Поиск на сайте

 

Кто приватизировал ставропольскую Фемиду?

С Козловым нам не по пути, с ним можно лишь в тупик зайти.
Мы  принципам не изменяли - и временщику врагами стали?
 
Правовая безграмотность первого заместителя председателя крайсуда О.А.Козлова давно изумляет юридическое сообщество края, из уст в уста передающее его потрясающие профессиональные «ляпы», которые никак не вязались с его статусом второго лица ведомства, где царствовать может только Закон.
Но когда «царем» начинает чувствовать и соответственно себя вести всего лишь слуга Закона, любая даже строго выстроенная система начинает гнить изнутри, разваливаться как карточный домик.
 

Какие «установки» внедряет Козлов

В ноябре прошлого года, когда председатель ставропольского крайсуда Е. Б. Кузин ушел на повышение, его первый зам Олег Козлов получил статус врио. То есть стал на время (до назначения нового руководителя) первым лицом судебного ведомства края. После ухода начальника у Олега Афанасьевича словно тормоза сорвало, открыв и выпустив наружу доселе как-то скрываемые им авторитарные пороки, когда существуют лишь два мнения: одно - неверное, второе - его собственное, не подлежащее сомнению.

Подавление судейского корпуса, подчинение его собственной воле и собственным мировоззренческим установкам, категорически не стыкующимся с требованиями закона и этических норм, стало очевидным во многих аспектах деятельности в его новом положении.

Особенно ярко это проявлялось на президиумах, где Козлов председательствовал и «царствовал» в атмосфере почти полного безмолвия его членов с учеными званиями и не в пример начальнику куда как опытнее в вопросах права, но не смеющих ему возражать, даже когда он творил процессуальную абракадабру (см. статью «Возьмите в руки калькулятор и подсчитайте доходы и расходы», №29 от 23.07.18 г.).

Оказавшись на троне, врио Козлов осознанно повел тактику свертывания судебных реформ, которые с большим трудом, одолевая многолетнюю косность, проводил прежний руководитель крайсуда Е. Кузин (о том, как это происходило и чего это касалось - мы рассказывали во многих публикациях).

В первую очередь врио начал активно тасовать колоду судейских кадров, торопясь до прихода нового начальника создать группу (команду) лично ему преданных, при этом незаслуженно обижая и унижая неправедностью достойных людей, побежавших из края.

Но главное то, какие принципы Козлов закладывал в фундамент своей группы, чем «скреплял» их - личной гарантией безнаказанности судейских проступков, которые и расцвели при нем пышным цветом.

Его принципы сняли табу с тех обладателей мантии, которые в системе оказались людьми совершенно случайно, а как они попадают на хлебные места - и объяснять не надо.

Просто кошмар, что позволяют сегодня вытворять судьи на процессах, как орут-визжат (сама свидетель!) и в угоду другой стороне издеваются над неугодными им участниками, лишая их доступа к правосудию, отказывая во всех ходатайствах, способных прояснить истину, внаглую нарушая процессуальные нормы, отказываются выносить определения и даже уходить в совещательную комнату, как того требует ГПК РФ.

Ничего не боятся. Ведь все жалобы на их действия самому Козлову и председателю квалификационной коллегии судей Татьяне Самойловой абсолютно безрезультатны, типа: «факты не подтвердились», «в судебный процесс не вмешиваемся».

Эти двое непробиваемых высших судейских чиновника делают вид недотеп, как бы не понимающих, что речь идет о грубейших процессуальных нарушениях, часто с очевидными признаками преступлений. О пропажах из материалов дела главных доказательств, таинственных появлений там неведомых бумаг, фальсификациях судебных документов и прочих мерзостях грязного судейства, на которое у нас в крае сегодня нет никакой управы - количество писем на эти темы растет в редакцию неостановимо.

Козлов и Самойлова, занимая два высших поста в системе, возвели судейскую безнаказанность в абсолют, бешено защищая от критики самих себя и крышуя оторванных подопечных. Они нашли друг друга в полном единомыслии практики и тактики жесточайшего преследования и уничтожения любой критики.

Нишу критики занимает одно-единственное издание в крае «Открытая» в силу того, что дотошный разбор судебной практики на ее страницах осуществляют профессионалы своего дела, в выводы которых ложатся строго задокументированные факты и свидетельства.

Проверять факты сложно, безопаснее - врать

А вот теперь еще раз поговорим о методах войны против газеты, сильно мешающей им безмятежно царствовать в ведомстве, которое они превратили в вотчину, в которой лично их все очень устраивает (отдельный вопрос и тема: а почему, собственно, их двоих все здесь устраивает, в то время, как отнюдь не устраивает абсолютное большинство граждан, измочаленных кривосудной практикой под их руководством?).

Для наших читателей, не сильно просвещенных в вопросах права, коротко изложу элементарные правила официальных взаимоотношений органов власти и СМИ, которые по своему назначению (обязанностям и правам) являются гласом народа и действуют в общественных интересах, в рамках конституционных установлений на свободный сбор и распространение информации, без цензуры и ограничений свободы слова.

Так вот, критические публикации в СМИ являются, по сути, заявлением в соответствующие контролирующие органы о фактах, требующих проверки с тем, чтобы общество было информировано о действиях власти, их реакции на поставленные вопросы и проблемы.

Вот что говорит по этому поводу председатель Конституционного суда Валерий Зорькин: «Общественная реакция как на судебные решения по конкретным делам, так и по отдельным категориям дел, не может быть ограничена с точки зрения возможности анализа таких дел, их оценки, в том числе высказанной публично».

Короче: появилась критическая статья в газете по судейской тематике (например, о нарушении конкретным судьей процессуальных и этических норм), руководство суда (врио председателя О. Козлов) и в первую очередь квалификационная коллегия суда (председатель Т. Самойлова) должно провести обязательную проверку приведенных фактов.

Проверку настоящую (с созданием комиссии) - всестороннюю, беспристрастную, объективную, на что ясно указывало бы желание проверяющих провести ее с участием автора-исследователя, у которого, как правило, много дополнительного материала.

Далее выводы проверки оформляются за подписью руководителя ККС письменным ответом в редакцию в строго установленной для этого официальной форме. Почему «в строго установленной»? Да потому что это является единственно возможным процессуальным документом, который редакция может оспорить в суде высшей инстанции - в Верховном суде, в Высшей квалификационной коллегии судей (ВККС). В том случае, если не согласится с выводами местного судейского руководства, возможно, решившего попросту отмазать преступившего закон и нормы этики коллегу.

Таких случаев полно, потому и существует процессуальная возможность не позволить уйти от ответственности грешному судье, преподать урок остальным.

Так вот! Ни одного раза (буквально ни единого!) Козлов и Самойлова не проводили должной, объективной и беспристрастной, проверки фактов, изложенных в расследованиях «Открытой».

Никогда не интересовались у их авторов имеющимися у них аудио- и видеозаписями, документальными свидетельствами (на которые имелись ссылки в статьях) - и соответственно, не присылали в редакцию в установленной процессуальной форме официального ответа.

Отказывали редакции в ее законном праве познакомиться с материалами проверки, которой, понятно, не было - так что «показывать»?!

Но из года в год строчили отписки «факты не подтвердились», не давая редакции возможности выйти с проблемой на верхний уровень судебной власти, способной корректировать деятельность своих подчиненных на местах.

Каких судей «отмазывают» и в чьих интересах

Публичная критика не нравилась и предыдущим начальникам, но они ее терпели, осознавая конституционное право СМИ и гражданского общества контролировать деятельность органов власти, среди которых судебная также не имеет преимуществ защиты от дотошного анализа своей практики.

Однако взошедший на «царство» Козлов решил критические публикации в «Открытой» извести радикально, втаптывая судейским сапогом их авторов и используя на всю катушку репрессивную силу ведомства.

Практически все судебные решения с нашим участием отныне решались только в пользу иной стороны - на процессах судьи смело переступали все процессуальные нормы, с заданным итогом «сверху» - одни открыто торжествуя, практически не скрывая, откуда дует ветер.

Другие, что посовестливее и поинтеллигентнее, читали вердикты шепотом, не поднимая глаз на журналистов, тем не менее исполняя (в чем я убеждена) приказ Козлова на уничтожение.

Эту задачу Олег Афанасьевич начал осуществлять исподтишка еще в бытность первым замом председателя крайсуда, не уведомляя которого разослал однажды письмо за личной подписью всем судебным инстанциям. В нем он ставил «черную метку» судебному обозревателю «Открытой» Раисе Андреевне Абрамовой, которая «застукала» (с подтверждением аудио- и видеозаписью) факт сговора мирового судьи Предгорного района М. Бирабасовой с участником на ее процессе Д. Захарьящевым, главой ессентукской ассоциации «Партнер».

Так вот в этом дико беззаконном - по форме и по содержанию - послании Козлов приказывает низовым подчиненным не верить изложенным в статье фактам, и, по сути, дает им «фас» на нападение - в отношении авторов «Открытой», как только они появятся на судебных процессах.

Сегодня этот приказ заработал в полную силу, реализуя все хотелки правовой и этической неадекватности главного судьи края (это тема будущих публикаций, не пропустите).

Но в том ли только было дело, что Козлов решил обелить Бирабасову, которая (видимо, не без его рекомендации) попала в судейское кресло из аппарата крайсуда и сразу начала карьеру со сговора с махинатором? Боюсь, что дело куда глубже и темнее, на что указывают новые факты и обстоятельства.

Ведь после разоблачения Бирабасовой (отмазанной Козловым) Абрамова дала ряд новых мощных расследований по «Партнеру» с выводом поистине сенсационным: группа судей именно краевого суда (включая членов президиума) на протяжении 13 лет давала возможность «Партнеру» грабить население Кавминвод, понуждая перечислять на свой расчетный счет громадные средства за коммунальные услуги, следов которых не обнаружила и краевая Счетная палата. Зато Захарьящев на криминальной схеме изъятия денег у населения разбогател сам и по всему «дает жить другим».

По всей стране существование таких мошеннических структур, как «Партнер», признано судами незаконным, а в Ставропольском краевом суде год за годом принимаются решения в ее пользу. Это как понимать? И каково участие здесь Козлова? А участие-то, оказывается, прямое, но врио камуфлирует его самым изощренным образом, о чем и рассказывает Раиса Абрамова в публикуемой статье .

Об административном насилии над подчинёнными

Административное давление Козлова на судей после того, как почувствовал единоличную бесконтрольную власть, обрело уже не просто парадоксальные, но и разлагающие правосудную систему черты. В судебную практику он настырно внедряет и легитимизирует личную установку: факты в публикациях» «Открытой» не проверять, а попросту считать их недостоверными, критические выступления газеты считать «давлением на суд».

Противозаконную безнравственную установку он доводит до всего судейского корпуса. На совещании судей края в зале на телеэкранах появляются названия трех наших расследований именно как свидетельства «давления на суд», чему он, захлебываясь словами, посвящает значительную часть своего отчетного доклада.

Но при этом не приводит ни единого довода, в чем же выражается это давление, какие приведенные в них факты не соответствуют действительности. Козлов на эти простейшие вопросы ответить не может, поскольку и по этим публикациям никаких проверок также не проводилось, а факты там, надо сказать, приведены страшные.

Просто уму непостижимо, что для Козлова и на этом отчетном мероприятии все проблемы ставропольского правосудия, которым несть числа, оказались побоку, не суть важными - застила ему глаза единственное СМИ, которое и стало центром его доклада.

Олега Афанасьевича несет по неадеквату все дальше, все чуднее и смешнее: на заседаниях президиума он яростно трясет газетой перед участниками процесса, осмелившимися изложить свою позицию на ее страницах, а теперь попавшими за это под гневную отповедь врио. Люди просто ошалевают от поведенческого неадеквата председательствующего.

Козлов с упорством навязывает «повестку дня» об обсуждении наших статей Совету судей и квалификационной коллегии судей, которым ни по статусу, ни по уставу делать это не положено. Однако ломаются, будучи не способными противостоять административному насилию начальника.

Как рассказывают источники, Козлов не читает больше ни одного СМИ, кроме «Открытой», что нас радует, а врио, похоже, сводит с ума - ведь «Открытая» своим принципам не изменяет, продолжает публиковать расследования.

Потерявший тормоза судебный временщик превратился в блогера и начал рассылать злобные комментарии к публикациям на сайте газеты. Модератор сайта  комменты удалял не только в силу их оскорбительного содержания в отношении авторов расследований, но и потому, что не верил в авторство пацанских эпистолярий аж самого председателя суда, который подписывался с указанием своей должности.

Не пробившись на сайт, Козлов свой хамский комментарий отправил на Whats App мне, главному редактору «Открытой», от которого я, признаться, пришла в ступор, прочтя оскорбления в адрес Елены Сусловой.

Такие выходки должностного лица не имеют прецедентов в России. Такого позорища не переживала ни одна судебная структура ни одного субъекта Федерации.

Тяжелейшее наследие примет новый председатель краевого суда, приезд которого уже совсем близок - разгребать авгиевы конюшни ему придется долго и трудно.

Козлов в отданном ему на временный откуп ведомстве успел натворить много, разрушить лучшее, что не им создано, но самому создать лишь множество «помойных» ситуаций, в которых «искупались» люди, не сумевшие противостоять его безнравственным установкам.

Попытка психологического анализа

«Есть люди, о которых даже думать стыдно - как в помои ныряешь, ну родились такими», - этими словами «Новая газета» начала статью «Падальщики» (№ 69 от 28.06.2019 г.), защищая честь известного антикоррупционными расследованиями журналиста Павла Каныгина, которого публично оболгали недостойные люди.

В приведенной фразе, которая, на мой взгляд, точно подходит к характеристике О. Козлова, особо выделяю вывод: «ну родились такими».

Каким родился Козлов неведомо, но убеждена, что сжигающая его изнутри какая-то безумно яростная, не знающая границ времени мстительность, стремление подчинить своей воле зависимое от него окружение, склонность к моральному насилию над теми, кто слабее, имеет психологические корни, уходящие или в детство, в полученное воспитание, или является следствием некоего жизненного опыта, полученного им в режиме такого же насилия.

Оказалось, что именно такой жизненный опыт и приобретен Олегом Афанасьевичем на заре становления его личности и карьеры. Судя по биографии, имеющейся в свободном доступе, Козлов получил юридическое образование заочно (в Саратовской академии права) за тысячи километров от места прохождения своей офицерской службы где-то на Урале. Какие знания и каким способом получают заочники - все знают.

То, что Козлов сильно плавает в юриспруденции, доказывают многие дела с его участием, а его самоуверенность и самомнение не дают ему возможности осознать (и устыдиться) собственного непрофессионализма, немыслимого для занимаемой должности и для авторитета судебной власти, которую своим незнанием он унижает и опускает в глазах населения.

Но кое о чем говорит и другое - его прошлая работа консультантом юридической службы краевого управления исполнения наказаний Минюста РФ по Свердловской области, а далее - в военной прокуратуре Екатеринского гарнизона. Не эти ли суровые структуры подавления наложили неизгладимый отпечаток на характер и поведенческие установки Козлова, словно не отошедшего от привычек подавлять и наказывать находящихся в зависимости от него людей?!

Такие привычки, врастая в человека иногда намертво, превращают порой судей в садистов - для них ничего не свято, даже человеческая жизнь. Есть примеры. На всю страну прогремел страшный случай судейского измывательства судьи кубанского города Кореновска Натальи Калиты над смертельно больным, полностью обездвиженным человеком - бывшим главой района, которого она приказала доставить в СИЗО. Еще не признанный даже виновным, он ушел из жизни через сутки после того, как его силой пытались привезти в суд…

Жестокость, особенно судейскую, можно смело объяснить отсутствием совести, а отсюда все чаще выносимые ими неправедные решения в интересах состоятельных клиентов - взаимосвязь тут прямая и тесная. «Та же судья Н. Калита, - пишет «Российская газета» в статье «Сидеть, лежа в гробу», - год назад до этого стала героем громкого скандала. Бывший ее муж попался на даче взятки. А она попыталась надавить на следователя...»

Совесть — категория и уголовно-процессуальная

«Юристы хорошо знают, что совесть - это не просто нравственная категория, но и уголовно-процессуальная», - резюмирует газета.

Точнее и не скажешь. Несовестливое поведение ряда судей, находящихся под оголтелой защитой Козлова-Самойловой, демонстрирующих такой же стиль отношения к закону, к кодексу судейской этики, очень заметно снизило качество и уровень работы ведомства, вызывая массовые нарекания граждан.

Но Козлов маниакально убежден: не было бы газеты, все бы шло тихо,  без проблем. Как это еще не пришла ему в голову идея всех журналистов «Открытой» уволить бы на фиг и назначить туда своего человека!

Ведь пришла же эта мысль несколько лет назад областной администрации Брянска, которая своей властью «уволила» спецкора «Российской газеты» в этом городе А. Федосова, доставшего местную власть острой аналитикой ее тупой деятельности и назначила своего - лояльного - журналиста.

Несусветную чиновничью дурь руководство печатного органа правительства России, конечно, сразу же пресекло, рассказав о ней в статье под заголовком изумления «Чистый фельетон» («РГ», №32 от 16.02.10 г.).

«Чистым фельетоном» можно назвать множественные проявления «неадекватов» Козлова, которые мы привели в этом исследовании. Но над фельетонами смеются, а над фельетонными выходками судейского временщика уже никто не смеется. Реакция другая - изумление, брезгливость, презрение...

Когда депутаты Госдумы России принимали закон об уважении к власти, они точно не имели в виду образы вышеописанных ее представителей, ибо понуждение к «уважению» таких господ можно считать психологической и моральной пыткой здравомыслящих граждан. Не так ли?!

Людмила ЛЕОНТЬЕВА,
главный редактор,
лауреат премии Президента России
«Правда и Справедливость»

 

Валерий СОЛОВЕЙ, историк, политический аналитик, публицист, доктор исторических наук:

«Происходящее в судах и с судами – это оскорбление здравого смысла...»


«Мои  наблюдения за  тем, что есть такое российский суд, разговоры с судьями, главами правоохранительных органов меня убедили только в одном: что можно  что-то оставлять (госслужбу, например, она нуждается в реформировании, но не в чистке. Особенно в нижних звеньях, в средних).

Судебная система, судьи должны быть заменены полностью. Вот в этом у меня нет никаких сомнений. Пусть это будут студенты, выпускники юрфаков. Хуже  не будет».

(Эволюция или революция? )


«Я долго размышлял, и пришел к тому, что судейский корпус в России нуждается именно в люстрации, то есть практически в поголовном отстранении.

Поскольку то, что в России происходит в судах и с судами – это оскорбление здравого смысла, это преступление перед законом, это насмешка в глазах Господа.

Эти люди не имеют никакого права впредь нигде работать в сфере, связанной с юриспруденцией. Нигде и никогда. И это будет для них еще мягким наказанием.

Есть, конечно, те, которые совершали преступление. И они должны быть по Закону и наказаны. Потому что, если мы не наказываем несправедливость, как же мы можем установить справедливость?»

(Секира Лектора - 25 июня 2019)




Поделитесь в соц сетях


Комментарии

Галина Квасова (не проверено)
Аватар пользователя Галина Квасова

Друзья Козлова- Переверзева и Ко, а наставник Макеева ушла наконец-то в отставку! Сколько человеческих судей переломали эти кривосудники! А после Кузина, да и до его ухода, в краевом суде полный беспредел. Когда понесут ответственность за вынесение заведомо непрааосудных решений?

Добавить комментарий