Поиск на сайте

 

 

Краевые власти демонстрируют готовность скрутить голову коррупционной гидре, однако воплощать бравую риторику в жизнь не торопятся, обходясь  формальными процедурами

 

От популизма к войне
В середине апреля президент своим указом утвердил «Национальную стратегию и национальный план противодействия коррупции на 2010-2011 годы». Во вступлении заявлено, что документ призван повысить правовую культуру населения и достичь предельной прозрачности в предоставлении госуслуг. В кремлевской администрации указ охарактеризовали как «переход от популистской кампании к серьезной войне с пониманием того, что она будет трудной и длительной». 
А спустя неделю официальные ставропольские СМИ известили: правительство края приняло программу по противодействию коррупции на 2010-2014 годы. Появления ее, надо сказать, заждались: конкурс на разработку проекта программы Минэкономики края объявило еще в ноябре 2008-го. Медлить дальше было уже политически двусмысленно по отношению к президенту.
Но вот что поразительно: программу приняли, а разместить на официальном портале Белого дома не соизволили. Не оказалось ее и на сайте выступившего заказчиком программы  Мин-экономики, хотя здесь для подобных документов отведен целый раздел. Мы позвонили в пресс-службу губернатора, указали на просчет, но коллеги новость восприняли без интереса. 
Между тем, судя по внушительному списку документов, которые легли в основу краевой антикоррупционной программы, от этого пагубного явления скоро не останется и мокрого места. Да простит читатель излишнюю обстоятельность, но стоит привести полный «базисный» перечень.
Вот он: Федеральный закон «О противодействии коррупции», указ президента о мерах противодействия коррупции, Концепция административной реформы в России с имеющимися изменениями и дополнениями, постановление российского правительства о мерах по повышению качества госуслуг, краевой закон о противодействии коррупции и план мероприятий по его реализации. Распоряжением правительства края утвержден отдельный план мероприятий по противодействию коррупции.
Ну как, впечатляет?! И вот теперь к этому вороху бумаг добавилась еще одна. Хотя цели, заявленные в программе, актуальны и своевременны: обеспечение открытости и прозрачности работы чиновников, повышение народного контроля, вовлечение институтов гражданского общества в реализацию антикоррупционных мероприятий.
Основной принцип, положенный в основу программы, звучит так: публичность и открытость деятельности органов госвласти края.

 

Ударим по разгильдяйству!
На реализацию программы предусмотрено 215 миллионов рублей (львиную долю этой суммы выделит краевой бюджет, немного добавят муниципалитеты), правда, финансирование откроют лишь со следующего года. 
Интересны цифры (целевые показатели), по которым будет оцениваться результативность программы. Например, число посещений интернет-пользователями раздела «Борьба с коррупцией» на правительственном портале к 2014 году должно вырасти вдвое. Может быть, и неплохо, только вот статистика посещаемости портала видна лишь его администраторам. Но если даже ее сделают публичной, подкрутить «счетчик» товарищам из Белого дома ничего не стоит: достаточно спустить   подчиненным приказ дружно зайти на нужный раздел - и цифры посещаемости подскочат до заоблачных высот.
Еще один любопытный индикатор: к 2014 году население должно получать в Интернете 130 видов госуслуг, а через многофункциональные центры (по типу «одного окна») - аж 370. То есть выдача всевозможных справок, ныне требующая благодарностей в конвертиках и пакетиках, исключит непосредственный контакт с чиновником. Пока таких безличностных услуг в крае  не оказывают.  
Несколько показателей эффективности программы завязаны на результатах социологических опросов. Скажем, на треть должна сократиться доля граждан, убежденных в том, что власть подвержена коррупции. Число же тех, кто сталкивался с коррупцией в общении с чиновниками, должно снизиться в пять раз. И наконец, самый экстравагантный показатель: доля населения, которая считает коррупцию в области предоставления госуслуг неприемлемой, должна вырасти с 10 до 60%.
Выходит, недовольство мздоимством сегодня выражает только каждый десятый, остальных же очень даже устраивают поборы, вымогательства, фальсификации! Неужели население так развращено и так низко пало?! Судя по цифрам, оно и есть рассадник коррупции, а чиновники отчаянно и героически сдерживают натиск массы продажных и бессовестных граждан. Только победителями выходят далеко не всегда.
Пройдитесь мимо хлебных министерств и ведомств, обратите внимание, на каких авто подкатывают и отчаливают «слуги народа», - сплошь новенькие «бумеры», «тойоты», «мерины». И на какие только зарплаты разжились, неужто на добровольные, от чистого сердца, подношения просителей-посетителей?   
Программу признают состоявшейся, если целевые показатели перешагнут 50-процентный барьер. Правда, креативно?
Представьте такую ситуацию. Поручили вам выкопать траншею. Вы докопали до середины, ударили с работодателем по рукам, денежки слупили по полной и с чувством выполненного долга отправились отдыхать.
Как это называется? Выражаясь корректно,  разгильдяйство. Но если речь идет о деньгах казенных - самая настоящая коррупция. 

 

В Куршевель – за опытом
Всего полтора года назад губернатор Гаевский внес в краевой парламент проект закона о противодействии коррупции. Документ, по мнению экспертов «Открытой», носил чисто декларативный характер. Проще говоря, «болванка», которую предстояло наполнить конкретикой.
Общественность, по наивности поверив в серьезность намерений власти, оживилась, в думу пошли дельные предложения, как ловчей обуздать коррупцию. Целый ряд инициатив выдвинул аппарат краевого омбудсмена. Вот некоторые из них.
Соискатель чиновной должности обязан иметь поручителя, который за своего подопечного несет ответственность вплоть до административной. Если выяснится, что госслужащий при поступлении на работу сообщил ложные сведения о себе или своей семье, он должен быть без проволочек уволен. Если СМИ обнародует факты коррупции конкретного чиновника, его непосредственный начальник обязан провести служебную проверку, а результаты ее опубликовать в прессе.
Депутаты все здравые инициативы зарубили, а законопроект приняли в том виде, в котором его спустили сверху. Как работает документ, кто курирует его выполнение, поубавилось ли с тех пор коррупции - неизвестно. И вот правительство выходит с очередными новаторскими инициативами.
Вместо того, чтобы воспользоваться уже имеющимися в крае предложениями и наработками, реагировать на сигналы о мздоимстве в собственных рядах, дальновидно предусмотрели изучение практики успешной реализации аналогичных программ в других регионах и за рубежом. Сколько можно изучать, когда давным давно всё известно - методы, способы, инструменты, приемы... Так бы и сказали, что очень хочется за казенный счет покататься по заморским странам. В крайнем случае сначала нужно было поучиться у других, а уж потом делать что-то свое.
Огромные бюджетные деньги будут брошены на комплексные проверки по выявлению коррупционных факторов, хотя достаточно воспользоваться результатами проверок Счетной палаты,  переполненных примерами чиновного произвола и самоуправства на всех этажах власти. У рядовых граждан от выводов аудиторов волосы дыбом встают, а чиновникам и горя нет. Да с чего бы им печалиться - там, во властной обойме, своих не сдают.

 

Нетерпимость за казенный счет
Смешно сказать, но программой предусмотрено даже проведение краевого конкурса «Молодежь против коррупции». Тут товарищам из Белого дома можно посоветовать поездить в маршрутках во время вузовских сессий, например, в Ставрополе или Пятигорске. Обычная сцена: без тени смущения студенты обсуждают, какому преподу, сколько и в какие сроки нужно отвалить за экзамен, зачет, практику. Обсуждают так обыденно, будто сбрасываются другу на подарок.
Надо полагать, после конкурса молодежь должна сказать коррупционерам свое решительное фи. Но кому,  вузовским преподавателям, которые тут же покаются и перестанут потрошить кошельки студентов?
В местной прессе, согласно программе, появятся тематические полосы антикоррупционной направленности. Тут, кстати, можно хорошо сэкономить: «Открытая» этому  вопросу регулярно посвящает пространные развороты - заметьте, без всякой доплаты из бюджета. При этом, конечно, страдает репутация отдельных чиновников, так ведь иначе нельзя. Но власть, видимо, полагает, что с коррупцией в прессе можно бороться без упоминания имен, фактов, свидетельских показаний. Так, чтоб и волки целы, и зайцы сыты.   
Но самой уморительной выглядит затея выпускать календарики, буклеты, плакаты, призванные формировать в обществе устойчивое неприятие коррупции. Что же, можно наладить изготовление печатной продукции такого, к примеру, содержания: «Не бери взятку - плохая примета!» Правда, здорово?!
В общем, закипит работа: пойдет календарик к календарику, проверка за проверкой – так, глядишь, и освоят  бюджетные миллионы. Потом сделают замеры: а народ-то, чтоб ему, обещанной нетерпимости не испытывает! Программу продлят, новые гонцы полетят по планете за передовым опытом, лауреатам конкурса «Молодежь против коррупции» на экзаменах сделают  скидку.

 

Алгоритмы афер известны
Главный идеолог Кремля, политолог Глеб Павловский, на днях произнес очень проникновенные слова: «Гражданину до сих пор предлагалось быть зрителем происходящего и не вмешиваться в процесс, хотя он-то является главной страдающей стороной. В каком-то смысле борцам с коррупцией фактически обещана защита. Потому что сегодня они скорее воспринимаются чиновниками как опасные диверсанты, почти как иностранные агенты. Хотя эти люди ведут важную патриотическую работу, и она должна расширяться».
Авторы краевой программы с такой постановкой вопроса солидарны полностью: «Предупреждение коррупции должно иметь приоритет перед иными мерами борьбы с этим явлением». То есть ставку надо делать: а) на профилактику, б) на общественные институты.
В антикоррупционной программе есть интересные цифры: в прошлом году в крае было выявлено 790 фактов превышения госслужащими своих полномочий – это на 9% больше, чем в 2008-м. Официальной прессе, конечно, время от времени подкидывают новостишки о разоблачении очередного взяточника. Но имя коррупционера не раскрывается - есть, мол, некий нехороший гражданин в энной администрации, который попался на том-то...
Всё шито-крыто. Борцы с коррупцией так преуспели в своей секретности, что хранят в тайне даже имена осужденных(!) мздоимцев. Только людям нужны не красивые фразы, а конкретика: кто, где, когда… 
А им в который раз морочат головы «горячей линией» для приема сообщений о фактах коррупции. Какой от нее толк, если в правительстве не реагируют даже на газетные публикации!
Десятки раз «Открытая» обнародовала имена нечистоплотных чиновников, подкрепляя их беззакония документальными фактами, по полочкам раскладывая алгоритмы афер. Думаете, где-то пытались провести служебную проверку, объективно проанализировать публикации, дабы очистить собственные ряды от скверны? Дело спускали на тормозах, всячески старались замять, а чиновника вывести из-под удара. 
А ведь всего-то надо следовать давно известным принципам, о которых, к слову, упомянуто и в краевой программе: в основу борьбы с коррупцией должны быть положены законность и неотвратимость наказания. Пока это лишь дань моде. Просто слова, очень далекие от реальности. 

 

Олег ПАРФЕНОВ,
Антон ЧАБЛИН



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий