Поиск на сайте

Чему учиться? 

► Знаниям и умениям, в которых нуждаешься сам, но которым мало где учат. 

Кто будет учить? 

► Те, кто знает и умеет, - их выберет редакция, но участие также примут и ее сотрудники,
     у которых огромный опыт,
     профессиональные награды и ученые степени . 
 

Есть ли выбор? 

► Есть! У кого конкретно хотите вы набираться ума-разума? Найдем, уговорим, упросим!  

Чему научат журналисты?  

► Четко выражать и письменно излагать мысли, правильно говорить и грамотно писать
    (нормы и особенности русского языка), умение убеждать и дискутировать,
    этика поведения, защитные реакции общения в чуждой среде,
    психология - «послушай советы»:
    как искать выход из «безвыходного положения», депрессии и одиночества,
    обрети уверенность – поверь, что для этого у тебя все есть... 
 

В какой форме занятия: 

► лекции, беседы, диалоги, дискуссии, конкурсы, обмен опытом, занимательная практика… 

Возраст? 

► По группам –  без ограничений 

С какого времени? 

► С любого!  Приходи – и включайся в процесс на любой стадии.   

СПРАВКА  

Консультации, вопросы, запись  по тел. редакции 26-60-70 в рабочие дни с 10 до 14час
Можете оставить свой телефон на сайте – позвоним 
 

ПОСЛЕСЛОВИЕ:  

Людмила ЛЕОНТЬЕВА, главный редактор «Открытой» газеты:   

Человеку надо и много, и мало – с какой стороны на это взглянуть…  

 

 
                               

Кому старался подражать Михаил Сергеевич, чем он запомнился на Ставрополье и почему случилась антиалкогольная кампания

Часть 3.  Начало в №8 от 26.02.18 г., №11 от 19.03.18 г.

Ломка взглядов

В начале 1956 года состоялся ХХ съезд КПСС. Доклад Хрущева на закрытом заседании о культе личности Сталина стал, по словам Горбачева, «политическим и психологическим шоком» для страны.

Он ознакомился с содержанием доклада в крайкоме партии. Из мемуаров Горбачева: «Я поддержал мужественный шаг Хрущева. Своей позиции не скрывал, выражал ее публично». Однако это Горбачев напишет через 40 лет, когда его мировоззрение коренным образом изменилось. Горбачев говорит слишком общими фразами.

Наверно, многое подзабылось (или хотелось забыть). Как-то не верится, что эта первая (но не последняя) ломка взглядов совершилась так просто.

Можно предположить, он испытал нечто подобное удару молнии. Устоявшаяся политическая философия затрещала по швам: вчера Сталин – непогрешимый человекобог, незапятнанное светило, а сегодня – объект безжалостной критики, которая становилась день ото дня смелее и смелее.

Горбачев стоял у подножия партийной пирамиды власти (и был ее частью). Подавленный, растерянный, смотрел он на самый верх, откуда Хрущев, подобно всемогущему Зевсу, метал громы и молнии в злодея Сталина.

Хотя Никита Сергеевич говорил в докладе об известных, крупных партийных деятелях, попавших под молох репрессий, Горбачеву вспомнились его деды, пострадавшие в роковые 30-е. И Хрущев приобретал в его глазах ореол благородного мстителя за их страдания.

Симпатия возросла, когда Горбачев воочию увидел Хрущева в октябре 1958 года в Ставрополе – тот приехал для вручения краю ордена Ленина. Горбачев внимательно присматривается к обожаемому им лидеру партии и государства: «Наблюдая за манерой поведения Никиты Сергеевича, я отметил его открытость и искренность, своеобразную народность, желание идти на контакты со всеми. «Стиль» Хрущева создавал своего рода эталон, и многие руководители рангом пониже старались подражать ему».

Сказано: «Не сотвори себе кумира!» Горбачев сотворил: Хрущев стал его кумиром на всю жизнь. То, за что ругали (и справедливо!) Хрущева (субъективизм, волюнтаризм, авантюризм – назовем это условно хрущевской триадой), Горбачев взял на вооружение, когда пришел к власти.

На кого похож Горбачев? По словам одного из исследователей биографии Михаила Сергеевича, на деда, это якобы подтверждают слова его матери, Марии Пантелеевны: «Ну вылитый дед, Пантелей Ефимович. А как говорить начнет, то и все – одни жесты, выражения».

Спору нет, бессознательно Горбачев многое скопировал в манере держаться, говорить от своего деда. Однако на мой взгляд, определяющее влияние на него оказал Хрущев.

Именно у последнего Горбачев позаимствовал то, что создало его образ как политика – показные народность и открытость, склонность к волевым, невыверенным решениям, к авантюрам, говорению экспромтом, без бумажки… И главное – «стиль» мышления и действий.

В 1961 году Горбачев как делегат от Ставрополья присутствует на XXII съезде КПСС. Почтительно он лицезреет и слушает своего кумира. Узнает о новой программе КПСС – к 1980 году в стране построят коммунизм. И Горбачев, как и все присутствующие, в это верит и бурно аплодирует Хрущеву.

Съезд принял важные решения по дальнейшей десталинизации: тело Сталина вынесли из Мавзолея и захоронили у Кремлевской стены, начались переименования всего и вся, что напоминало о Сталине, снос и разрушение памятников вождю.

Дошла очередь и до Ставрополя: под покровом глубокой ночи снесли огромную скульптуру «отца народов» в центре города, проспект Сталина переименовали в проспект К. Маркса.

Между тем авторитет Хрущева, а с ним и партии, стремительно падал. Росло недовольство. Общество устало от бесконечных кампаний – «кукурузной», «мясной», антирелигиозной… Военные были недовольны значительным сокращением собственных Вооруженных сил…

Интеллигенция – диктатом власти в сфере культуры… Партчиновники – падением темпов экономического роста страны, плачевным состоянием сельского хозяйства (именно при Хрущеве СССР стал закупать значительные партии зерна за границей), постоянными реорганизациями, управленческой неразберихой…

Всех напугал Карибский кризис, когда СССР и США оказались на грани ядерной войны… Наконец, произошел расстрел рабочих в Новочеркасске…

На мой взгляд, если бы Хрущев «поцарствовал» еще год-два, он довел бы страну до ручки и все кончилось бы тем, что случилось при Горбачеве. Однако система вовремя почувствовала угрозу для своего существования и нанесла упреждающий удар.

Хрущева свергли на октябрьском пленуме ЦК в 1964 году. К власти пришел осторожный, не склонный к экспромтам и авантюрам Брежнев, при котором имя Никиты Сергеевича упоминалось лишь в негативном контексте. Отменив хрущевские новации, Брежнев стабилизировал обстановку в партии и стране.

Горбачев затаился на долгие годы, скрывая свое истинное отношение к Хрущеву. Он овладел искусством мимикрии, пел аллилуйю новому генсеку и ждал своего часа.

Можно представить: поздний вечер, Михаил Сергеевич у себя дома, стараясь, чтобы никто не видел, увлеченно читает какой-нибудь том из собрания сочинений Хрущева. Взгляд его отрывается от страницы. Он задумывается.

Да, это был великий человек, которого никогда не забудут за первый приступ к демонтажу косной системы, за первую попытку повернуть общество к демократии. А его миссия – продолжить дело Хрущева, совершить второй, решительный приступ…

Генеральный секретарь Политбюро ЦК КПСС Л. И. Брежнев и члены Политбюро в Ставропольском крае. 1970-е гг.

Штрихи к портрету ставропольского «князя»

Знавшие Горбачева отмечают его высокую работоспособность и в то же время склонность к имитации кипучей деятельности, легковесность и незавершенность его дел. Он всегда хотел лишь погромче заявить о себе, оказаться в центре внимания.

Анатолий Коробейников, который близко знал Горбачева по совместной работе, в книге «Горбачев: другое лицо» вспоминает о его «славных» деяниях на Ставрополье: «Прогремел ипатовский метод – и лопнул; «петушился» над созданием межхозяйственных предприятий – МХП (в народе быстро и по-своему «расшифровали» эту аббревиатуру: Михаил х…), придумал и бросил; настроил сотни животноводческих комплексов и забыл о них… И так практически во всем…»

Горбачев был начетчиком в области марксизма-ленинизма, мог кстати ввернуть в свою речь цитату из классиков. Умел покрасоваться, блеснуть эрудицией. Как свидетельствует много лет работавший вместе с Горбачевым секретарь Ставропольского крайкома КПСС Виктор Казначеев, читать Михаил Сергеевич не любил: «Просматривал книги по списку, который присылали ему из центра, интересовался только произведениями нашумевших авторов.

Чаще всего ограничивался аннотациями или предисловиями к книгам, которые ему подбирали помощники. Если речь заходила о литературе вообще, Михаил Сергеевич восклицал: «Прочитаешь иную справку – это же целый роман!»

О культурном уровне будущего ревнителя общечеловеческих ценностей говорит тот факт, что он умел смачно материться, оправдываясь своим крестьянским происхождением.

Горбачев любил лесть, доносы, благоволил угодникам и подхалимам. Он не терпел ершистых журналистов и избавился от них. Виктор Казначеев говорит: «Он без особого труда постепенно сумел заменить «занозистых» писак покорными. Начал приглашать их на заседания бюро крайкома. Хвалебные статьи ему теперь были обеспечены».

Михаил Сергеевич вел себя на Ставрополье, по словам В. Казначеева, «как полновластный князь»: «Ему всегда хотелось во всем быть первым. Именно у него в крае появились первая «Нива», новая «Волга», «Чайка».

Когда из Польши в Ставрополь доставили самолет «АН-2» в салонном исполнении, Горбачев тут же показал его Раисе Максимовне и похвастался: «Рая, смотри, это мой персональный самолет».

Современниками уже в ставропольский период деятельности Горбачева замечены многие отрицательные черты его характера – болезненная жажда власти, лицемерие, интриганство, завистливость и мстительность, изощренная осторожность, хитроумие, самодовольство и самолюбование…

К сожалению, «феномен Горбачева» разгадали уже после того, как он завершил свою главную «работу» – развалил и страну, и партию. Словно бы некая инфернальная сила оберегала Горбачева, не позволяла окружающим вовремя понять его истинную сущность.

Тот же Казначеев признается, что «сам долгие годы был в плену его обаяния». И не вина это Виктора Алексеевича, а беда всего общества, не сумевшего противостоять горбачевским чарам.

М.С. Горбачёв и председатель Венгерской социалистической партии Я. Кадар на отдыхе в Ставропольском крае. 1970-е годы

Особые отношения с «зелёным змием»

С водкой Горбачев познакомился на первой годовщине Победы – 9 Мая 1946 года (потом о празднике надолго забыли: вновь отмечать День Победы стали лишь при Брежневе).

Гуляло все село. 15-летнего Михаила напоили отец и родной дядька. Хотели приобщить, так сказать, к «взрослой жизни».

У Горбачева застучало в висках, голова пошла кругом, едва не потерял сознание. Выручила любимого внука бабушка – Василиса Лукьяновна набросилась на мужиков с кулаками и криком: «Уроды! Что делаете? Оставьте хлопца в покое!»

Другой случай не заставил себя долго ждать. Закончилась страда, и механизаторы решили отметить это событие. Достали ящик водки, спирт. Собрались в полевом вагончике. Сидят, пьют, закусывают, болтают.

И тут бригадир вдруг говорит Михаилу: «Пей давай! Пора уже настоящим мужиком быть». Посмотрел на отца – тот безмолвствует, лишь усмехается. Понял это как знак одобрения.

Налили ему кружку спирта, а он думал, что там водка. Никто не предупредил: надо задержать дыхание, выпить и сразу же запить водой. Михаил опрокинул в себя содержимое кружки. И началось!

Внутри все заполыхало адским огнем. Хватал ртом воздух. Закачало из стороны в сторону. А мужики дружно хохотали. И в том числе – отец. Да, всласть посмеялись в тот день над будущим автором «сухого закона»!

Вызывают удивление «воспитательные» методы Горбачева-старшего. В то же время, если подумать, определенный смысл в них имеется: все равно сын где-нибудь попробует, так пусть лучше не в дурной компании, не в темном углу, а у него на глазах, на людях.

Как бы то ни было, этот опыт у Горбачева-младшего вызвал стойкое отвращение к спиртному. Он понял, что без водки в жизни не обойтись, запретить ее он пока не может. Так что надо знать меру и ждать лучших времен.

Работая на ответственных должностях, Горбачев принимал активное участие в работе многочисленных съездов, совещаний, конференций, пленумов, разъезжал по всему краю, регулярно принимал и организовывал отдых высоких гостей…

Понятно, без обильных возлияний это не проходило. Но в злоупотреблении спиртными напитками Горбачев не замечен.

В 1970 году, уже после избрания первым секретарем крайкома, Горбачев приезжает в Москву на сессию Верховного Совета СССР. Останавливается в гостинице «Москва» и попадает в один из люксовых номеров, где собрался «корпус первых секретарей» – главной опоры власти. Посмотрим его глазами на царящие там нравы: «Знакомство, как во времена Петра Первого, началось с того, что мне дали большой фужер, до краев наполненный водкой, и таким образом предложили присоединиться к общему застолью.

Я немного отпил и поставил фужер на стол, чем вызвал всеобщую настороженность.

– Это что ж такое? – не скрывая неудовольствия, спросил Коваленко (первый секретарь Оренбургского обкома КПСС. – Авт.).

– А у меня своя система, – ответил я. – Постепенно, но неуклонно.

Все рассмеялись шутке и как-то сразу успокоились. А между тем вся моя «система» как раз была очень проста – я не испытывал к зелью особого влечения. Хотя под настроение иной раз и мог выпить не меньше других».

Горбачев не рассказывает, что было дальше с фужером. Нетрудно догадаться: чтобы не выглядеть белой вороной и стать своим, он «постепенно, но неуклонно» водочку выпил.

Негативное отношение к алкоголю усилила драма с братом жены – Евгением Титаренко, талантливым писателем, автором романа «Обвал» и нескольких повестей для подростков.

Пристрастие к алкоголю сгубило. Он окончательно спился, деградировал и попал в психушку.

Горбачев имел доступ к закрытой для простых смертных информации о количестве инцидентов и смертей, обусловленных пьянством. Удручающая статистика укрепляла во мнении, что положение надо менять.

Все это вместе взятое и подвигло Михаила Сергеевича на антиалкогольную кампанию, проведенную по-хрущевски – непродуманно, напористо, экспромтом.

Печальные итоги общеизвестны: вырубленные и выкорчеванные виноградники, огромные очереди за спиртным, рост количества отравлений и смертей от употребления некачественной водки, процветание самогоноварения, спекуляции и наркомании. И главный – всеобщее недовольство народа инициатором этой кампании.

Позднее, уже оказавшись не у дел, Горбачев скажет, что антиалкогольная кампания была ошибкой. Быть может, мы доживем до того дня, когда Михаил Сергеевич признается, что все шесть лет его правления были огромной и трагической ошибкой, за которую ему надо покаяться и попросить у народа прощения…

Геннадий БАРСУКОВ,
специально для «Открытой»
(Продолжение  следует)
 

Добавить комментарий



Поделитесь в соц сетях