Поиск на сайте

 

 

Финансовые мошенники чувствуют себя в крае в полной безопасности. Почему?

 

Зомбировали народ  
Наша газета уже много раз рассказывала на своих страницах истории о разнокалиберных мошенниках. Причем, как показывает практика, чем больше «калибр» афериста, тем меньше вероятность, что он в итоге окажется на скамье подсудимых. Отлов мелких жуликов и воришек поставлен на поток, и о каждом подобном деле правоохранители горделиво отчитываются перед населением. Но когда речь идет о многомиллионных воротилах, у правоохранительной триады – милиции, прокуратуры и суда – отчего-то вдруг наступает приступ близорукости, и они перестают в упор видеть очевидные махинации, за которые аферисты меньшего масштаба давно бы пошли на нары. 
Самый яркий тому пример – ваучерный фонд «Южный-инвест», владельцы которого «кинули» 45 тысяч простых ставропольцев.
Про «Южный-инвест» наша газета уже пару раз писала (см.: «Плакали наши денежки», №5 от 6 февраля 2008 г. и «По следам ваучера», №27 от 9 июля 2008 г.). Вкратце напомним биографию этой ловкаческой компании. Она была создана в 1993 году группой молодых ставропольских бизнесменов, некоторые из которых позднее расселись на хлебные места во власти в окружении справоросса Дмитрия Кузьмина. 
В прессе и по ТВ шла массированная реклама фонда, зомбирующая ставропольцев обещаниями быстрого обогащения. Люди в массовом порядке стали нести в «Южный-инвест» свои ваучеры, очереди у дверей офиса фонда выстраивались километровые. 
Каждому в обмен на ваучер давали несколько акций фонда, втолковывая новоявленным акционерам, что каждая из них – это реальная доля в прибыльных ставропольских предприятиях: заводах, НИИ, торговых компаниях...  

 

Золотой дождь прошел мимо
Как сообщалось на интернет-страничке фонда, с 1995 по 2002 год его оборот вырос в 160 раз! То есть собранные у населения ваучеры озолотили узкую группку «малиновых пиджаков», непосредственно участвующих в распиле государственной собственности. 
«Южный-инвест» активно занимался скупкой пакетов акций краевых предприятий, в числе которых несколько хлебозаводов по всему краю, автоколонны, институт «Ставропольгражданпроект», торговые компании, фабрики... Ну а сами акционеры никакой прибыли так и не получили: за все время существования фонда дивиденды по акциям выплачивались только дважды – по итогам 1995 и 1996 годов. 
Для проформы пайщиков ежегодно собирали на собрания, где мажоры втолковывали им: «Южный» работает с прибылью, только прибыль эта, мол, уходит «на развитие», поэтому нужно чуть-чуть потерпеть, и скоро на вас прольется золотой дождь. Акционеры (подавляющее большинство которых составляли пенсионеры) по наивности верили сладким посулам. 
В июле 2006 года в ДК им. Гагарина Ставрополя состоялось очередное собрание акционеров. Самые активные задали главные вопросы  руководству «Южного-инвеста»: почему не выплачиваются дивиденды? где финансовые отчеты о деятельности фонда? почему представители пайщиков не включаются в состав совета директоров? «Малиновые пиджаки», сидевшие в президиуме, ничего внятного ответить им не смогли. 
Из финальной версии протокола общего собрания все эти острые вопросы почему-то исчезли. Зато в протоколе оказалось записано, будто присутствовавшие акционеры (около пятисот человек) единогласно(?!) проголосовали за ликвидацию фонда. Она сопровождалась грамотным пиаром: директор фонда Сергей Набатников вещал в местной прессе: дескать,  ликвидация осуществляется «по инициативе акционеров». (По странному стечению обстоятельств ликвидацияонный процесс, который по определению сопровождается выводом активов, начался в период подготовки команды кузьминских справороссов к выборам в краевую думу.)
Спустя два года, в мае 2008-го, было проведено повторное собрание акционеров в виде заочного голосования (чем два года подряд занималась ликвидационная комиссия, покрыто мраком тайны). Людям разослали листы для голосования с единственным пунктом: «Утвердить промежуточный ликвидационный баланс». 
Между тем по закону этот баланс должен содержать развернутую информацию о составе имущества ликвидируемой компании и предъявленных кредиторами требованиях. То есть люди голосовали непонятно за что. 
По всему, результаты голосования были заранее предрешены. Уже 1 января нынешнего года ликвидация фонда была официально завершена, и «Южный-инвест» перестал существовать.

 

Пинг-понг достал всех
Несколько акционеров обращались в суды с требованием взыскать с «Южного-инвеста» компенсацию стоимости акций. Всем истцам было отказано. Еще несколько активистов обивали пороги многочисленных ведомств, пытаясь доказать, что «Южный-инвест» был обычной финансовой пирамидой, создатели которой должны ответить за присвоение чужих средств.
Писали в Федеральную службу по финансовым рынкам, которая обязана надзирать за инвестиционными фондами. В качестве ответа им прислали пространный набор выдержек из разных законов по поводу прав акционеров при добровольной ликвидации ОАО. Но ведь люди как раз и убеждали контролеров, что добровольность ликвидации фонда – фикция! Что налицо фальсификация документов фонда (в частности протокола общего собрания), которая подтверждается многочисленными свидетелями. 
Акционеры-активисты уже полтора года ведут переписку с прокуратурой и милицией, требуя возбудить уголовное дело по факту мошенничества. Судя по многочисленным ответам, правоохранители ведут какую-то странную игру. Милиция отказывает акционерам в возбуждении уголовного дела, прокуратура отменяет это «отказное» постановление как незаконное и необоснованное, возвращая материалы в ОВД на дополнительную проверку… И так по кругу. 
Юристы называют такое имитирование бурной деятельности «милицейско-прокурорским пинг-понгом» – и длиться он может годами, пока вконец измотанные отказами жалобщики не откажутся от своих претензий. 
Причем один прокурорский ответ достоин отдельного комментария. Еще в прошлом году члены инициативной группы обратились в Промышленную прокуратуру с просьбой содействовать в проведении нового собрания акционеров: на нем в присутствии надзорников была бы дана правовая оценка правомерности ликвидации фонда и законности деятельности ликвидационной комиссии. 
На это тогдашний прокурор района ответил: мол, собрание – очень дорогостоящее мероприятие (оценил его в 500 тысяч рублей), и это тяжким бременем ляжет на самих акционеров, так что в итоге всерьез уменьшится стоимость распределяемого имущества «Южного». Думаю, из этого ответа становится понятно, о ком печется прокуратура. Для нее правда, на той стороне, где деньги.

 

Антон ЧАБЛИН



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий