевого бизнес-сообщества. Сработались быстро: нашими усилиями был создан Общественный совет по развитию предпринимательства, где «ОПОРА» поднимала перед депутатами и чиновниками конкретные вопросы, и мы совместно их решали.
Именно благодаря Гаевскому в краевом бюджете отдельной строкой была прописана поддержка предпринимательства, принята соответствующая программа и краевой закон «Об инвестиционной деятельности», в Ставрополе открылся центр инноваций и инвестиций, наш край стал участником проекта Евросоюза «Наука и коммерциализация технологий»...
Потом, в конце 2005-го, курировать экономический блок пришел туляк Анатолий Воропаев, который все хорошие начинания своего предшественника похоронил: перестал собираться предпринимательский Совет, был поставлен жирный крест на инновационной деятельности.
- Но ведь и сейчас из бюджета края ежегодно выделяется на поддержку малого бизнеса 18 млн. рублей. Сумма немалая.
- Честно вам скажу: никакого реального эффекта от этих вливаний нет. Я вообще не знаю, на что конкретно тратятся эти миллионы. Видимо, на какие-то круглые столы, выставки и прочие декоративные мероприятия «для галочки». Больше всего меня печалит, что сегодня у чиновников края напрочь отсутствует заинтересованность в развитии предпринимательства. Судите сами: малый бизнес на уровне региона курирует скромный отдел в минэкономики, где трудятся лишь несколько человек.
Я был недавно в Ярославской области и воочию увидел, как поставлена подобная работа там. Поддержкой предпринимательства занимается целый департамент, подчиненный напрямую губернатору Вахрукову. В структуре этого департамента есть общие отделы и ряд специалистов, которые взаимодействуют с профильными министерствами, решая проблемы малого бизнеса в разных отраслях: строительстве, здравоохранении, транспорте... Вот там схема поддержки малого бизнеса близкая к идеальной.
- На первом заседании краевого предпринимательского Совета участники раскритиковали два местных закона: «Об инвестиционной деятельности» и «О некоторых вопросах развития малого и среднего предпринимательства». Почему? Неужели эти документы Ставрополью не нужны?
- Очень даже нужны, но не в той форме, в которой они существуют сейчас. Например, закон «Об инвестиционной деятельности», принятый почти год назад, до сих пор не заработал. Причем тормозит его реализацию именно минэкономики края, которое не сформировало координационный совет и не приняло перечень приоритетных инвестпроектов. Не проработало министерство вопросы финансирования, без которых мы не можем создать в крае Инвестиционный фонд и Агентство региональных инвестиций.
Что касается второго закона «О поддержке предпринимательства», то он еще находится в проработке в краевой Думе. Главная претензия к нему - это пустой, декларативный документ, там не конкретные меры поддержки прописаны, а лишь общие слова, которые можно прочесть и в аналогичном федеральном законе.
- И какие это должны быть меры?
- В первую очередь, нужно активизировать работу недавно созданного краевого информационно-консультативного центра для предпринимателей со службой «скорой юридической помощи». Что это такое на практике, я увидел во время недавнего визита в Краснодар. Допустим, приходит на фирму санитарный врач или милиционер с требованием провести внеплановую проверку. Бизнесмен звонит в «скорую», где ему квалифицированный юрист разъясняет, законна ли такая проверка или нет, в каком порядке она должна проходить, как должно быть оформлено предписание и так далее.
В рамках консультативного центра также необходимо создать кредитное бюро, где экономисты и юристы будут помогать бизнесменам оформлять документы для получения банковских кредитов на развитие бизнеса. Ведь не секрет, что сейчас получить кредит для малого предприятия (а уж тем более инновационного, то есть с высокими рисками бизнеса) очень непросто - в этом вопросе коммерческие банки по части волокиты ничуть не уступают иным бюрократическим ведомствам.
- А как же бюджетная кредитная поддержка? В крае уже много лет работает фонд для субсидирования банковских процентных ставок для предприятий.
- Малый бизнес от распределения этих денег ненавязчиво «отжали». Например, в прошлом году значительную часть этого фонда получил один из ставропольских холдингов, владеющих сетью элитных автосалонов.
- Но ведь если благодаря бюджетной поддержке автобизнес получит мощный толчок к развитию, то эти деньги вернутся в краевую казну в виде налогов сторицей?
- Государство должно оказывать помощь инновационным производствам, которые развивают новые технологии. А бюджетные субсидии для бизнеса, который априори является высокорентабельным и привлекательным для инвесторов, очень уж напоминают банальный «распил». Сфера торговли в Ставрополе и так перенасыщена деньгами, она может обойтись и без бюджетных вливаний. Посмотрите, сколько в городе за последнее время появилось супермаркетов, кафе, автосалонов - их так много, что половина пустует в ожидании посетителей, а ведь еще и новые постоянно строятся.
- Тут уж ничего не поделаешь, рынок, конкуренция...
- Это большой миф, что рыночная экономика не регулируется государством. В условиях капитализма суть грамотного госрегулирования и заключается именно в расстановке приоритетов развития между различными хозяйственными отраслями.
Один мой знакомый бизнесмен недавно вернулся из Голландии, где у него был печальный опыт организации бизнеса. Захотел открыть там в городке кафешку, пришел в префектуру за разрешением - а ему дают от ворот поворот. Отказ объяснили просто: в этом районе города по градостроительным нормативам заведений общепита уже предостаточно, так что бизнес окажется убыточным и скоро его придется сворачивать. Но коммерсант-то уедет в другое место, а что останется городу: брошеные помещения и потерявшие работу граждане?!
Вот вам госрегулирование в действии: муниципальная власть озабочена не бездумной продажей земли под коммерческие объекты, а социальной «отдачей» от этих объектов.
- Сергей Алексеевич, в одном из интервью вы как-то сказали: «Самая большая проблема предпринимателя - сам предприниматель»...
- К сожалению, за последние двадцать лет, с момента начала рыночных реформ, класса предпринимателей в России как такового не сформировалось. Пока что есть лишь прослойка экономически активного населения - но, увы, неорганизованного и безграмотного.
Если предприниматель на Западе не может найти общий язык с чиновником, он идет за помощью в свой профессиональный союз, ассоциацию, гильдию, а в России - несет взятку в контролирующий орган или в суд. На Западе вообще невозможно вести цивилизованный бизнес, не состоя в отраслевом предпринимательском союзе. Ведь именно такие союзы лоббируют интересы бизнес-сообществ в законодательных органах - например, в сфере налоговой, таможенной, тарифной политики.
А в России предпринимательское сообщество настолько раздроблено, что бизнесмены вынуждены решать системные вопросы поодиночке. Но это невозможно, тем более, что противостоящее бизнесменам чиновничество в высшей степени организовано - это единый бюрократический монолит, который даже наиболее активным одиночкам не сдвинуть с места.
- Вы говорите о раздробленности. Но ведь у нас в крае, судя по реестру общественных организаций, свыше полусотни предпринимательских союзов: объединяются врачи-частники, строители, риэлтеры, хлебопеки, кондитеры...
- Большинство из этих организаций - чисто декоративные структуры, которые насчитывают лишь несколько членов. Реальной работой занимаются единицы. Я не питаю иллюзий и относительно влиятельности нашей «ОПОРЫ», ведь в масштабах края в нашей организации состоят лишь несколько активных бизнес-союзов - капля в море, насчитывающем 70 тысяч предпринимателей. Похоже, процесс консолидации бизнес-сообщества в России затянется еще на долгие годы, в этом направлении хватит работы всем.
- Но почему предприниматели не готовы объединяться даже перед лицом общих проблем?
- Слишком велик административный пресс: бизнес крайне запуган, задавлен, а потому деморализован и юридически безграмотен. Впрочем, не только бизнес, но и население в целом - недаром у нас в стране гражданское общество находится в зачаточном состоянии, а влиятельные общественные организации в регионе можно по пальцам пересчитать.
Вот, например, семь лет назад вышел очень важный федеральный закон «О проверках». Если бы коммерсант хоть раз его открыл и внимательно прочитал, он бы совсем по-другому относился к проверяющим из разных инстанций, которые регулярно навещают мелкие фирмы. Ведь не секрет, что добрая половина таких «внеплановых» проверок проводится незаконно, по личной инициативе ловких инспекторов и контролеров, которым просто хочется «срубить бабки».
Знай предприниматель свои права и умей их отстаивать - он бы таких «шатунов» даже на порог своей фирмы не пускал. Ведь и сами проверяющие чиновники - такие же юридически безграмотные, как и бизнесмены. Да и зачем им законы штудировать, если они знают, что на их стороне - сила всей бюрократической машины, которая, если что, «своего» в обиду не даст. Это и есть тот самый «правовой нигилизм», о котором не раз говорил Дмитрий Медведев.
- Но реально ли разом повысить правовой уровень сотен тысяч российских предпринимателей?
- А никто и не говорит, что разом. Это очень кропотливая, долгая работа. Например, мы два года назад начали в крае масштабную программу предпринимательского всеобуча. Разработали цикл методичек (по административной реформе, налогам, документообороту, федеральному закону «О проверках»), провели с предпринимателями из районов семинары, лекции, круглые столы.
Всего по нашим подсчетам этот проект «ОПОРЫ» охватил порядка четырех тысяч бизнесменов края - но среди них в практической работе пользуется полученными на «всеобуче» знаниями сегодня лишь примерно каждый десятый.
А вот, скажем, в Европе все намного проще. Хочешь открыть свой бизнес - изволь пройти «Школу молодого предпринимателя». На этом этапе, кстати, многие из желающих и отсеиваются, понимая, что вести собственное дело им будет не по плечу. Зато в бизнесе остаются самые толковые, с базовыми юридическими и экономическими знаниями, которые на практике уже легко развить.
- Думаете, приживется такая система в России?
- Если и приживется, то очень нескоро. Еще с начала 90-х в общественном сознании сформировался порочный стереотип: рыночная экономика - это синоним вседозволенности, когда любой желающий может хоть сотню фирм наоткрывать... Ну не понимают пока российские предприниматели, что бизнес - это не только права, а прежде всего ответственность: и не только лично за себя, но и за своих сотрудников, клиентов, потребителей продукции!

Беседовал
Антон ЧАБЛИН

 

 

"Контролеров" усмирят

 

Две недели назад президент Медведев подписал Указ «О неотложных мерах по ликвидации административных ограничений при осуществлении предпринимательской деятельности». Основным новшеством этого документа стала фактическая отмена проверок предприятий малого бизнеса. Отныне внеплановые проверки должны проводиться только с согласия прокурора региона (то есть в экстренных случаях), а количество плановых сведено до минимума - одна в три года.



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий